издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Северный синдром

  • Автор: Валентина АКСАМЕНТОВА, журналист

Северный
синдром

Когда
утверждают, что Россия
возрождаться будет глубинкой,
провинцией, то, видя, что сегодня
происходит на Севере, я в этом
сомневаюсь. Сегодняшний наш
разговор с человеком, отдавшим
Северу без малого 30 лет, точнее,
конкретной отрасли
(здравоохранению), Владимиром
Васильевичем Горюновичем, полгода
назад согласившимся возглавить
Центральную районную больницу
(ЦРБ), в которой семь отделений.

По
специальности, полученной в
Иркутском мединституте, он хирург и
летом 1969 года приехал работать в
район. С тех пор так и остался жить
на Севере.

Когда
августовским днем 1969 года молодой
хирург переступил порог ЦРБ,
главным врачом здесь был очень
известный хирург Георгий Петрович
Бентхен (к сожалению, вскоре
умерший). Хирургия в годы работы Г.
Бентхена и позднее, в 70-90-е, когда
здесь работали хирурги Рудольф
Федорович Бараков и Леонид
Иванович Иванов, была в северной
Маме на очень высоком уровне.
Больные из соседних районов
старались попасть к нашим
специалистам.

Но сегодня,
когда В.В. Горюнович возглавил
больницу, в здравоохранении
наступил очевидный крах: уезжали
один за другим специалисты высокой
квалификации — терапевт В. Можаров,
гинеколог М. Ильенко, хирург Р.
Бараков, стоматолог Л. Сосова,
педиатр А. Бузуев; в течение года
умерли рентгенолог и хирург В.
Нефедьев и хирург Л. Иванов.

Разбегался и
средний медперсонал; эти же
процессы происходили в участковых
больницах. Всего в районе, кроме
ЦРБ, три участковые больницы и
шесть фельдшерско-акушерских
пунктов. Но, учитывая, что
участковая больница (в том же
Витимском) принимает больных из еще
трех близлежащих поселков —
Мусковита, Колотовки, Большого
Северного, — можно представить
какая нужда здесь в специалистах.

Владимир
Васильевич Горюнович, приняв
предложение стать главным врачом,
не обольщался. Видел, что
происходит: среди оставшихся
медработников росли неуверенность,
раздражение, растерянность,
озлобленность. Но надо было
работать, помогать населению,
восполнять "брешь" в
медицинских кадрах. Оказавшись в
командировке в Иркутске, побывал в
облздравотделе. Там обстановку
понимали, но, учитывая "историю
болезни" государства, особо
обещать ничего не могли. И тогда
новоиспеченный главврач, опытный
северянин, дал два объявления — в
"Медицинскую газету" и
"Восточно-Сибирскую правду" —
о том, какие специалисты требуются
в северный район.

— С кадров я и
начал. С кадров, — говорит главврач.

Завязавшаяся
переписка (а писали со всей страны)
дала все-таки результаты: уже
приехали в район опытный гинеколог
Л.М. Власова, даже получила хорошую
квартиру; приехала педиатр из
Казахстана, прибыла молодая семья
врачей — детский невропатолог и
хирург. Так что кадровая
"брешь" потихоньку
закрывается. Поскольку пришел В.
Горюнович и к другому выводу:
вахтовый метод северному
здравоохранению никак не подходит.
При нынешнем финансировании
контрактники забирают львиную долю
средств, а денег сегодня в
здравоохранении Севера ни на что не
хватает. И еще: чем содержать
приезжих врачей в гостинице, лучше
помогать с жильем. С жильем местная
администрация вопрос старается
решать. Ждут еще приезда
инфекциониста, анестезиолога,
терапевта. Большая часть писем
главврачу приходит из-за Урала —
значит, и в Европе не так легко
врачам, если даже расстояния и
долгая зима Сибири не пугают людей.
Была бы работа! В письмах
большинство врачей интересуется:
почему у вас такой большой отток
специалистов, что на земле растет,
на какое можно надеяться жилье и,
конечно же, оплата? Помня о прежнем
Севере, некоторые заламывают
высокие суммы. Владимир Васильевич
Горюнович эти аппетиты сразу
ограничивает, коллектив ЦРБ денег
не видит подолгу, только недавно
удалось ликвидировать часть
задолженности по зарплате. С жильем
для медработников тоже нелегко —
бывают свободные квартиры, но они
нуждаются в большом ремонте, а
когда нет ни стройматериалов, ни
стекла, ни краски? В такой вот
обстановке с помощью артелей
"Сиббелокома" и
"Кристалл" удалось сделать
ремонт поликлиники и еще решить
кое-какие ремонтные проблемы. Но в
зиму ЦРБ вошла с огромной тревогой,
в прошлую было столько аварий на
теплотрассе, что главврач честно
заявляет:

— Этой зимы я
боюсь. Худо-бедно, еще не было
больших морозов.

Та же
проблема с молочной кухней, которая
ой как нужна детям: в ту зиму
прорвало батареи — ремонт сделать
не смогли. Многое из оборудования в
больнице требует замены. Тот же
флюорограф 18 лет в работе, ресурс
выработан; рентген-аппаратура тоже
нуждается в замене. Наработаны
связи с фирмами, с той же
"Медтехникой", но
финансирования не хватает даже на
зарплату. Инфляция сжирает все.

Потому,
видимо, для амбулаторных больных
некоторые виды услуг, та же
флюорография, будут платными.
Недавно вот пленку привезли, сумму
заплатили баснословную.


Регулятором цены должно все-таки
выступать государство, — считает
врач В. Горюнович, — и на
медицинское оборудование, и на
лекарства. А когда определенной
категории больных положен тот же
инсулин или полиглюкин, а стоит все
огромных денег, то, извините, кто
его купить может? Пенсионеры (а
население заметно постарело)
большей частью не способны себя
пролечить, поскольку тот же
полиглюкин стоит по 400 рублей за
флакон.

— В ночь
идешь дежурить и боишься, кого
привезут, кто из больных умрет.
Бичей привозят, среди них столько
запущенных больных (их, запущенных,
вообще по Северу много), такие
деньги тратим, а спасать надо —
человек все же! Не вспомню, когда
вливали кровь, плазму, белковые
препараты. И страшно! Будь ты
специалистом самого высокого
класса, возможности-то помочь нет!

Больных на
Севере каких только нет — с
сердечно-сосудистыми
заболеваниями, онкобольные;
травматизм здесь довольно высок.
Травматизм сегодня чаще бытовой,
поскольку производства
практически нет. Зато вечная
российская болезнь — алкоголизм
процветает, давая пышные бутоны в
виде циррозов, язв, гастритов и т.п.
А уж случаев, предвиденных и
непредвиденных, сколько угодно.
Шестого ноября по рации кое-как
вышли на райцентр из далекого (205
км), оторванного от всего белого
света села на Лене Усть-Чуя, с
трудом разобрали, что там
произошло. Но выехать в Усть-Чую
практически невозможно, нет ни
вертолетов, ни небольшого самолета,
как это раньше было.

— Спасибо
Трофиму Ивановичу Бутакову,
начальнику аэропорта — помогает,
очень помогает отправлять больных
в Иркутск, — говорит Владимир
Васильевич. — Недавно, в конце
октября, направили в областную
инфекционную больницу сразу
пятерых детей из многодетной семьи;
мамаша семейства ждет рождения
шестого. А дети запущены до предела.
За голову возьмешься… Еще больная
тема — кормление больных. Тут уж не
до 15 "столов" диеты, так бы
прокормить.

В пос.
Луговское в свое время была закрыта
больница, а зря это сделали, она
была оборудована. Население там
большое, одних детишек 268 человек. А
к той больнице варварски отнеслись
сами люди. Вообще, как Мамай прошел
по району — одни остовы остались от
многих зданий. Народ мы вороватый.
Наверное, в стране так плохо и
живем, что не бережем того, что
имеем. И пьет на Севере народ не от
безысходности, а в силу привычки.
Нет чтобы кусок хлеба купить,
яблоко ребенку — ищут бутылку…

Главный врач
поставил диагноз северному
здравоохранению. Он считает, что
необходимы реанимация,
последовательные меры на любом
уровне — финансовые, экономические,
социальные, направленные на
восстановление всего организма,
именуемого российским
здравоохранением. Чтобы реальные
программы, такие как, к примеру,
"Дети Севера", подкреплялись и
реальными делами. В роли
реаниматора по Северу обязаны
выступить в первую очередь
государство, его чиновники, а мы на
местах и так делаем все.

Это правда.
Врач Горюнович изо всех сил
пытается отстоять достоинство
своей профессии.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер