издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А гром все-таки грянул

  • Автор: Виктор ЛИЗУНОВ, журналист

А гром
все-таки грянул

Мудрый
французский народ давно заметил,
что любовь, деньги и заботы скрыть
невозможно. Равно как и чужое
имущество, добытое преступным
путем, то есть кражи. Тем более со
взломом, — добавят
оперуполномоченные уголовного
розыска Шелеховского ГОВД. И будут
правы, потому что такой случай
действительно имел место быть.

Ранним
холодным ноябрьским утром рядовая
гражданка Буйнова, чью квартиру
недавно обокрали, ехала на работу. В
трясущемся автобусе N 2 атмосфера
была чуть теплее, чем "за
бортом", и Буйнова невольно
начала размышлять о смысле жизни:
"Вот разбогатею в результате
честного труда и куплю новую…"

— Ой, люди
добрые! — закричала вдруг
недомечтавшая пассажирка. — Это же
она! Дубленка моя! Родная!..

И крепко
схватила за рукав соседку.

— Вот,
пуговку сама криво пришивала, вот
этим местом на скамейку сдуру села,
до сих пор заметно, а здесь чебурек
ела…

— Я вас где-то
видела, — надменно сказала
удерживаемая дама в ладно сидящей
на фигуре дубленке.

— Ой, да и я
вас. А дубленка все равно моя.
Пуговка вот. А здесь я сдуру
чебурек…

— Что вы за
чужой рукав незаконно держите? Фу,
какие манеры!

Пассажиры с
нескрываемым интересом наблюдали
за происходящим и даже начали
выражать свои мнения:

— Что вы к
женщине пристали, может, это и не
ваша, откуда нам знать?

— Нет в
Конституции такого права за руку
трудящегося хватать, даже если и в
дубленке!

— Человек,
если он чебурек ел, зря говорить не
станет!

— В
общественный транспорт невозможно
уже в хорошей вещи войти!

— Сюда, люди!
— кричала, всеми руками держа
вырывающуюся находку потерпевшая.
— Где правда? За что боролись?
Наденут чужое и ездят по автобусам
с наглыми лицами!..

— Кто здесь
звал милицию? — человек с
проницательным взглядом на строгом
волевом лице, в форме появился как
всегда в самый нужный момент. — Так
что тут у нас? Ага. Имеется в наличии
дубленка зимняя производства
Турции, размер 48, рост второй, явно с
чужого плеча, — мгновенно оценил
ситуацию сотрудник органов. — И
едет из микрорайона, пораженного
квартирными кражами… Так, так, так,
все, кажется, встает на свои места. И
это последнее темное звено большой,
сложной и запутанной цепи.
Водитель, в отдел внутренних дел!
Будем ставить окончательную
крупную точку в этой тонкой
нечистой игре.

И стал
задумчиво выбивать погасшую трубку
о пустую кобуру. Конечно, может, на
самом деле все было и не совсем так,
но очевидцы утверждают, что так в
точности все и было.

В милиции
задержанная, оказавшаяся
Бочкаревой, под тяжестью
неопровержимых улик и призналась,
что, мол, да, дубленка раньше была не
ее, а куплена у знакомой, по фамилии
Тульченко. Доставленная через
определенное время сюда же
гражданка Тульченко, прижатая
железными фактами к казенной
стенке, дала признательные
показания, что и она купила эту
злосчастную дубленку недавно у
другой знакомой. И назвала, кто она
и где живет, не работая и имея много
дорогих вещей. И завертелось
безжалостное колесо Фемиды.

Их встреча
была предначертана звездами.
Садченко, Козерог по гороскопу,
получивший прекрасное дворовое
воспитание в 18 квартале, в эту
осень, впрочем, как и в другие
времена года, работой обременен не
был, болтался, радуясь новой жизни,
большим перспективам и горизонтам.
В его годы Лермонтов уже писал
"Демона", Гайдар командовал
полком, а Островский закалял сталь.
Но ранимой душе Садченко не было
мучительно больно потому, что всего
этого он не знал. У него имелись
свои вехи, даты и этапы: три года за
кражу в 1992-м в отсрочкой исполнения
приговора, три года с половиной за
другую в 1993-м… Оба раза засыпался
по глупости: шел на дело наобум, без
разведки, без плана отхода и выноса
шмуток. Эх, юность-молодость, только
крылья подпалил! И вот он встретил
Ее, тонкую, нежную. Конечно, не
Венера, подумал он, но что-то
венерическое в ней есть.

Панькова, по
Зодиаку — что-то между Девой и
Рыбой, пришла к подружке уколоться.
Взаймы. Ввела дозу, откинула голову
на спинку дивана, а когда открыла
глаза, увидела в соседней комнате
парней, и среди них — Его, резкого и
мужественного. Конечно, не
Шварценеггер, подумала она, но и не
Блондин в желтом ботинке.

Между ними
вспыхнуло чувство. Кроме всего, и
поговорить можно было на общие
темы: в 1996-м Панькова была осуждена
сразу по трем статьям УК РФ к трем
годам лишения свободы, но, учитывая
возраст, чистосердечное раскаяние
и первую судимость, суд отсрочил
исполнение приговора на два года.
Она с испугу встала на путь
исправления и стояла на нем уже год
и один месяц.

Короче,
судьба кинула их в объятия друг
друга, где они и сговорились начать
квартирные кражи, ворованные вещи
продавать и ни в чем себе не
отказывать. А тут еще по
украденному телевизору показали
воспетых голливудских
любовников-грабителей
американских банков Бонни и Клайда.
Плечо верного напарника, романтика
пустых квартир, в смысле отсутствия
хозяев, дорогие вещи на выбор,
быстрые деньги — иного Садченко и
Панькова и не хотели.

Первую кражу
наметили и совершили из квартиры
дома N26 четвертого микрорайона, но
довольствовались мелочью: чайным
сервизом, норковой шапкой,
китайским покрывалом, салатницей,
конфетницей, стаканами из
хрусталя… Вторую — у соседей
Паньковой. Улыбнулась удача: шапки
из песца, сурка, ондатры, золотые
кольца, модная одежда в
ассортименте…

Они не знали,
а может, знали, да на себя не
примеривали участь вора Глухова,
шерстившего квартиры здесь же и
сгоревшего только на 21-й краже. Этот
наворовал за три с половиной месяца
вещей — видеокамер, телевизоров,
драгоценностей — на 140 тысяч рублей.
А потом — попался.

Восемь
квартир за два месяца успели
взломать Панькова и Садченко. Брали
все: видеоаппаратуру,
электроприборы, одежду, косметику.
Продавали технику, дубленки, обувь
знакомым, случайным лицам, всегда
платежеспособным кавказцам,
профессиональным скупщикам
краденого.

7 ноября
Панькова сидела, вполуха слушала
Киркорова, сообщавшего из
ворованного "Sony", что недавно
он "Ой, мама, шику дал", и
твердила своему Клайду: пора,
девять дней без дела, деньги на
исходе… Садченко оделся, засунул
выдергу под куртку, ткнул ботинком
в магнитофон, который тут же
послушно замолчал, подал суженой
руку:

— Ладно,
пошли, есть хата с побрякушками…

Незнакомый
подъезд встретил их дружелюбной
тишиной, привычно пахло котами и
отсутствовали лампочки
электрического освещения. Дверь
квартиры N 16 жалобно затрещала под
напором выдерги в крепких
уверенных руках Садченко.

А в это время
ее хозяйка пила чай "Беседа" у
соседки. На третьей чашке заглянул
верхний жилец и сказал, что дверь в
ее квартиру приоткрыта. Пошли
смотреть, в чем дело.

Воры уже
нагрузили сумки, куда едва
вместились норковая шапка, три
упаковки зубной пасты —
прекрасного средства от кариеса,
туфли, платье, часы "Луч", три
одеяла…

— Стой, руки
вверх! — смело закричал сосед, хотя
явно был без оружия. — А ты
телефонируй в милицию.

Садченко
заметался у окна, не зная, что
делать, и дергая раму. Хотел
выпрыгнуть, как в кино, в окно, но
показалось высоко, выбросил
выдергу на улицу и стал убедительно
просить: "Не надо милиции, мы же
все свои, мы же ничего не взяли,
отпусти, начальник…"
"Введенский волк тебе
начальник!" — сосед не успел
развить мысль о вреде воровства,
как раздался топот автоматчиков и
резкий окрик:

— Всем
стоять! Руки на стену! Ноги шире!

Только тут
Панькова и Садченко поняли, что
наступил полный дефолт. Как в
"Ревизоре" Гоголя.

Так и пропали
воры от добрых людей. А ведь еще
вчера Панькова и Садченко были
абсолютно уверены: не во всякой
туче гром, а и гром, да не грянет, а и
грянет, да не по нас, а и по нас —
авось, не убьет. Да, жизнь…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное