издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ритуал без жертвоприношений

  • Автор: Александр ГОЛОСОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Ритуал
без жертвоприношений

В автономном
и суверенном округе все, как и
повсюду. Есть воры, мошенники и,
очевидно, взяточники. Поскольку
есть кому и за что брать и давать.
Есть и доблестные
правоохранительные органы,
призванные вести борьбу с
незаконным наваром и криминальной
накипью. Однако нет судебных
разбирательств и нет осужденных за
хищения и мошенничество, а также
возврата похищенных денег.
Классический пример
"определенной"
правоохранительной работы без
определенного, конкретного
результата. Такое впечатление,
будто воры неуловимы, по-депутатски
неприкасаемы, а органы
правоосмотрительны — охраняют тех,
на кого охотятся. И посему их борьба
носит сугубо ритуальный характер,
правда, без жертвоприношений.

Заседания,
совещания с повесткой дня "О
состоянии и результатах борьбы с
преступлениями в сфере
экономики" превратились в
обрядовый
административно-правовой акт с
заклинаниями и клятвенными
заверениями, призванными, очевидно,
нагнать страху на коррупционеров и
мздоимцев. Но современные
прохиндеи не робкого десятка, на
испуг их не возьмешь. Нужны
неоспоримые факты и "железные"
доказательства. А вот с этим у
партнеров по борьбе большие
проблемы. В деятельности милиции и
прокуратуры нет согласованности,
четкого взаимодействия. И, как
показывают отчеты,
межведомственная трещина за два
последних года превратилась в
опасный для экономики округа
разлом, в котором, словно в черной
дыре, бесследно исчезают не только
судебные дела, но и вещдоки по
некоторым преступлениям. Об этом
говорил прокурор округа Владимир
Миронов, выступая на заседании
окружного административного
комитета. "Многие дела
заволокичены, а материалы утеряны.
Например, по ЧП "Скорпион"…
Межведомственная нестыковка,
имеющая место в практической
работе, отчетливо прослеживается и
в отчетах о совместных деяниях.
Милиция в основном оперирует
цифрами на грани служебного
подвига; прокуратура — фактами и
выводами на грани ведомственного
провала. На заседании окружного
административного комитета в мае
прошлого года тогдашний куратор
службы БЭП УВД округа Владимир
Зверев говорил о росте выявления
преступлений в сфере экономики.
Числом почти девяносто, и семьдесят
из них в развальном секторе — в
сельском хозяйстве. Цитирую:
"Выявлено четырнадцать случаев
мошенничества, случай подпольного
изготовления алкогольной
продукции, двенадцать должностных
преступлений, шесть правонарушений
в сфере экономики относятся к
разряду крупных". Однако спустя
месяц в той же аудитории прокурор
округа говорил о снижении
показателей по выявлению
преступлений. Цитирую: "Не
выявлено ни одного факта
незаконного
предпринимательства". А
подпольное изготовление водки?
Всем фактам голова. Это не частный
извоз без лицензии, который
встречается на каждом углу, а цех по
укорачиванию жизни жителей округа.
Кто этот "цеховик" и какая кара
его постигла? Об этом обрядовые
отчеты умалчивают.

Дележ лавров,
увы, еще за не окольцованных и не
посаженных на скамью подсудимых
мошенников между милицией и
прокуратурой округа обостряется и
грозит парализовать совместную
работу двух ведомств по защите
экономической безопасности
региона, живущего в основном на
дотации из федерального бюджета. У
каждого из них своя точка зрения на
ситуацию. Выступая на майском
нынешнего года заседании окружного
административного комитета,
начальник службы БЭП Анатолий
Мардаев привел цифры, действующие
успокоительно. "За первые четыре
месяца текущего года, — сказал он, —
выявлено 57 преступлений, что на 9,6
процента больше, нежели год назад
за тот же период". И это, надо
сказать, при дефиците
автотранспорта и средств, которых
не хватает на зарплату и
командировочные. Обработка
криминального поля за счет
милицейского энтузиазма? Нет, как
полагает начальник следственного
отдела окружной прокуратуры
Александр Батанов, за счет
"мелкой пахоты". В
аналитической записке состояние
борьбы с экономическими
преступлениями в округе он
характеризует так: "Как следует
из материалов уголовных дел, к
уголовной ответственности
привлекаются чаще лица низового
звена. Должностные же лица органов
государственной власти и местного
самоуправления остаются вне
досягаемости правоохранительных
органов". Конечно, у незрячей
Фемиды масса причин еще плотнее
закрывать глаза на преступления
власть предержащих. Одна из них
очень унизительная — это нищенское
состояние прокуратур, судов и
милиции федерального подчинения,
которые не в состоянии заплатить за
аренду помещений, свет и тепло. И их
"лояльность" к местным властям
— это своего рода взаимозачет в
обмен на бытовые услуги.

Перетягивания
"каната славы" между милицией
и прокуратурой особенно зримы и до
неприличия откровенны на так
называемых "громких" делах.
Дело доходит до прямой перепалки на
заседаниях административного
комитета о том, кто первым возбудил
дело. Добро бы, кто первым
расследовал и передал дело в суд. К
наиболее "бородатым", денежным
и скандальным относятся дела по
Эхирит-Булагатскому ЛПХ, по ТОО
"Надежда" и "Батимпекс",
ОФПК "Хамаг" и АО
"Иркутскагропромэнерго", по
ЧИФ "Возрождение" и окружноу
агентству продовольственной
корпорации, по отдельным гражданам,
любителям легкой наживы. В
суммарном выражении по громким
делам набегает порядка четырех
миллиардов неденоминированных
рублей. Обилие и высокая цена
громких дел, поросших мхом
правового забвения, — прямое
следствие чисто ритуальной борьбы
правоохранительных органов округа
с преступлениями в
финансово-экономической сфере.
Есть ли надежда на их раскрытие?
Судя по опыту прошлых лет,
перспективы весьма призрачные.
Однако на одном из последних
обрядовых заседаний заместитель
окружного прокурора Валентина
Бубаева заявила: "Дела по
"Хамагу" и "Возрождению"
мы доведем до суда".

Слово — не
воробей. Будем ждать…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное