издательская группа
Восточно-Сибирская правда
прослушать

Путь к алмазам

Путь к
алмазам

Многие
в молодости зачитывались книгами
Обручева, Ферсмана. В них подкупает
искренняя влюбленность в геологию,
страсть к открытиям. Вероятно,
иркутский ученый
член-корреспондент АН СССР М.М.
Одинцов мог бы так же увлекательно
рассказать о своих экспедициях,
геологических маршрутах, которых
было у него великое множество, и о
важных открытиях, к которым был
непосредственно причастен. Но он в
своей деятельности больше внимания
уделял практике и теории своего
дела. Большую часть жизни он искал
свой камень — алмаз. Михаил
Михайлович имеет самое
непосредственное отношение к
открытию промышленных
месторождений якутских алмазов. И
единственная популярная книга,
написанная им, — "По Восточной
Сибири в геологических партиях"
как раз посвящена этим поискам.

История
открытия якутских алмазов полна
противоречий, тайн и легенд. До сих
пор идут споры о первенстве, не
утихают обиды. И хотя множество
исследований написано на эту тему,
опубликованы исторические
документы, точки зрения на эти
события подчас не совпадают..Самое
удивительное в том, что среди
официально признанных
первооткрывателей алмазов
Одинцова нет, как нет его и среди
награжденных Ленинской премией.
Тем не менее, имя его всегда
упоминается во всех книгах
специалистов, на всех торжествах.
Его называют "отцом якутских
алмазов". Даже в Якутии, где среди
первооткрывателей больше числят
местных каюров и проводников (их в
списках уже значительно больше, чем
геологов), об Одинцове упоминают
всегда. И это справедливо — именно
он обосновал предвидение, что есть
на Сибирской платформе алмазы,
первым пробил вопрос о начале их
поисков, он создал
Тунгусскую(Амакинскую) экспедицию,
которая шесть лет работала под его
руководством. Даже название
экспедиции, ставшее известным на
весь мир, придумал он — по имени
своей любимой собаки Амака (медведь
— поэвенкийски).

Это
интервью — последнее, которое дал
"Восточке" непосредственный
участник событий, друг и соратник
Михаила Михайловича, доктор
геолого-минералогических наук
заслуженный деятель науки РСФСР
Сергей Федорович Павлов. 9 января
его не стало.

— Одинцов был
удивительно целеустремленным
человеком. Алмазная эпопея — лишь
одна грань многообразной
деятельности этого талантливого
сибирского ученого и организатора
науки. За его плечами множество дел
и побед. Но я расскажу лишь о
поисках алмазов. Догадки о том, что
в Сибири есть алмазы, возникли у
Михаила Михайловича еще в
молодости, в конце 30-х годов.
Результаты первых экспедиций,
проходивших по рекам Непе и
Илимпее, убедили его в этом
окончательно. Одинцов стал
настойчиво добиваться организации
специальных поисков. Написал
докладную записку, стал убеждать
руководителей. Неоднократно при
мне он излагал свои идеи начальнику
ВСГУ Кобеляцкому, главному геологу
Иванову, доказывая, что существуют
важные черты сходства строения
Сибирской платформы с
Южноафриканской алмазоносной
провинцией. Его настойчивость и
убежденность возымели действие —
сразу после войны в 1946 году
Восточно-Сибирское геологическое
управление поручило именно
Одинцову составить проект поисков
месторождений алмазов на Сибирской
платформе. Для осуществления этого
и была создана Тунгусская
экспедиция в составе четырех
партий, руководителями которых
были геологи ВСГУ В.В. Алексеев, В.Б.
Белов, С.Н. Соколов и Г.Х. Файнштейн.
Научное и техническое руководство
экспедицией было возложено на
профессора Одинцова, заведовавшего
в то время кафедрой
госуниверситета. В 1948 году он
пригласил в экспедицию меня, тогда
еще студента. С тех пор мы долгие
годы работали вместе.

Первые
поиски алмазов в 1947-1948 годах вели в
бассейнах рек Нижняя Тунгуска,
Илимпея и Подкаменная Тунгуска. Мне
достался маршрут от Ербогачена до
устья Илимпеи. Кстати, в этом районе
впоследствии и были обнаружены
первые алмазы. Помню, как Михаил
Михайлович наметил путь отряда,
которым я руководил — синим
карандашом очертил на карте круг. Я
прибросил — ничего себе, 800
километров! А ведь тогда
геологической основы еще не было,
карта была чисто гипотетическая,
реки, например, точечками были
обозначены. Как идти, куда? Но тогда
не принято было обсуждать
поставленную задачу. Взяли
продуктов, оленей — и в путь.
Приключений было достаточно, но все
выполнили вовремя.

В 1949 году
единичные кристаллы алмаза были
обнаружены на участке "Чайка"
на реке Большой Ереме и в
промышленных концентрациях — в
аллювии Вилюя. Алмазоносным
оказался и аллювий реки Мархи,
левого притока Вилюя. Эти
результаты позволили М.М. Одинцову
с полным основанием заявить об
открытии Якутской алмазоносной
провинции. А дальше уже последовала
целая серия находок. Все трубили
победу, посыпались награды. За
открытие алмазоносных россыпей на
Вилюе два начальника поисковых
партий — В.Б. Белов и Г. Х. Файнштейн
получили высокие награды
правительства, стали лауреатами
Ленинской премии. А вот М.М. Одинцов,
главный организатор и
непосредственный руководитель
этих поисков, был попросту забыт!

В конце 1949
года встал вопрос о начале
промышленной добычи россыпных
алмазов на Вилюе. Бывшая Тунгусская
экспедиция была переподчинена
Мингео СССР и переименована в
Амакинскую ( как раз в честь
погибшей лайки Михаила
Михайловича). Широкий разворот
работ потребовал постоянного
круглогодичного присутствия
главного геолога, экспедиции
Одинцова, но этого он позволить
себе не мог — был загружен основной
педагогической и научной работой. В
1952 году он покинул Амакинскую
экспедицию, которой успешно
руководил шесть лет.

Позже он
возглавил (вновь по
совместительству) Северную
экспедицию, которая осуществляла
геологическую съемку на
алмазоносных площадях Сибирской
платформы. Результатом этих работ
стали государственные
геологические карты и карты
полезных ископаемых, которые стали
важной основой для планирования
дальнейших поисков.

Михаил
Михайлович все эти годы не только
руководил экспедициями, он сам
участвовал в маршрутах, собирал
фактический материал, который лег в
основу его многочисленных
публикаций. Сколько его помню, он
никогда не сидел без дела, что-то
записывал, вычислял, изучал
литературу. В быту был неприхотлив
и прост, большую часть жизни
проводил в экспедициях. В геологию
был влюблен, как мальчишка. Даже
когда стал директором Института
земной коры, потом председателем
президиума Иркутского научного
центра, при всей своей занятости,
находил время, чтобы хоть ненадолго
вырваться в поле.

Об открытии
алмазов написано много былей и
небылиц. Но специалисты хорошо
знают, что дело не в отдельной
находке — их много в мире. Важнее
обосновать причины и
закономерности формирования
месторождения, спрогнозировать
перспективу поиска — это как раз
сделал Одинцов. Поэтому в
специальной литературе все
ссылаются на его имя. Да и своих
трудов у него достаточно. Так что
имя в историю открытия алмазов
вписано навсегда.

Беседовала
Галина КИСЕЛЕВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер