издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Всего 0,2% геев

Весенняя призывная кампания стартует с момента завершения осенней

В начале этой недели главный областной военком Игорь Игнашков собрал пресс-конференцию, чтобы поговорить со СМИ о таких насущных для его ведомства вещах, как реорганизация военкоматов и подготовка к празднованию 23 февраля. Но неожиданно для него разговор сильно углубился в совершенно другое направление. Журналистов больше интересовало, как прошла осенняя призывная кампания и как идёт подготовка к весенней. «Иркутский репортёр» же, как обычно, интересовался крайностями и отклонениями – здоровьем призывников, наказанием уклонистов и отсевом от мужской службы лиц нетрадиционно сексуально ориентированных.

Здоровье улучшается

На вопрос, когда начнётся подготовка к осеннему призыву, Игорь Анатольевич ответил с армейской рубленой афористичностью:

– Подготовка к весенней кампании начинается в момент окончания кампании осенней. В начале января проходит проверка личных дел призывников, приводят в порядок картотеки, исключают тех, кто достиг возраста 27 лет. Весенний призыв обещает быть напряжённым. Должны быть призваны чуть более 4000 молодых людей. Первоначально из Москвы пришёл заказ на 5100, но потом его сократили. 

Объяснить, почему сократили и откуда вообще берутся эти цифры, Игорь Игнашков не взялся. По его словам, Иркутская область ежегодно отправляет в армию больше призывников, чем соседний Красноярский край, превосходящий наш регион по численности населения на 400 тысяч человек.  За последнюю призывную кампанию в Приангарье прошли медицинское обследование порядка 18000 молодых людей призывного возраста. Из них в осеннем призыве 58% было признано годными и ограниченно годными к строевой. Прошлой весной таковыми признали 52%, то есть по здоровью динамика прослеживается положительная.

На медкомиссиях заметили, что нет каких-то характерных для нашего региона отклонений, в основном это заболевания костно-мышечной системы и психолого-психиатрические отклонения. Как заметил военком, «какие заболевания есть в перечне негодных для службы – все они и встречаются на обследованиях, преобладающих нет». Около тысячи призывников ежегодно получают короткую отсрочку «по иным показаниям», то есть по уходу за больными родителями или в случае собственного заболевания, например руку сломают. 

Что касается новых модных веяний молодёжной жизни, то для нашей области они не характерны. Говоря конкретнее, гомосексуалисты в военкоматах встречаются нечасто. В результате медицинского освидетельствования их выявляется приблизительно 0,2% из общей массы нормальных молодых людей. 

– Это, конечно, не болезнь. Но психиатрическая составляющая, – деликатно ушёл от ответа Игорь Анатольевич. 

Классическая ошибка

Также меньше становится уклонистов от армии. За время осеннего призыва в розыске было 810 человек, в нынешнем призыве разыскиваются всего 500, хотя не исключается возможность, что отчасти их стало меньше потому, что некоторые достигли 27 лет и сняты с воинского учёта. 

На прошлой неделе в одном из районных судов Иркутска было закончено рассмотрение дела о якобы незаконном призыве студента в армию. Объединённый после реорганизации Ленинский и Свердловский военкомат призвал на службу студента одного из иркутских вузов. Он посчитал это незаконным, так как полагал, что имеет отсрочку, и подал в суд.

Оказалось, что он отучился в одном из городских ПТУ и переводом поступил сразу на третий курс вуза, при котором было организовано это среднеспециальное училище. При этом он решил, что автоматически получил отсрочку.

– Это классическая ошибка студентов, – объясняет Игорь Игнашков. – То есть они получают справку во втором отделе вуза, как теперь называется бывшая военная кафедра, и думают, что получили отсрочку. А вуз не может дать отсрочку! Её даёт только призывная комиссия! Справку нужно принести туда, и только после медицинского обследования можно получить отсрочку. Кстати, за те пять лет, что действует отсрочка, многое может измениться. Часто бывает, что человек проходит медкомиссию, признаётся годным, получает отсрочку, а потом, в возрасте 22 лет, приходит в военкомат – а здоровья для службы уже не хватает. 

Тот студент был сильно возмущён, когда его призвали на службу, на призывной комиссии отказался ехать в свою часть и обжаловал действия комиссии в суде. Суд признал, что его действия были неправомерны, никакой отсрочки у него нет и поэтому ему надлежит прибыть к месту службы на общих основаниях. Очередную повестку в военкомат он получил при свидетелях прямо в зале суда. 

Однако реальных уголовных дел над злостными уклонистами Игорь Игнашков не припомнил:

– Вы поймите, что мы не стремимся всеми способами надеть на уклонистов наручники – нам это ни к чему, ведь осуждённые не идут служить в армию. Максимум, что им грозит, – штраф 5–10 тысяч рублей. Их находят, они проходят освидетельствование и уходят в армию. Хотя, честно говоря, может, и зря бегают: значительная часть неявщиков и уклонистов на медицинском освидетельствовании оказывается не годной к службе. 

Контрактники внезапно вошли в моду

Альтернативная служба у нас в области так и не получила широкого распространения. По правилам любой призывник может написать в военкомате заявление о принципиальной невозможности держать в руках оружие, но за четыре последних года единицы несут службу альтернативно – монтировщиками сцены в театре, санитарами в хосписе. Минувшей осенью таких было всего шестеро, а в весенний призыв – семеро призывников. 

– Мы ими не занимаемся – после написания заявления они передаются в ведомство областной соцзащиты, и там их проверяют, действительно ли они баптисты или по какой ещё причине не могут служить в воинской части…

Прошлой осенью на службу по контракту пытались буквально наскрести людей по всей области, но в декабре согласились продолжить службу на контрактной основе только 25 человек. Останавливала низкая зарплата – 15000 руб. Но когда с нового года им подняли размер денежного довольствия до 45000 руб. и первые счастливчики получили первую зарплату, начался буквально вал обращений. 

В январе желание служить по контракту высказали сто человек, в феврале – уже три сотни. Игорю Игнашкову такое «рвение за деньги» непонятно:

– Нужно осознавать, что рядовой сразу такую зарплату получать не будет. Конт-рактники «с нова» получают в среднем 26000 рублей. Уже потом, по выслуге лет, с присвоением очередных званий, с повышением квалификации воинской профессии, повышается и денежное довольствие. Но и это не главное. Мне кажется, они забывают, что служить по контракту должны не желающие, а достойные.

Поэтому сейчас устанавливаются новые правила набора, ориентированные на фильтрацию лишних людей. Документы претендентов уходят в главное управление кадров, где производится отбор лучших специалистов по нужным воинским профессиям. Потом их посылают на обучение и повышение квалификации в создающиеся сейчас специализированные центры подготовки. Только после этого «контракт-ник» приступает к службе, причём три месяца он проходит испытательный срок на минимальной зарплате без надбавок. 

– Патриотической составляющей у молодёжи сейчас нет, все хотят денег. Не то что в наше время, – подводит итог Игорь Игнашков.  

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector