издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Если мама постарается

Никита родился слабеньким. Он был не нужен своей матери. 22-летней Елене Ч. не нужен был вообще никто. Как все наркоманы, она жила от одной дозы до другой. По профессии Елена повар, но работать не могла. Не до того было: с утра надо во что бы то ни стало добыть денег на «чек», иначе начинался «кумар» – ломка, которой она, как все наркоманы, страшно боялась. Уколовшись, забывалась ненадолго, а к вечеру страх, что «вот-вот опять начнётся», гнал её за очередной дозой. Елена пробовала лечиться – но поняла, что выскочить из адова круга героин ей всё равно не даст. Выписавшись из больницы, где ей снимали физическую зависимость, она встретилась со старыми приятелями, такими же «торчками», и всё понеслось по новой.

Возможности «заработать» на дозу у наркоманов ограничены: либо идти воровать, либо торговать зельем, либо продавать своё тело. Елена перепробовала всё. Никита, родившийся без отца, сильно осложнил её жизнь. Малыш в неё никак не вписывался. Ещё до его появления на свет Елена твёрдо решила: ребёнка оставит в роддоме, зачем ей эта обуза. И, действительно, отмучившись, сразу же написала заявление, что отказывается от новорождённого и согласна на его усыновление приёмными родителями. За этим проблем бы не стало: мальчик родился хоть и слабеньким физически, но без серьёзных патологий – у него был шанс попасть в нормальную семью и обрести любящих маму и папу.

Но Елена не смогла уйти из роддома, оставив в нём часть себя. Бросить сына оказалось совсем не просто. Малыш, такой беспомощный, нуждающийся в ней ежеминутно, даже на какое-то время заслонил собой наркотик, заставил поверить в возможность нормальной жизни. Как у всех. Вот устроится на работу, а после смены будет забирать ребёнка из яслей, гулять с ним, покупать ему заводные машинки.

Но… как-то не срослось. Четыре года после рождения Никиты проскочили незаметно, словно в угаре. Елена меняла сожителей-наркоманов, время от времени ей подворачивалась «работа» – всё того же свойства. Однажды она угодила на скамью подсудимых за сбыт наркотиков, но отделалась лёгким испугом: Слюдянский районный суд учёл её раскаяние, молодой возраст, отсутствие судимости, а главное – тяжёлое положение матери-одиночки с грудным ребёнком на руках. Условное наказание давало Елене очередной шанс наладить жизнь. Однако женщина в очередной раз им не воспользовалась. Она так и осталась барыгой, сбытчицей наркоты, разве что стала осторожнее, старалась теперь продавать зелье только знакомым.

Но сколько, говорят, верёвочке ни виться… Задержание наркоторговки проводили сотрудники уголовного розыска Байкальской милиции. Получив оперативную информацию о том, что Елена Ч. в собственной квартире в микрорайоне Южный хранит крупную партию наркотиков и сбывает её частями знакомым наркоманам, они запланировали контрольную закупку. Один из давних клиентов Елены согласился поучаствовать в оперативно-розыскном мероприятии. Он получил у оперов меченые деньги, 1100 рублей, позволил понятым проводить себя до квартиры наркобарыги и попросил открывшую ему дверь хозяйку «дать пыли на всю сумму». Как всегда, покупателя проводили на кухню, чтобы в его присутствии отвесить драгоценный товар. 11 ложек гашиша, который наркоманы называют пылью, Елена насыпала в упаковку из-под сигаретной пачки. Всё было без обмана: цвет и запах конопли наркоман не спутает ни с чем.

Следующим «гостем» Елены оказался сотрудник милиции, предложивший проехать с ним в отделение, где она и дала чистосердечные показания. К уголовному делу, поступившему на рассмотрение всё в тот же Слюдянский районный суд, были приложены в качестве вещественных доказательств пакетик «пыли» с контрольной закупки, потянувший на 14 граммов, и выданные Еленой добровольно остатки товара весом около 11 граммов. Экспертиза показала, что обе упаковки содержат наркотическое средство гашиш, 2 грамма которого по постановлению правительства являются уже крупным размером при сбыте.

На сей раз Елене Ч. не помогли ни ребёнок на руках, ни её по-прежнему молодой возраст, ни чистосердечное раскаяние. После оглашения приговора женщину взяли под стражу. Суд пришёл к выводу о «невозможности исправления осуждённой без реального лишения свободы, поскольку менее строгий вид наказания не достиг цели». Правда, срок в пределах санкции статьи Елена получила всё же минимальный: 5 лет в колонии общего режима. Когда состоялся суд по лишению её материнских прав в отношении Никиты, она уже отбывала наказание в Бозое.

Никита живёт сейчас у родственников нерадивой мамаши, променявшей его на наркотики. В будущем году мальчик собирается в школу. На первую линейку его поведёт за руку не мама, а тётя. Но малыш надеется, что мама к нему вернётся, когда закончится срок её наказания. Никита будет её ждать столько, сколько потребуется. Вот и тётя твердит, что всё у них будет хорошо. Надо только ему ещё немножко потерпеть, а уж мама постарается…

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector