издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Триумф негодяев?

«Восточка» добивается возврата отобранной у инвалида квартиры

Пациент психоневрологического диспансера, до которого раньше никому и дела не было, в одночасье превратился в «звезду». После двух публикаций в «Восточно-Сибирской правде» к Леониду Ромину частенько стали наведываться полицейские и сотрудники прокуратуры. О нём пишут областные газеты, за судьбу сироты хлопочет уполномоченный по правам ребёнка, в защиту интересов Леонида депутат областного парламента направляет запрос прокурору области. События, которые легли в основу газетных материалов, произошли больше шести лет назад, но только теперь правоохранительные органы начали реагировать так, как должны были поступить сразу.

Речь идёт о недееспособном Леониде Ромине («Восточка» рассказывала о нём дважды: 19 июля и 18 октября 2011 года). Сейчас парень живёт в деревне Пуляево Тайшетского района, в психоневрологическом интернате. Хотя не так давно он был единоличным собственником двухкомнатной квартиры улучшенной планировки в доме по улице Байкальской областного центра. После того как у мальчика умерла бабушка и он остался один, сотрудники Октябрьской администрации через суд добились признания Ромина недееспособным. Спустя три года, в апреле 2005 года, орган опеки назначил Ромину опекуна – Зульфию Богачкову. Попутно необходимо отметить, что на момент оформления опеки эта дама фигурировала в нескольких делах, связанных с махинациями на рынке жилья, по двум «эпизодам» были вынесены судебные решения. Несмотря на это, Богачкова стала опекуном Ромина, а спустя два месяца с разрешения всё той же Октябрьской администрации продала квартиру своего подопечного. 

Взамен ему была приобретена жилплощадь в городе Черемхове, остаток средств – по расчётам Богачковой он составил 150 тысяч рублей, перевели на личный счёт Леонида. Парень уверяет, что его насильно переселили в мало пригодное для жилья помещение в Черемхове и удерживали до тех пор, пока не состоялась сделка. После Леонид уже никому не мог помешать, его оставили в покое, и он уехал из новой квартиры. «В апреле 2006 года (через год после назначения опекуна. – Ред.) органами соцзащиты населения установлено, что Ромин Л.Ю. проживает в Иркутске у знакомых, на вокзале, в подъездах домов без документов и средств к существованию, – следует из заключения прокуратуры. – Принадлежащее ему жилое помещение находится в крайне неудовлетворительном техническом и санитарном состоянии, а З.Я. Богачковой обязанности опекуна выполняются ненадлежащим образом. В связи с этим распоряжением комитета по управлению Октябрьским округом администрации Иркутска от 07.06.2006 года Богачкова З.Я. освобождена от обязанностей опекуна Ромина Л.Ю. и он помещён в Пуляевский психоневрологический интернат». Согласитесь, наилучший для «заботливой опекунши» выход: и квартира продана, и подопечный пристроен.

Материалы в газете вызвали много откликов наших читателей. Люди звонили в редакцию, благодарили, делились эмоциями, некоторые выражали свои соображения по поводу прочитанного в письмах. Отрадно, что среди тех, кого тронула история Леонида Ромина и кто захотел написать в редакцию, были дети… Среди звонивших оказался и бывший в то время старшим оперуполномоченным по особо важным делам ВС РУБОП Александр Колотушкин. Он рассказал, что в своё время в разработке его отдела был милиционер, которого сейчас бы назвали «оборотнем в погонах». В последний момент преступнику удалось уйти от ареста – он просто убежал. Оказалось, что страж закона неизвестно на каком основании длительное время бесплатно жил в квартире Леонида Ромина. В это время мальчик находился в интернате, а его жилплощадь была на «сохранении» у администрации Октябрьского округа. Александр Колотушкин также сомневается, что у чиновников имелись объективные причины лишения парня дееспособности. «С Роминым лично я не разговаривал, но я  знаю Леонида по отзывам его соседей, сотрудников соцзащиты. Все уверены, что он вполне адекватный человек. Я думаю, из Лёни сделали инвалида, чтобы держать его под контролем», – рассказал Александр Адольфович.

Но вернёмся к продаже квартиры. После неоднократных требований юриста Олега Писанко подробно изучить обстоятельства продажи квартиры в июле 2007 года прокурор города Иркутска О.Г. Михайлова возбудила уголовное дело. Спустя 2,5 года непринуждённого расследования это дело, равно как и уголовное преследование Богачковой, было прекращено в «связи с отсутствием в деянии состава преступления». «Законность принятого решения была проверена прокуратурой города Иркутска, постановление о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) не отменялось, уголовное дело для производства дополнительного расследования не возвращалось», – читаем в одном из официальных ответов редакции, подписанном и.о. начальника ОРЧ-7 (противодействие коррупции) ГУ МВД России по Иркутской области М.Н. Гвоздицким. Письмо датировано 15 августа 2011 года. Пройдёт совсем немного времени, и суть ответов полицейских изменится с точностью до наоборот. Следите за дальнейшим повествованием.

Прочитав июльский материал «Охота за чужим домом», в дело вмешался уполномоченный по правам ребёнка Семён Круть. Он направил в отдел полиции № 7 города Иркутска заявление, в котором сообщил о совершённом в отношении Ромина преступлении. Ответ стал неожиданностью для всех, кто прочитал эту бумагу. Сотрудники отдела полиции сообщили Семёну Крутю, что отказываются возбудить уголовное дело против Зульфии Богачковой.  Вторым пунктом того же постановления полицейские отказали в возбуждении уголовного дела против самого уполномоченного по правам ребёнка, успокоив, что  в его действиях также  отсутствует состав преступления.

Когда в Главном управлении МВД по Иркутской области заявили, что готовы рассказать о промежуточных итогах по делу Леонида Ромина, мы решили, что речь пойдёт о квартире. Оказалось, полицейские решили отчитаться, кто понёс наказание за описанное выше недоразумение. «Была проведена проверка, по её результатам трое сотрудников привлечены к дисциплинарной ответственности, – рассказал руководитель отдела информации и общественных связей Главка Герман Струглин. – Выговор объявлен заместителю начальника отдела экономической безопасности и противодействия коррупции по Октябрьскому району ОРЧ Управления МВД России по городу Иркутску Ивану Щанкину. Он наказан за согласование необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Проще говоря, за то, что как руководитель не вник в то, что ему принёс подчинённый, бездумно подписал документ. Выговор за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей также объявлен непосредственному исполнителю – оперуполномоченному Михаилу Загнаеву. Третий сотрудник, заместитель начальника по оперативной работе ОП-7 подполковник полиции Виктор Герасимов (он утвердил постановление), получил более серьёзное взыскание – предупреждение о неполном служебном соответствии».

У запроса депутата Законодательного Собрания Андрея Швайкина, основанного на статье «Восточки» «Обворованный», более счастливая судьба. Ответ областной прокуратуры депутаты обсудили 29 ноября на заседании социально-культурного комитета. Старший помощник прокурора Елена Костылева признала, что история Леонида Ромина с 2006 года неоднократно была предметом прокурорских проверок. Загадкой остаётся, почему только после вмешательства газеты, депутата и общественности прокуратура предприняла реальные действия. В официальном ответе на запрос прокурор области Игорь Мельников сообщает депутатам: в ходе проверки удалось установить, что разница при фактическом обмене иркутской квартиры на черемховскую после зачисления на банковский счёт 150 тысяч рублей составила около 800 тысяч рублей. При этом нет никаких документов, подтверждающих, что Зульфия Богачкова потратила эти деньги в интересах Ромина. «Прокуратурой Октябрьского района города Иркутска направлен в суд иск в защиту интересов Ромина Л.Ю. о взыскании с Богачковой З.Я. денежных средств в размере 799 тысяч рублей 08 копеек. Гражданское дело находится в стадии рассмотрения». Вот так, даже копеечки сосчитали. Только ждать этих строк Ромину пришлось слишком долго. Настолько долго, что прошли все сроки: как исковой давности привлечения к ответственности чиновников, разрешивших продажу квартиры, так и назначения дисциплинарных взысканий. 

«Вы наверняка запрашивали документы в администрации, – обратилась к помощнику прокурора председатель социально-культурного комитета Ирина Синцова. – Мне очень хочется узнать, чем было мотивировано решение членов опекунского совета, когда они давали разрешение на продажу квартиры». «У меня дополнительный вопрос, – добавил Андрей Швайкин. – Должны ли были члены опекунского совета провести проверку жилья, которое покупали Ромину, насколько оно равноценно по стоимости квартире в Иркутске?» 

Из ответа представителя надзорного органа следовало, что на момент совершения сделки порядок подобных операций не был детально прописан в законодательстве. По закону вся ответственность возлагалась только на опекуна, сотрудники администрации были свободны от обязательств участвовать в судьбе Ромина. «Речь о недействительности сделки не идёт. Разрешение на продажу было получено и дано в установленном законом порядке. Условия сделки были соблюдены, – неоднократно за время обсуждения вопроса настаивала помощник прокурора. – К тому же подопечный дал согласие на продажу квартиры», – привела она ещё один довод.

«Позвольте, как у него могли спросить согласие, если он недееспособен?» – возразил Андрей Швайкин.

«Его интересы представляла законный опекун. Сам Леонид также присутствовал на заседании опекунского совета…» – парировала Елена Костылева.

«Итак, налицо два момента, которые можно вменить в качестве противоправных действий опекуну, – вновь вступила в дискуссию Ирина Синцова. – Первое – невыполнение должным образом обязанностей опекуна. Второе – исчезнувшие денежные средства».

Поскольку депутаты не могли выплеснуть свой «праведный гнев» ни на кого другого, на этом заседании представителю областной прокуратуры пришлось «отдуваться» и за Богачкову, и за Октябрьскую администрацию, и за МВД: «Что касается выполнения обязанностей, Богачкова была от них освобождена. А что касается денег, решение об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, проводится проверка. Гражданский иск направлен в суд». 

«Не спорю, для опекуна это очень удобно, когда квартира уже продана, чтобы её освободили от обязанности быть опекуном. Компетентные органы должны были заинтересоваться фактом, что недееспособный человек при таком опекуне потерял квартиру. Но сейчас нужно вести разговор о том, что этому человеку негде жить. Хотелось бы услышать, что могут сделать правоохранительные органы, чтобы вернуть человеку жильё», – обратился Андрей Швайкин к старшему помощнику прокурора.

«Действовать и принимать решения правоохранительные органы могут только в рамках того правового пространства, которое существует на момент принятия решений, влекущих последствия. Несмотря на наше моральное отношение к ситуации, мы можем оценивать действия граждан лишь в рамках законодательства. Я подчёркиваю: разрешение на продажу квартиры Ромина было дано в установленном законом порядке. Должностные лица не нарушили действующее законодательство, поэтому у правоохранительных органов нет оснований реагировать», – был ему ответ. 

«А проверка вообще попечительского совета проводилась? Это же откровенный сговор. Бизнес», – возмутился депутат Сергей Шигорин. 

«Поскольку в обращении к прокурору не содержится доводов о том, что что-то нарушили органы опеки и попечительства…» – начала отвечать прокурор, но была прервана. «А у прокуратуры выводы такие не напрашиваются?» – не вытерпел депутат. 

«Решение было принято в установленном законом порядке. Сам порядок нарушен не был», – стояла на своём представитель прокуратуры. 

Слово попросил уполномоченный по правам ребёнка Семён Круть. «Сегодня мы можем только догадываться, что было раньше. Тем не менее информация для размышления. Кто купил квартиру Ромина? Заведующая клиникой диагностической лаборатории областного психоневрологического диспансера, в котором наблюдался Леонид. Самый главный вопрос – что делать дальше? Интересно также, что происходит сегодня. Я, как должностное лицо, обращаюсь в милицию, сообщаю о преступлении, они против меня проводят проверку за клевету против Богачковой, – напомнил о недоразумении уполномоченный. – Может быть, депутаты будут обращаться, против них будут возбуждать уголовные дела. Скоро против прокуратуры… Честно говоря, я просто в шоке от таких действий нашей полиции. Если они так работают, какие факты мошенничества мы установим?»

«Это постановление отменено и дело направлено для дополнительной проверки. Почему прокуратура области усмотрела здесь нарушение? – Прокурор была явно смущена и с трудом подбирала слова: – Запрос не содержал в себе жёстких требований возбудить дело по такому-то факту. Семён Круть обращался с просьбой защитить права гражданина. Органы полиции действительно ошибочно так вот сработали…» Поразительно, что даже такие вот нелепые постановления, которые находятся за гранью разумного, нужно официально отменять. То есть нельзя сказать: всё, ребята, посмеялись и забыли, – нужно, чтобы непременно было постановление об отмене предыдущего постановления, подпись и печать. Всё это демонстрирует какую-то «понарошечность» действий сотрудников.

Прокурор пояснила, что 15 ноября надзорный орган отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту мошеннических действий Зульфии Богачковой. Сейчас дело отправлено на дорасследование. 

Андрей Швайкин продолжил задавать вопросы: «Проверка, которая сейчас проводится, будет включать дополнительную проверку решения сотрудников администрации Октябрьского района, попечительского совета?» Из слов представителя прокуратуры стало ясно, что, даже если нарушения будут выявлены, привлечь к ответственности чиновников невозможно. 

«У меня такое ощущение: имей парень много денег и хорошего адвоката, можно было бы решить все вещи, о которых говорят юристы», – усомнился депутат.

Результатом дискуссии стало решение, что запрос Андрея Швайкина останется на контроле комитета, итоги дополнительного расследования будут рассмотрены на одном из заседаний. Участники комитета были едины во мнении, что, даже если Леонид Ромин получит через суд компенсацию, нужно, чтобы ему не просто перечислили деньги. У парня должно быть своё жильё. Правда, как этого добиться, пока никто не знает.

Олег Писанко, который уже несколько лет пишет письма во все инстанции и добивается справедливого решения для Ромина, считает, что судебный иск нужно подавать в первую очередь на администрацию Октябрьского округа. Юрист уверен, что вернуть квартиру можно. Для этого потребуется восстановить сроки исковой давности, что, по его мнению, вполне реально. «Это прокуратура так хитро сделала заключение, чтобы прикрыть чиновников», – уверен опытный адвокат. Он готов и дальше заниматься делом Леонида. 

С заключением прокуратуры сразу после комитета мы отправились в Главное управление МВД России по Иркутской области. После нескольких уточняющих звонков Герман Струглин сообщил, что «устранять недостатки» коллег будут следователи следственной части Следственного управления МВД России по городу Иркутску. В течение декабря уголовное дело будет доработано. Будем надеяться, что к Новому году все мы получим подарок – немножко веры в наши правоохранительные органы.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector