издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Идет бычок, качается

Идет
бычок, качается

Аркадий КАЗАК,
пресс-служба УВД

За год,
который прожили в родном колхозе
"Завет Ильича" Заларинского
района тридцать два бычка со дня
своего рождения, они ничего
хорошего не видели. А летом стало
совсем невмоготу. Бычки, печально
мыча, топтались на откормочной
площадке, вылизывая шершавыми
языками давно опустевшие кормушки:
силос не завозили на ферму уже
несколько дней. И вот 22 июля
терпение лопнуло.

— Пора на
волю, в пампасы, — решили они. — Хуже
не будет!

И крепкие
однолетки пошли грудью на изгородь.
Ветхие, подгнившие жерди, не
выдержав натиска стада,
проломились. Путь был свободен, и
молодые голодные бычки без
сожаления покинули свою малую
родину — поселок Мойган, где
пропажи хватились нескоро.

Они брели
куда глаза глядят, с наслаждением
пощипывая сочную траву. Через два
дня их уже видели возле лесного
массива у деревни Каратаево, 15
августа бесхозных бычков одного
возраста и одной масти заметили
около села Аметы, а 26 августа их
видели у болота недалеко от деревни
Бурятская соседнего Аларского
района.

Когда в
колхозе, наконец, начали искать
пропавший скот, его след уже
затерялся. И, похоже, навсегда: 32
бычка пропали без вести, словно
иголка на бескрайних просторах
родины.

По
следу стада

Ну а коли так
им было на роду написано, то кому
теперь искать пропажу? А пусть
милиция занимается. И пошли по
остывшему следу бычьих копыт
заларинские сыщики, у каждого из
которых, помимо этого
"скотского" дела, в
производстве лежали десятки
материалов о кражах, грабежах,
разбоях и т.д. А тут еще для пущей
важности полетела в областное
Законодательное собрание жалоба:
милиционеры от рук отбились, плохо
ищут государственных бычков!

Но, уважаемые
господа, давайте погодим опять
ругать милицию, хоть это удобно и
ненакладно. Ответим сначала на
простые вопросы. Скот голодал?
Голодал. Скотники пьянствовали?
Было дело, чего греха таить.
Ежедневный учет приема-сдачи
бычков велся? Да ну, какой там учет.
Техническая укрепленность и охрана
ферм какая? Правильно, никудышная.
Это признают и председатель
колхоза, и главный инженер.

Тогда стоит
ли на зеркало пенять? Тем более, что
из РОВД руководству колхоза
неоднократно поступали
представления-напоминания о
необходимости технического
укрепления ферм и улучшения их
сторожевой охраны.

В колхозе
"Заря" деревни Коновалово
Балаганского района тоже
рачительностью не отличались.
Летний неохраняемый загон держался
на честном колхозном слове, а
потому его сломанные ворота,
видимо, и поманили в неизвестность
56 голов молодняка. Без труда
проложив себе путь на свободу,
парнокопытные ударились в бега и
тоже сгинули. Почти полгода уже о
них ни слуха ни духа.

И эта картина
типична для нашей области, на
территории которой существуют 20
колхозов, 31 совхоз и более трехсот
аграрных хозяйств различной
организационно-правовой формы.

Рога и
копыта на рельсах

Однако и при
новых формах иногда не удается
избежать старых проблем. Случается,
что и фермеры, экономя на
второстепенных затратах, вынуждены
платить дважды.

В начале
октября пастух-фермер вывел своих
двадцать дойных коров на пастбище
недалеко от участка железной
дороги Кая—Гончарово. Устав от
однообразного сельского пейзажа,
фермер отлучился по делам на часок,
а когда вернулся, коров как языком
слизнуло. Пастух и его жена после
долгих безрезультатных поисков в
расстроенных чувствах воротились в
хозяйство, куда вскоре прибрели
десять уцелевших буренок. Если бы
они могли говорить, то рассказали
бы своим хозяевам о печальной
судьбе своих подруг.

Судя по
всему, оставшиеся без присмотра
глупые телки прорвали хлипкое
проволочное ограждение пастбища и
неторопливо вышли прямо на
железнодорожное полотно.

Машинист
пригородной электрички, заметив их,
начал экстренное торможение,
однако было поздно — поезд на всем
ходу врезался в стадо, подминая под
колеса рога, копыта, шкуры и вымя.
Судя по документам, в этой
катастрофе местного масштаба
погибли девять голов. Рассказывают
также, что некоторые жители
близлежащих поселков в этот день
заполнили свои холодильники парной
говядиной, порезанной на порции
колесами локомотива.

Фермерская
чета, правда, склонна считать, что
их коров увел злоумышленник, но это
уже подтвердит или опровергнет
следствие.

Анатомия
криминала

Сегодня,
когда голодная зима катит в глаза,
когда цены на мясо ползут в гору
параллельно столбику термометра, а
по обочинам автотрасс, как маслята,
вырастают бесчисленные шашлычные и
закусочные, уверенно поднимают
головы скотокрады, которых в
известные времена за их грехи
сажали на кол. За 10 месяцев ими
совершено более 700 преступлений.
Ущерб составил более 20 миллионов
рублей. Возросло и число разбойных
нападений на животноводческие
хозяйства, шесть таких налетов
зарегистрировано с начала года.

Опертивники
Братского УВД взяли "мясников"
по горячим следам с поличным. Ночью
2 ноября сообщили о разбойном
нападении на свинокомплекс
"Агрофон", расположенный на
окраине поселка Стениха. Четверо
головорезов с обрезом связали
сторожа, 50-летнюю женщину, а потом
открыли стрельбу по свиньям. Они
убили тринадцать хрюшек средним
весом 200 килограммов каждая,
стоимость которых 51 тысяча рублей.
Десять туш бандиты забросили в
кузов грузовика. Однако отведать
свиной поджарки им было не суждено
— все похищенное мясо, вплоть до
последнего поросячьего хвостика,
изъято и возвращено владельцам.

Проследить
цепочку движения мясного товара не
сложно. Краденых животных обычно
вывозят в лес, убивают и
разделывают туши (грибники не раз
натыкались на лесные поляны —
скотомогильники, усеянные черепами
и костями убитых животных). Впрочем,
в Эхирит-Булагатском районе отец и
сын, промышлявшие этим
криминальным бизнесом, разделывали
ворованных коров прямо в салоне
микроавтобуса "Газель".

Со сбытом
заготовленной говядины или конины
у жуликов тоже особых затруднений
не возникает.

"Заслон"
для ворюг

Чтобы
положить конец всей это
скотокриминогенной карусели, на
борьбу с хищениями
сельскохозяйственной продукции
сегодня по решению коллегии
областного УВД брошены
дополнительные силы милиции.
Введены в действие специальные
операции "Заслон" и
"Блокада", выставлены десятки
передвижных милицейских постов на
дорогах, создаются поисковые
группы из сотрудников уголовного
розыска, патрульно-постовой службы,
ГИБДД и участковых инспекторов, в
сельской местности проводятся
подворные обходы и
профилактические беседы, в адрес
нерадивых руководителей хозяйств
направлены кипы представлений с
требованиями усилить охрану ферм,
оборудовать их в техническом и
противопожарном отношении, т.е.
перекреститься, пока гром не
грянул.

Знаем, что
село едва сводит концы с концами —
все мы сегодня загнаны в рамки
финансово-экономического кризиса.
Но решать проблему сохранности
сельхозпродукции и защиты скота от
разграбления необходимо сейчас,
пока с прилавков совсем не исчезли
мясо, молоко, овощи и хлеб.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер