издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Будет нечем гостей пугать»

Из Свирска вывозят отходы Ангарского металлургического завода

Костюмы химзащиты, сапоги, прорезиненные перчатки – форма работников, которые ликвидируют знаменитые мышьяковые отходы в городе Свирске Черемховского района. Главное – защитить органы дыхания, поэтому вместо обычных «лепестков» здесь носят респираторы с полным улавливанием пыли. В конце смены все проходят обязательное обеззараживание: в душе обмываются известковым «молоком», а после получают настоящее – за вредность. «Конкурент» посмотрел, как происходит рекультивация крупнейшего в области загрязнения мышьяком и понял, что в решении экологических проблем Свирска это лишь первый шаг.

Скрытая угроза 

Отходы Ангарского металлургического завода (АМЗ), которые пролежали посреди Свирска 63 года, местные жители за это время,  кажется, перестали замечать. В садоводстве напротив промплощадки выращивают овощи,  неподалёку находятся котельная и школа. Рядом с заражённой территорией работает российско-японское лесоперерабатывающее предприятие «ТМ-Байкал». Но безопасность только видимая.  «Мышьяк – бомба, которая может взорваться в любой момент. Отходы не были огорожены, любое дуновение  ветра – и всё неслось на город», – говорит мэр Владимир Орноев.  Свирску с населением 13 тыс. человек, если верить госдокладу об экологической ситуации в Иркутской области,   это даёт превышение предельно допустимых концентраций (ПДК) по мышьяку в 7,8 – 11 раз. Помимо этого опасное вещество постепенно просачивается в грунтовые воды, а затем поступает в Ангару. 

Сейчас территория бывшего завода окружена забором. К ликвидации последствий работы предприятия НИ ИрГТУ, выигравший конкурс Минпромторга РФ, приступил  в прошлом году. Прежде всего были разрушены корпуса АМЗ. Деньги на демонтаж Свирск, имеющий дефицитный бюджет, получил по федеральной целевой программе «Национальная система химической и биологической безопасности Российской Федерации (2009–2013 годы)». Всего было затрачено 45 млн. рублей, ещё 7 млн. дала область. В этом году город получит от федерации ещё 45 млн. рублей. С территории площадки планируется вывезти около 22 тыс. тонн отходов (руины предприятия, грунт и часть огарков, которые оставил завод), на следующий – 140 тыс. тонн оставшихся огарков. 

Зона заражения 

«Самое главное –  сапоги!» – предупредил мэр прибывших на площадку АМЗ журналистов. Вообще-то гостей просили взять с собой ещё головные уборы и защитные маски, но, как оказалось, это было необязательно. «Сам мышьяк относится к веществам второго класса опасности. Однако здесь концентрация ниже, поэтому и опасность меньше, – пояснил руководитель проекта рекультивации, профессор кафедры обогащения полезных ископаемых и инженерной экологии НИ ИрГТУ Андрей Богданов. – На все отходы есть паспорта. Согласно им у почвы, кирпича и железобетона АМЗ в основном четвёртый класс опасности. Больше всего заражены сами отходы – огарки.  Это значит, что концентрация мышьяка превышает ПДК по коэффициентам токсичности раз в сто». Спасает и то, что отходы были предварительно обеззаражены известковым «молоком» – облиты раствором, который при засыхании дал защитную корочку, сдерживающую пыль. Ушло примерно 130 кг «молока» на тонну огарков и 18–20 кг на грунт и руины завода, уточнил Богданов.

Ликвидация мышьяковых отходов вычеркнет Свирск из новостей про экологически неблагополучные территории, надеются в городе

И если посетителям разрешены послабления, то для работников, наоборот, действуют гораздо более жёсткие правила безопасности, которые делают их похожими на ликвидаторов масштабных экологических катастроф.  «Проектом предусмотрены маски-«лепестки», но мы пошли дальше и применяем современные респираторы с полным улавливанием пыли, ведь самое главное – защитить органы дыхания. Костюмы химзащиты тоже не требуются, но мы их используем, – рассказал генеральный директор подрядчика ООО «Сиб-Транс-Петройл» Игорь Анбросенко. – В конце смены все работники проходят обеззараживание – в душе обмываются известковым «молоком», а потом водой».  За вредность они получают молоко. То же самое, за исключением выдачи молока, происходит с грузовиками, которые транспортируют отходы. На выезде  люди в костюмах химзащиты их обливают, как в автомойке. Когда изморось долетела до журналистов, они нервно отшатнулись. «Это просто вода. Обычная трубопроводная вода. Не бойтесь», – успокоил мэр.

Контроль со всех сторон 

Пока гости медленно подбирались к площадке АМЗ, Андрей Богданов на крыше своей машины готовил прибор для отбора проб воздуха. «Сейчас мы запустим  его от автомобильного аккумулятора, – рассказывал профессор. –  Дисплей показывает объём воздуха, прошедшего через прибор. За 15 минут через фильтры прокачиваются полторы тысячи кубов воздуха. Осевшая пыль сдаётся в лабораторию, где за три часа мы определяем содержание в ней тяжёлых металлов. Да, если кого интересует, такая штука стоит 350 тысяч рублей». Пробы Богданов делает почти ежедневно в районе предприятия «ТМ-Байкал», садоводства и самой промзоны АМЗ и уверенно заявляет, что концентрация мышьяка в воздухе не увеличилась с началом работ. 

При вывозе отходов контролируется также РН-уровень грузов. Как пояснил Богданов, это делается, чтобы не допустить кислую среду, в которой тяжёлые металлы, в том числе мышьяк, растворяются и превращаются в токсичные формы. За показателем следит представитель Общественной независимой экологической организации Свирска Владимир Бутаков. «По образованию я химик-технолог, поэтому курирую вопросы общественного контроля на этой площадке. Мы неоднократно анализировали пробы грунта и замеряли кислотность раствора. Она была нормальной. В противном случае нужно будет усилить обработку», – отметил он. 

«Самое сложное ещё впереди»

Пробы воздуха в районе АМЗ исследуютсЯ почти ежедневно

На площадке АМЗ сейчас трудятся 30 вахтовиков.   Их рабочий день длится 11 часов, смена – 10 дней. После этого  они уезжают обратно в Иркутск. Генеральным подрядчиком выступает «Сиб-Транс-Петройл», субподрядчиком – «ПСМ-Иркутск». «Компании специализируются на экологических проектах: ликвидации нефтяных отходов, соляных загрязнений. С мышьяком работаем впервые. Слава богу, это единственное крупное такое загрязнение в области», – отметил Игорь Анбросенко. С площадки, по его словам, уже вывезено около 9 тыс. кубометров отходов, в основном остатки зданий завода. Сейчас на участке остались только несколько стен цеха, где находились печи по обжигу руды. 

За забором заражённого участка журналисты особой разницы не почувствовали. За исключением лёгкого кисловатого запаха, который приписывают предприятию «АкТех» (производство аккумуляторов), воздух на площадке ничем не отличался от обычного. Опасную пыль здесь дополнительно подавляют две установки, которые распыляют известковый раствор. Распространения пыли местные жители боялись, когда Свирск только готовился к рекультивации. «В прошлом году было много нареканий со стороны горожан. Они боялись, что постройки завода будут рушить взрывом. А поскольку  у нас как раз преобладают северо-западные ветра, то пыль понесло бы точно на жилой массив, – вспоминает мэр Свирска. – Мы очень долго взвешивали и решили отказаться от взрыва. Подрядчик «Кузбассвзрывпром» согласился на наши условия и разобрал здания практически вручную. Удорожание работ он взял на себя». По словам Орноева, несмотря на это, в городе оставались противники рекультивации, но их меньшинство. «В основном люди хотят, чтобы проблема была снята. А то до сих пор мы пугали всех, кто хотел приехать в Свирск, тем, что здесь мышьяк», – отметил глава города. До первой декады сентября должны быть закончены все работы на площадке, запланированные на этот год.

Санобработку проходят и работники, и грузовики

Между тем самое сложное, уверяют исполнители проекта, ещё впереди. Когда в следующем году дело дойдёт до вывоза оставшихся огарков, потребуется более тщательная обработка, отметил главный инженер «ПСМ-Иркутск» Андрей Грибачёв. Кроме того, предстоит оборудовать саркофаг для захоронения отходов. Сейчас их вывозят на отработанный карьер – участок Северный №5 Черемховского угольного разреза. Место учёные выбрали после того, как изучили течение грунтовых вод. «На сентябрьской сессии Заксобрания  планируем выйти на выделение софинансирования, чтобы начать возведение объекта в этом году», – сказал Орноев. Всего, по его словам, регион должен был выделить в 2012 году  более 30 млн. рублей на рекультивацию в Свирске, но на деле утверждена пока лишь четверть суммы. 

На смену топинамбуру 

Заключительной стадией ликвидации последствий работы АМЗ станет ввоз чернозёма вместо заражённой земли. На разных участках подрядчики снимут от 50 до 100 сантиметров грунта. На месте завода изначально планировалось посадить топинамбур и тополя (якобы цветущие без пуха), которые СИФИБР разработал специально для Свирска. «Но Главгосэкспертиза исключила данный вид обеззараживания, поскольку, на её взгляд, непонятно, как утилизировать листву, отходы тополей», – рассказал Орноев. Богданов подтвердил, что тополя и топинамбур эксперты отклонили, несмотря на то что учёные полгода пытались доказать необходимость рекультивации с помощью этих культур. Так что вместо них на участке будет высажена многолетняя трава, а тополя – лишь по периметру. Но, отметил Орноев, тополя СИФИБРа появятся в самом городе, так что работа института не пропадёт.  «А на площадке после рекультивации можно  будет строить что угодно», – заверил Богданов.

Мэр Свирска уже строит планы на площадку АМЗ, но не раскрывает их, боясь сглазить

У мэрии насчёт 17,5 гектара, которые занимал АМЗ, уже есть «грандиозные планы», сказал Орноев, но уточнять отказался – боится сглазить. Он лишь пояснил, что речь идёт об использовании участка под новое производство. «Свирск стал городом лишь в 2006 году, при этом мы были обделены землями: нас окружают районные территории. Своих участков у нас мало, поэтому освободившаяся площадка тоже будет отдана под промзону. Что именно здесь будет построено, говорить рано, поскольку вывоз отходов завершится только в 2013-м, в порядок участок будет приведён к 2015 году», – сказал мэр.

Как только глава города поделился планами относительно нового производства, внимание журналистов привлёк общественный наблюдатель Владимир Бутаков. По его словам, ликвидация последствий работы АМЗ после очистки площадки не закончится. «Нужно добиваться рекультивации всей прилегающей территории. Сейчас убирают очаг. Нужно решать скорее по дальнейшим действиям», – отметил он и привёл цифры: содержание мышьяка на прилегающих территориях в 50 раз превышает ПДК. В детском саду «Колокольчик» экологическая организация вместе с иркутскими учёными готовится провести рекультивацию почв  биопрепаратами: обработать земли средствами, которые свяжут вещества в нерастворимые и постепенно разложат их в неактивные формы. Это, уверен он, позволит снизить концентрацию вредного вещества в 15 раз.  

Белые отвалы – огарки, наиболее опасные отходы АМЗ – хранились под открытым небом 63 года

«Впрочем, все заостряют внимание на мышьяке. Но Свирск – это не только мышьяк. У нас 50 лет работал завод «Востсибэлемент». Там были восстановительные печи, свинец летел день и ночь. Загрязнение – до 1000 ПДК. Надо проблему решать в комплексе, а не просто говорить, мол, мышьяк, мышьяк», – сказал Бутаков и махнул в сторону другого «свинцового» загрязнителя – предприятия «Метэко», которое пару лет назад развернуло своё производство  в одном из брошенных цехов «Востсибэлемента». Завод обрабатывает вторичное сырьё, металлические отходы и лом, аккумуляторные батареи  и полимеры, обогащает свинец. 

«Всё, пойдёмте. Хватит вам здесь стоять», – заканчивают экскурсию подрядчики, подгоняя задумавшихся журналистов. На выходе мы моем сапоги, снимаем маски, начинаем дышать глубже, хотя непонятно почему. В качестве дополнительной «реабилитации» журналистам были прописаны поход в центральный парк, катание на раритетном колесе обозрения и стакан молока.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector