издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Секретные карты

Приангарье обзаводится схемой терпланирования

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Схема территориального планирования Иркутской области готова к окончательному утверждению. По прогнозам региональной службы архитектуры, постановление об этом будет подписано в августе. Объёмный документ готовился пять лет, и за это время уже успел обрасти историей. Он состоит из 34 карт, большую часть из которых простой житель области не сможет увидеть никогда: они являются секретными или предназначены для служебного пользования. О плюсах и минусах главного градостроительного документа области, а также о его будущем применении «Конкуренту» рассказала начальник службы архитектуры Екатерина Протасова.

Как ноутбук или первая помощь 

Разработка схемы территориального планирования (СТП) Иркутской области началась в 2007 году, когда государственный контракт на выполнение работ получил крупнейший в стране Научно-исследовательский и проектный институт урбанистики. С тех пор сроки принятия документа не раз переносились, а на согласования времени ушло больше, чем на разработку. Два года потребовалось, чтобы устранить замечания федеральных ведомств. Положительное заключение Минрегиона пришло в службу архитектуры Иркутской области только в мае этого года. К этому моменту соседние субъекты уже успели утвердить свои схемы территориального планирования. 

Иркутская область выполнила работу на излёте оставшегося времени: согласно Градостроительному кодексу, закончить подготовку документов территориального планирования регионы должны к концу этого года. Екатерина Протасова, вступившая в должность руководителя службы архитектуры месяц назад, предполагает, что у промедления в согласовании есть «и субъективные, и объективные факторы»: «В большей степени это политический вопрос. Видимо, ранее это было не так актуально для области. Но в целом, как показывает практика, принятие градостроительных документов со всевозможными согласованиями и обсуждениями на уровне Российской Федерации требует много времени». 

Однако объяснить длительные согласования одними лишь бюрократическими проволочками нельзя: схемы территориального планирования субъектов должны идеально соответствовать федеральным программным документам, и поэтому региональные приходится скрупулёзно проверять. «СТП Иркутской области многогранна и сложна, – говорит Екатерина Протасова. – Она содержит гигантский срез информации относительно перспектив развития транспорта, энергетики, производств, сельского хозяйства, жилищного строительства и других сфер государственной политики. Если упрощённо, то документ даёт описание территории в различных аспектах, анализирует её потенциал, ограничения для его раскрытия, а также даёт прогноз развития области». СТП состоит из 34 карт, но лишь шесть из них скоро окажутся в открытом доступе на портале правительства Иркутской области. Большая часть карт помечена грифом «Секретно» или «Для служебного пользования», и для простых жителей области не предназначена. Однако для управленцев государственного уровня, уверена Екатерина Протасова, схема со временем станет необходима так же, как ноутбук, и сможет оказывать первую помощь при принятии решений: «СТП даёт возможность формирования «длинных» стратегий. Но важнее всего при разработке любого, даже самого хорошего документа чтобы он в итоге не лёг на полку и не покрылся пылью, а работал и был принят как руководство к действию». 

Чтобы схема оказалась «живым» документом, её необходимо внедрять в практическое использование и обучать государственных управленцев правильно ею пользоваться, считает Екатерина Протасова. «Перед нами стоит вопрос разработки ИСОГД, или информационной системы обеспечения градостроительной деятельности, – говорит главный архитектор. – Положительные примеры её применения уже есть в других регионах, когда информация о каждом конкретном земельном участке находится в оперативном управлении. Мы сейчас только приближаемся к принятию решения о разработке такой аналитической системы на уровне региона. Служба архитектуры предложила рассмотреть этот вопрос на ближайшем градостроительном совете. Надеемся, наше предложение будет услышано». 

Нью-Васюков не будет 

Стратегия развития, предложенная схемой, рассчитана на два этапа: среднесрочный, до 2018 года, и долгосрочный, до 2030 года. СТП делает прогнозы социально-экономических показателей и придаёт уже сформировавшимся точкам роста экономики дополнительный статус. «Когда пошёл процесс разработки СТП и генпланов, самые инвестиционно активные и привлекательные территории сразу поняли, для чего нужны эти документы, – уверена Екатерина Протасова. – Они нужны, чтобы не делать серьёзных градостроительных  ошибок, чтобы перспектива развития территории была ясна и прозрачна, в том числе и для потенциальных инвесторов. Для любой территории необходим баланс  застроенных и природных территорий, возможность развивать транспортную, инженерную, социальную инфраструктуру, обеспечивая тем самым комфортное проживание жителей на территории. И для муниципалитета неразумное использование территории может иметь самые печальные последствия». 

Схема не предлагает ничего принципиально нового, опираясь на уже существовавшие программные документы, в частности на Стратегию социально-экономического развития Иркутской области до 2020 года. Содержание документа не станет сюрпризом для региональных управленцев, отмечает главный архитектор: «Мы говорим об устойчивом развитии, а не о создании Нью-Васюков на территории региона. Например, в схеме обо-значены узлы Иркутско-Черемховской агломерации, Усть-Кутский, Усть-Илимский, Братский, Бодайбинский узлы. Схема терпланирования придаёт точкам роста территории особый статус и прорабатывает меры, направленные на их укрепление. Если какое-то мероприятие прописано в схеме терпланирования, то оно может лечь в основу федеральной целевой программы, а это обозначает приток дополнительных инвестиций». 

Однако наполненность схемы на сегодняшнем этапе уже вызывает сомнения. Из-за того, что документ разрабатывался слишком долго, в него вошли проекты, которые чиновники называют теперь устаревшими и «мифическими». В их числе строительство аэропорта Иркутск-Новый. «Есть реальные объекты, которые пока не вошли в схему, и это может послужить поводом для внесения в неё изменений. В частности, речь идёт о библиотеке имени Молчанова-Сибирского, Ледовом дворце, будущем концертном зале на полторы тысячи мест в районе музыкального театра. Они не нашли отражения в СТП, но это необходимо, чтобы область могла представлять свои интересы на федеральном уровне, доказывая необходимость участия бюджета в каком-либо проекте», – утверждает Екатерина Протасова.

Основанием для внесения изменений в СТП также может стать появление каких-либо новых проектов, вхождение на территорию крупных инвесторов с планами строительства комбинатов. Вносить предложения по изменениям в схему смогут органы исполнительной власти Иркутской области. «Область сама сможет иници-ировать изменения, – говорит Екатерина Протасова. – Одна из задач службы архитектуры – отработать порядок внесения изменений в схему, мониторить текущие изменения, обеспечить внесение изменений. Жизнь идёт, ничто не стоит на месте, и в будущем возможна корректировка стратегии в соответствии с требованиями времени».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector