издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На зоне

На зоне

Анатолий
МАЛЫШЕВ, журналист

Прошло
более трех месяцев с тех пор, как в
соответствии с рекомендациями
Совета Европы о поэтапном
реформировании
уголовно-исполнительной системы
России на здании управления
исполнения наказаний по Иркутской
области появилась новая вывеска: из
ведения Министерства внутренних
дел оно перешло в Министерство
юстиции Российской Федерации.

— Переходный
период еще не завершен, —
откровенно заявил начальник УИН
Борис Гроник, — хотя, надо отдать
должное, наша правовая база
создается самым интенсивным
образом. Принято уже свыше трех
десятков законов по реформированию
пенитенциарной системы, в том числе
закон о службе, о взаимодействии с
другими министерствами и
ведомствами, спецназе и т. д. Изданы
также соответствующие приказы
Министерства юстиции, но они по
существу повторяют бывшие приказы
МВД Российской Федерации. Таким
образом, можно сказать, что
правовое обеспечение есть. Созданы
кадровая комиссия при Минюсте,
новый отдел специального
назначения со всем вооружением,
необходимой техникой. И если прежде
в спецназе были преимущественно
рядовые должности, то теперь они
заменены на офицерские.
Соответственно увеличена и
заработная плата.

Что же
касается заключенных, то сейчас в
стадии подготовки проекты
постановлений о новой амнистии
осужденных. Это будет седьмая
амнистия за последние четыре года.


Европейская конвенция о защите
прав человека обязывает радикально
изменить условия содержания
подозреваемых в следственных
изоляторах. Что-то делается в этом
направлении?


Действительно, условия содержания
в СИЗО оставляют желать много
лучшего. Здесь сказывается ряд
причин, в том числе объективного
порядка, которые, кстати,
учитываются и экспертами Совета
Европы. Например, катастрофические
последствия финансового обвала 17
августа. Сегодня государство
попросту не имеет возможности
финансировать должным образом
деятельность пенитенциарной
системы.

В ближайшем
будущем планируется все
следственные изоляторы передать в
федеральное подчинение. Это
позволит улучшить их
финансирование, содержание и
соблюдение установленных законом
прав подозреваемых, находящихся в
СИЗО.

Для сведения
скажу, что в Иркутской области
четыре следственных изолятора, где
содержатся почти одиннадцать тысяч
подозреваемых при норме 5600 человек.
Поэтому в управлении сейчас
прорабатывается проект
строительства еще одного
следственного изолятора в г.
Иркутске, который поможет
несколько разрядить обстановку.
Кроме того, в целях лучшего
обеспечения обитателей СИЗО
продуктами питания по решению
Министерства юстиции вдвое
увеличен вес принимаемых посылок.

Но я понимаю,
что когда вы задаете такой вопрос,
то прежде всего имеете в виду
гарантии защиты находящихся в
следственных изоляторах от
различных форм насилия. Могу
заметить, что тут позиция России
давно и четко выражена в ряде
документов. В частности, в них
говорится, что в соответствии с
нормами международного права и
Конституцией Российской Федерации
уголовно-исполнительное
законодательство нашей страны
основывается на строгом соблюдении
гарантий защиты от пыток, насилия и
другого жестокого или унижающего
человеческое достоинство
обращения с заключенными. И мы
следуем этим принципам
неукоснительно.

К слову
сказать, в новом уголовном кодексе
заметно поубавилось статей,
предусматривающих смертную казнь.
Если в прежнем кодексе их было 28, то
в ныне действующем всего пять. Плюс
к этому, начиная с августа 1996 года, в
России приговоры судов в отношении
лиц, осужденных к смертной казни, в
исполнение фактически не
приводятся.


Говорят, если трудно людям на воле,
то еще тяжелее в зоне. Сегодня на
предприятиях области высок уровень
безработицы. А как обстоят дела с
трудовой занятостью лиц,
находящихся в местах не столь
отдаленных?

— В
результате хронического
недофинансирования нам приходится
использовать оборотные средства
действующих промышленных
предприятий и цехов на содержание
заключенных. И это мешает
расширенному воспроизводству.
Отсюда снижается и занятость.

В настоящее
время на 12 предприятиях
уголовно-исполнительной системы
Иркутской области трудится более
восьми тысяч осужденных. Жизнь
заставляет всех нас быть
коммерсантами.

В этой связи
можно привести немало примеров
неплохой маркетинговой работы. В
одной из колоний г. Иркутска нам
удалось организовать производство
по изготовлению рабочей обуви.
Заключили договор с
производственной коммерческой
структурой "Ангара—ДОВ",
отпочковавшейся от Иркутской
обувной фабрики. Она поставила
заключенным специальную линию
раскроя, в которую вошли около 50
единиц оборудования. И теперь 150—180
осужденных получили рабочие места
и выпускают обувь самого широкого
ассортимента — два десятка
наименований.

В соседней
колонии удалось совместно с
частным предприятием наладить
выпуск мягкой и кухонной мебели.
Схема здесь проста. Партнер
поставляет нам сырье и материалы,
заключенные делают столы, шкафы,
мягкие уголки, которые частник сам
реализует. В итоге только в текущем
году произведено товарной
продукции без малого на три
миллиона рублей.

Отрадно, что
осужденные сами проявляют
инициативу. Два месяца назад пришло
на мое имя письмо заключенного из
ангарской колонии особого режима.
Автор предложил организовать
скорняжное производство. Это
письмо было внимательно
рассмотрено в маркетинговой
службе. И уже изготовлена
соответствующая технологическая
оснастка, приобретены химикаты,
налажен сбор сырья — шкур мелкого и
крупного рогатого скота. На базе
этого производства собираемся
наладить выпуск рабочей обуви.

Мне часто
приходится сталкиваться с
предубеждением, что заключенные,
дескать, как и тридцать-сорок лет
назад, заняты лишь тяжелым, ручным
трудом — лесоповалом. На самом деле
это не так. Сегодня можно говорить о
целых промышленных отраслях в зоне.
Среди них металлообработка,
швейное производство, лесо- и
деревообработка и т.д. Широк и
ассортимент выпускаемых изделий.
Он составляет около 3000
наименований. Только в истекшем
месяце всего было реализовано
продукции, изготовленной
заключенными, без малого на девять
миллионов рублей. Но вся беда в том,
что нередко мы ее отгружаем, а нам
за поставки своевременно не платят.
Сказывается общая кризисная
ситуация. На наших складах
скопилось готовой продукции на
общую сумму в восемь миллионов
рублей, и еще вдвое больше
составляет долг потребителей за
ранее отгруженные товары.

— Чтобы
выпускать качественные изделия,
необходима соответствующая
профессиональная подготовка. Какие
у вас здесь возможности?

— До 1991 года в
каждой колонии действовали
общеобразовательные школы. Позже
они были преобразованы в
консультационные пункты, а теперь и
тех практически нет. Однако
профтехучилища мы все же сохранили.
На этот счет есть соглашение
Министерства образования и
Министерства внутренних дел. Так
что в семи колониях у нас действуют
четыре ПТУ и три их филиала.
Профессиональная подготовка в этих
училищах ведется по самым
различным специальностям, в том
числе готовят машинистов паровых и
водяных котлов, подъемных кранов,
станочников-деревообработчиков,
водителей лесовозов, трактористов,
токарей, сварщиков и т.д. Причем по
каждой специальности выдаются
соответствующие дипломы, которые
помогут осужденным
трудоустроиться после выхода на
свободу.

— При
таком сложном финансовом положении
как вам удается обеспечивать
заключенных питанием?

— Да, чтобы
накрыть сегодня стол обитателям
колоний согласно нормам,
приходится идти на крайние меры:
использовать, как я уже говорил,
оборотные средства промышленных
предприятий, расположенных в зоне,
менять готовую продукцию на мясо,
масло и другие продукты.

В ряде
колоний организовали свои
подсобные хозяйства. Завели
поголовье свиней. Однако сейчас
свинина обходится нам все дороже и
дороже. Поэтому экономисты
рекомендуют постепенно переходить
на разведение лошадей. Кое-какой
опыт уже есть. В
пятидесятых-шестидесятых годах,
например, поголовье лошадей в зоне
доходило до 500-600. Их содержание во
всех отношениях более выгодное,
лошадей ведь можно использовать и
как рабочую силу. Приобретены уже
первые шестьдесят голов.

Можно
сказать, решена хлебная проблема.
Полтора года назад мы поставили
перед собой задачу: в каждой
колонии иметь свою пекарню. И
сейчас эта программа реализована.
Закупили необходимое оборудование,
подготовили обслуживающий
персонал. И теперь не зависим ни от
кого, сами осужденные обеспечивают
свою братию свежеиспеченным
хлебом. Одновременно это дает и
ощутимую экономию бюджетных
средств. Параллельно открыт цех по
производству макаронных изделий.
Имеющиеся в зоне 15 тыс. гектаров
сельскохозяйственных угодий, в том
числе половина пашни, позволяют нам
получать добавку из свежих овощей.
Так живет зона.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер