издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кошмар продолжается

Что толкнуло «академовского маньяка» на преступления и новые откровения, неизвестно даже его матери

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Удалением суда в совещательную комнату завершилось заседание по делу Артёма Ануфриева и Никиты Лыткина, обвиняемых в серии из шести убийств и восьми покушений. Выступление Никиты Лыткина в прениях повергло в недоумение всех. Через полгода после начала суда, на завершающей стадии разбирательства, он вдруг заявил, что вместе с ними двумя на убийство пожилой женщины 16 декабря 2010 года ходил ещё один их приятель, а также что Ануфриев не причастен к трём эпизодам убийств и вместо него там был другой, четвёртый, фигурант. Мать Никиты Лыткина, за день до этого выступившая в суде с проникновенной речью, утверждает, что поражена таким откровением сына: за сутки до этого на свидании в СИЗО он не поделился планами даже с ней.

«С ума сойду с этим человеком»

По словам адвоката Никиты Лыткина, она также не была осведомлена о намерении подзащитного за-явить «о новых обстоятельствах». После того как подсудимый произнёс краткую речь, назвав имена и фамилии своих якобы подельников, она попросила сделать пятиминутный перерыв, в течение которого их общение проходило за закрытыми дверями. В коридоре здания Иркутского областного суда в это время все были непривычно возбуждены. Потерпевшие, регулярно посещающие судебные заседания уже полгода кряду, настолько устали от происходящего и настроились на ближайшее завершение процесса, что информация о возможности его продления выбила их из колеи. «Неужели нам снова предстоит пройти через всё это?» – негодовала мама убитого мальчика. Ответить на этот вопрос теперь сможет только суд, который удалился в совещательную комнату для вынесения решения по ходатайству адвоката, попросившего про-длить судебное следствие. 

Подсудимый Ануфриев скрыл свои эмоции, сказав лишь, что «с ума сойдёт с этим человеком», имея в виду Никиту Лыткина. Однако наверняка в нём укрепилась надежда на смягчение наказания. Адвокат Ануфриева по согласованию с подсудимым и так утверждает, что его вина не доказана ни по одному эпизоду, и теперь, когда напарник отказался от показаний против него по трём эпизодам убийств, это может повлиять на ход дела. Некоторые наблюдатели, в свою очередь, не верят в правдивость новых откровений Лыткина, предполагая, что он «сочинил» их, по каким-то внутренним мотивам пожелав затянуть судебное следствие. Отметим, что сделать некое заявление Никита Лыткин хотел ещё в начале прений, но тогда, согласно регламенту, у него не было такой возможности. Впереди у подсудимых ещё последнее слово, которое им предстоит произнести 12 марта. Ожидается, что к этому моменту уже решится вопрос о продлении судебного следствия. 

«Никто не желает понять, почему это произошло»

До сенсационного признания Лыткина в прениях успели выступить все стороны: гособвинитель, три адвоката, мама Никиты Лыткина и подсудимый Ануфриев. Никто из них не сказал ничего нового по сути, изменилась лишь форма. Адвокат Никиты Лыткина настаивает на дополнительной психиатрической экспертизе. По её мнению, она даст ответ на вопрос, терзающий всех. Защита считает, что подсудимый имеет психическое расстройство, «которое ограничивает его способность контролировать своё поведение, но не исключает вменяемость». «Ведь это не бытовое преступление, к которому общество и судебная система уже привыкли, когда никто не будет выяснять тонкости психологического развития личности. 

Но здесь другой случай. Преступления являются исключительными, с ними необходимо разобраться. Как и где всё произошло, какие орудия использовались, всё выяснилось. Но при этом никто не желает понять, почему это произошло», – утверждает адвокат. 

По её мнению, ответ на вопрос «Почему?» при помощи повторной экспертизы сможет дать относительную гарантию спокойствия иркутянам. «Если защита права и Лыткин действительно имеет психическое расстройство, то тогда можно предположить, что ужас, который был в городе, больше не повторится, потому что преступления совершали не совсем психически здоровые люди и сейчас они в тюрьме. Таких людей, естественно, мало, а шансов, что подобная ситуация повторится, ещё меньше. Тогда потерпевшие и другие жители смогут спокойно жить и работать. Но если такого заболевания у Лыткина нет, получается, что совершенно здоровый психически человек берёт молоток и убивает, при этом регулярно и серийно, только потому, что посмотрел передачи про маньяков и ролики про убийства». При этом, считает адвокат, медицинское заключение не должно сказаться на строгости наказания. Однако в отличие от гособвинителя, попросившего назначить Никите Лыткину наказание в виде 25 лет лишения свободы в колонии строгого режима, защитник остановился на 20 годах колонии. 

Не увидели оснований

Адвокаты Артёма Ануфриева, действуя в полном соответствии с его пожеланиями, и вовсе попросили суд вынести подзащитному оправдательный приговор. «Считаю, что выводы органов следствия и государственного обвинителя не нашли своего подтверждения. К признательным показаниям Лыткина, данным в ходе предварительного следствия, следует отнестись критически, поскольку Ануфриев подробно рассказал об оказании на него психического и физического давления органов предварительного следствия и сокамерников». Эту информацию, утверждает адвокат, подкрепляют результаты экспертизы, которая через несколько дней после ареста зафиксировала у него ссадину в области темени, нанесённую касательным ударом твёрдого тупого предмета. 

По мнению защиты, следствию не удалось доказать вину Ануфриева ни по одному эпизоду убийства или нападения. Даже такие доказательства, как аудиозапись, сделанная прямо во время убийства, или видеозапись, на которой заснято глумление над телом бездомной, адвокаты не берут в расчёт. «Ануфриев вёл видеозапись, но не наносил ударов по трупу ножом, поэтому надругательства над телом не производил», – констатировала адвокат. Однако оценить доказательства, собранные сторонами защиты и обвинения, суду ещё предстоит. 

Исповедь матери 

В прениях также выступила мать одного из подсудимых Марина Лыткина. Слово ей предоставлено как законному представителю несовершеннолетнего, подозреваемого в совершении преступлений. «Прежде всего хочу сказать, что я нисколько не оправдываю своего сына, потому что то, что он сделал, невозможно оправдать, – начала Марина Лыткина. – С того самого дня, когда я узнала, что он совершил, я живу с этой мукой и с этой болью. Я хочу понять, почему это произошло, как это могло произойти с моим сыном, который никогда не был жестоким и агрессивным». По её словам, она делала всё возможное, чтобы отвлечь сына от невротических состояний и сделать его человеком: записывала в кружки и спортивные секции, водила к психологам и врачам, во-зила в путешествия. Однако, говорит женщина, ребёнка нужно было вести к психиатру, но это стало понятно слишком поздно. 

Мать подсудимого полностью признала и свою вину в трагедиях, виновником которых стал её сын. «Я виновата, судить надо и меня. Я сама оказалась не приспособлена к жизни и не научила этому сына. Я всегда говорила ему, что в мире много добра и хороших людей больше, чем плохих, что нужно научиться прощать. Я пыталась оберегать его от неприятностей, пока могла, и тем самым сломала ему жизнь. Я перестала быть для него авторитетом, потому что сама всего лишь слабая женщина, которая ничего не добилась в жизни, которая лишь работала с утра до ночи, чтобы как-то выжить», – сказала Марина Лыткина. 

Одной из причин замкнутости сына, считает женщина, стала жизнь в неполной семье: «Он рос без отца, и у него не было перед глазами мужского примера, модели мужского поведения. Отцу он, возможно, рассказал бы о своих бедах. Отец мог бы дать совет. Я не смогла воспитать в нём мужчину». В завершение своего выступления Марина Лыткина «осмелилась просить о снисхождении» для своего сына. Она также обратилась к потерпевшим: «Я и мой сын вторглись в вашу жизнь. Нам нет прощения. Мы принесли вам много горя. Я виновата в этом, но попытайтесь меня понять». Зал ответил молчанием. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер