издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Н. В. Протопопова: Бесплодие - не приговор; начинаем лечить его в Иркутске

Два интервью, предлагаемые сегодня читателям "Восточки", взяты в самый канун наступившего года. Признаемся: выбор собеседников не был случаен. По-доброму, широко известных в профессиональной среде, но работающих в разных сферах практическо й и научной медицины, этих людей роднит призвание, до капли вбирающее в себя их уникальный опыт, объёмные знания и недюжинный организаторский талант; призвание, не только востребованное днём сегодняшним, но и напрямую обращённое к завтрашнему. При нашей-то демографической ситуации что может быть важнее охраны репродуктивного благополучия современников? При всех-то нуждах нашего здравоохранения что может быть насущнее высоких, рождённых XXI веком технологий, используемых во врачевании? Директор областного перинатального центра, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Иркутского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор Наталья Владимировна Протопопова. Директор академического Научного центра реконструктивной и восстановительной хирургии; член-корреспондент РАМН, доктор медицинских наук, профессор Евгений Георгиевич Григорьев, одновременно возглавляющий кафедру госпитальной хирургии Иркутского государственного медицинского университета. Если на минуту забыть обо всех высоких званиях этих людей, один титул всё равно никуда не исчезнет: оба они самые настоящие трудоголики. Но не согбенные под грузом немалой ответственности за свои коллективы и за своих пациентов, а совсем иные: отдающиеся профессиональному долгу по зову своих сердец. Обычно таким личностям, несмотря на испытываемые ими перегрузки, сопутствует удача. А удачливых людей почему бы сегодня, когда новый год только начал разбег, не представить вместе?

Н. В. Протопопова:

— В силу своей медицинской профессии вы, Наталья Владимировна, словно держите в ладонях исток земного существования. Пусть это некий образ, но кому, как не вам, возглавляющей акушерско-гинекологическую службу Иркутской области, знать о том, как складывается у нас демографическая обстановка?

— Она уже давно никого не радует. Если представить её условной схемой, то можно проследить редкие пики рождаемости. Последний пришёлся на 2003-2004 годы. А вот только что ушедший снова разочаровал: малышей появилось на свет меньше, чем хотелось бы, чем надеялись. При этом не забудьте, что население стареет, естественная убыль неизбежна. Грустно, но она давно перевешивает и в России и в нашем регионе чашу весов. Прогноз на ближайшие годы тоже неблагоприятен. Как депутат скажу вам, что на комитете по здравоохранению Законодательного собрания мы решили в феврале провести слушания, сделав предметом обсуждения демографическую политику в Иркутской области. Постараемся, чтобы это мероприятие не стало дискуссией на холостом ходу, а принесло бы конкретную пользу.

— Но какую? Вы же не заставите женщин рожать…

— В таком интимном вопросе, как планирование семьи, малейшее вмешательство в личную жизнь не просто противопоказано, оно опасно. Однако стимулировать рождаемость можно и нужно. Материальной и моральной поддержкой государства. У нас, врачей, пекущихся о репродуктивном здоровье населения, уже давно не вызывает сомнения истинность некоторых закономерностей. Ну хотя бы: для многих молодых женщин карьерный рост на первом месте, рождение ребёнка — на втором. Или другая: многие достигшие определённого уровня благополучия семьи готовы позволить себе второго, даже третьего ребёнка.

— Но таких явно меньше. Для большинства семей появление на свет малыша, уход за ним — всё-таки непомерная материальная ноша, даже роскошь.

— Вы правы, но это значит лишь то, что общество должно заботиться именно о таких семьях. С недавних пор в нескольких российских регионах стоимость жилья для молодых семей поставлена в прямую зависимость от того, сколько они имеют детей. С рождением каждого последующего ребёнка цена квадратного метра для таких родителей падает. Конечно, для бюджета такой эксперимент далеко не прост. Но если государство заинтересовано выжить, сохранив своё место под солнцем, о расходах приходится думать во вторую очередь. В первую — о росте рождаемости.

— Введение в наступившем году сертификатов по беременности и родам как-то будет способствовать этой цели? Всё-таки сумма 7 тысяч рублей, положенная каждой готовящейся к материнству женщине, что-то да значит…

— Если расчёт власти был на повышение рождаемости, то я вам прямо отвечу: он не оправдается. Эти 7 тысяч на материальном благополучии семьи не отразятся никак; в семейный бюджет из этой суммы не уйдёт ни копейки. Зато эти деньги во многоми обезопасят и женщину и её будущего малыша, дав немалый шанс на благополучный исход родов. Повышение качества оказываемой помощи на протяжении всего срока беременности, создание для каждой роженицы нормальных условий — вот на что пойдут эти деньги. Я вижу в сертификатах конкретное подтверждение заинтересованности государства в здоровье матери и ребёнка. Сумму сертификата разделят между собой женская консультация при поликлинике и роддом. Две тысячи — консультации, обязанной благополучно довести будущую маму до порога роддома; пять тысяч — роддому, если малыш благополучно появится на свет. Да, при этом неизбежно нарушится территориальный принцип, диктующий каждой женщине обращение в консультацию при поликлинике только по месту её жительства. Отныне она вольна сама решить, где ей наблюдаться. И её выбор будет сделан в пользу того, кто заботливо, а не формально к ней отнесётся. Сертификат по беременности и родам — своеобразные целевые деньги, закреплённые за каждой женщиной, но предназначенные для укрепления материальной базы нашей службы и для некоторого увеличения заработной платы медицинскому персоналу. Ведь роддома — такое же звено в системе первичной медицинской помощи, как поликлиническая служба врачей общей практики. С моей точки зрения, сертификаты по беременности и родам — ещё одно подтверждение серьёзности намерений государства в проведении реформы здравоохранения.

— Наталья Владимировна, по-прежнему ли существует связь областного перинатального центра с нашей провинцией?

— Что значит «по-прежнему»? Центр и создан в первую очередь для того, чтобы оказывать необходимую высокопрофессиональную помощь женщинам, беременность которых протекает сложно, с сопутствующей патологией. Те, чьё состояние не вызывает опасений, не нуждаются в применении высоких диагностических и лечебных технологий, в госпитализации у нас. Но все тяжёлые, неясные случаи — они только наши. Мы подсчитали: 90 процентов пациенток областного перинатального центра — из районов. И только 10 — из самого Иркутска. Сейчас, когда главный корпус на ремонте…

— Вы закрылись на ремонт?

— Мы не закрылись; просто временно, до весны, работаем в стеснённых условиях, сократив койки и предназначив оставшиеся только для пациенток из районов области. Иркутянок, если возникает нужда, консультируем. Зато, когда завершатся все работы, мы не только восстановим койки в полном их количестве, но и каждой поступающей к нам роженице сможем предоставить максимум удобств, вплоть до отдельной палаты. Ремонт — мероприятие не из лёгких, но из разряда давно нам необходимых. Начало ему положено минувшей осенью, так что 2005-й вполне может его записать в «дебет» себе.

— И тем самым исчерпать свой добрый счёт?

— Нет, конечно! 2005-й запомнится и тем, что он облёк в реальность наши давние планы создания специализированной помощи тем, кто страдает бес-плодием. О том, как она необходима, свидетельствует статистика: 15 — 18 процентов семейных пар хотят, но не могут иметь детей. На фоне тяжёлой демографии в стране особенно ясно понимаешь: бесплодие — не только личная проблема.

— Но такая помощь не каждой семье, обделённой счастьем иметь ребёнка, по карману. Везде в мире она весьма дорога.

— Да, не дёшева. Но мы изначально решили: в Иркутске такое лечебное учреждение не будет коммерческим. Конечно, государство не сможет взять на себя все расходы, какие-то затраты будут нести пациенты, ну, хотя бы на лекарства. Но всё равно у нас в Иркутске лечение бесплодия обойдётся раза в два дешевле, чем в том же Красноярске, где и в 3 тысячи долларов можно не уложиться.

— Наталья Владимировна, кто эти «мы»?

— Мы — это врачи областного перинатального центра и учёные академического Института педиатрии Восточно-Сибирского научного центра РАМН, накопившие большой пласт необходимых научных разработок в этой сфере практической медицины. Создающийся в Иркутске межведомственный Центр планирования семьи и репродуктивного здоровья — наше общее детище. Всё видится таким образом: будем брать на обследование конкретные семьи и за полтора-два года доводить лечение до логического, хочется надеяться — счастливого, конца. Весной откроем лабораторию искусственного оплодотворения, и всё это вместе станет единым комплексом, где в полном объёме квалифицированное лечение бесплодия будет подкреплено всеми необходимыми вспомогательными технологиями. Фактически уже в нынешнем январе мы можем начинать полное обследование пациентов. И это стало возможным потому, что всё, вплоть до приобретения необходимого оборудования для лечебного комплекса, совпало с минувшим годом. Так что и за это можно его поблагодарить.

— Наталья Владимировна, хочу задать вам примитивный женский вопрос. Зная о том, что каждый ваш день расписан по минутам, что у вас вообще выходных фактически не бывает, я всё время пытаюсь разгадать секрет вашей энергии, обаяния и доброжелательности…

— Да нет никакой тайны! Я просто знаю: какими бы ни были времена, всё равно можно найти пусть мелочь, но несущую радость. Я оптимистка и люблю жизнь…

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector