издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Труд без скидок на малолетство

Пенсионерка через суд добилась присвоения звания «Труженик тыла»

Это звание получают те, кто проработал во время Великой Отечественной войны в тылу не менее шести месяцев (принудительный труд во время оккупации не включается), а также лица, награждённые в тот же период орденами и медалями за самоотверженный труд.

Получилось так, что Анастасия Мануилова к своим весьма солидным годам так и не приобрела статус, обеспечивающий различные меры социальной поддержки. Когда весной нынешнего года она обратилась по этому поводу в Управление социальной защиты населения по Ангарскому району, получила там устный отказ: якобы такая поддержка, установленная для тружеников тыла, ей не положена. Чиновники потребовали, чтобы престарелая женщина доказала документально, что десятилетней девочкой в сорок первом году начала работать на колхозном поле наравне со взрослыми.

Детство Анастасии Парфёновны было тяжёлым. Она родилась на тайшетской земле в 1931 году. Родителей раскулачили, и с большим трудом семья начинала всё сначала в деревне Глинка, в колхозе имени Лазо. Маму Анастасия помнит плохо, от всех жизненных тягот она умерла в 1936 году. А через два года Настя с сестрой потеряли и отца. Девочки рано стали самостоятельными. Когда началась война, наравне со взрослыми вышли в поле. Лозунг «Всё для фронта, всё для Победы» был хорошо знаком каждому ребёнку.

В школе Анастасия сумела преодолеть только четыре класса. Ей тогда было не до учёбы. Зато в полеводстве прошла все работы, какие только можно: и на заготовке сена, и на картофельной борозде. Это называлось «куда пошлют». Обычно их собирал бригадир и определял фронт работ. В сибирской деревне был свой фронт – трудовой, на котором нужно было выкладываться по полной, без скидок на малолетство. Труд отмечался в ведомости «палочками». В конце года за такие «палочки» давали муку, главный продукт военного времени. Разве думали тогда подростки, что в двадцать первом веке им потребуются какие-то бумаги для подтверждения того, что в страду они не сидели на крылечке?

Когда спустя много лет Анастасия Парфёновна обратилась в районный архив за подтверждением факта своей работы во время войны, выяснилось, что документы того периода не сохранились. Часть данных просто не сдавалась в архив, а другая сгорела в конторе. Первая запись в её трудовой книжке датирована лишь январём 1951 года. Конечно, ветерану было обидно, что ей отказали в присвоении звания «Труженик тыла». Но оставалась ещё надежда на последнюю правовую инстанцию – Ангарский городской суд. И справедливость восторжествовала. Для суда оказались важны показания свидетелей, дочери и мужа, которые косвенно подтвердили, что заявительница действительно работала в колхозе во время войны. Ведь её рассказы о том времени стали для близких семейным достоянием. Помог и протокол комиссии по назначению пенсии при исполкоме, когда-то давно составленный. Там факт работы Анастасии Парфёновны в годы войны письменно подтвердили два свидетеля из того самого колхоза. Хотя с годами связь с теми колхозниками была утеряна, этот документ был принят в качестве допустимого доказательства.

Суд вынес решение – удовлетворить требование Анастасии Мануиловой об установлении факта работы в колхозе в годы Великой Отечественной войны. Пенсионерка приобрела звание «Труженика тыла» и наконец-то может рассчитывать на меры социальной поддержки, в которых она так нуждается.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector