издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Светил другим, сгорая

Светил
другим, сгорая
Сегодня
исполняется год, как не стало
прекрасного человека, специалиста
Сергея Жовтько

Ирина СИДОРОВА

Так уж
сложилось, что женщине в нашем
обществе всегда жилось труднее, да
и обязанностей у нее побольше, чем у
сильной половины человечества. И за
проблемами своей семьи она нередко
забывает о своем здоровье. Да и не с
каждым врачом поделишься своими
бедами. Сейчас стало модно иметь
семейных врачей. А что делать
женщинам, преступившим закон? О них
как-то все забыли или стараются не
вспоминать: кому нужны чужие
болячки? Да и сложно врачам в этой
системе, системе исполнения
наказаний, работать. А главное —
нужно иметь большое человеческое
сердце, чтобы его хватило на всех
больных и обездоленных.

Таким
человеком с добрым сердцем и
открытой душой был для осужденных
женщин Бозойского объединения
колоний, что в Усть-Ордынском
автономном бурятском округе,
Сергей Яковлевич Жовтько.

Он всегда
мечтал стать врачом, потому что его
волновали проблемы, связанные с
материнством, здоровьем
подрастающего поколения. Однако
будучи сыном офицера внутренних
войск, он всегда задумывался и над
тем, что толкает людей за колючую
проволоку, он хотел помочь этим
людям найти себя, он был уверен, что
это болезнь, порожденная нашими
социальными условиями.

После
окончания Иркутского медицинского
института он начинает работать в
областной психиатрической
больнице. Молодой, подающий надежды
врач с головой уходит в работу. Но
мечта юности не дает ему покоя. Да и
желание быть ближе к родным, семье
предрешило его переход на работу в
медчасть Бозойского ОИК,
возглавляемого в ту пору его отцом,
который являлся не просто примером
для сына, а его жизненным идеалом.

Терапевт,
заведующий медицинским пунктом
зоны, начальник медико-санитарной
части и, наконец, заместитель
начальника ОИК по
лечебно-профилактической работе —
краткое перечисление его
послужного списка. Но должности
ничего не могут сказать о человеке,
сказать могут только его дела.

Что значит
врач для осужденных, для людей, чье
здоровье подорвано не только
тюрьмами и пересылками, но и
неблагополучной предыдущей жизнью?
Он для них — панацея от всех бед, он
для них — надежда на будущее…

Так
случилось, что судьба свела меня с
этим замечательным врачом и
человеком, когда я отбывала срок
наказания в ИК-11. Так что я не просто
сторонний наблюдатель, но
благодарная пациентка. С виду
суровый начальник медчасти, майор
внутренней службы Сергей Жовтько
на самом деле искренне переживал за
состояние здоровья своих
подопечных. Его интересовало все
как врача-профессионала —
температура, давление, что волнует,
что и как ела больная, беспокоят ли
какие-то неординарные отношения и
ситуации в среде осужденных, и как
человека — их жизнь раньше, ждут ли
их дома, пишут ли, как они планируют
свою дальнейшую жизнь. Он как
начальник медчасти не вел
амбулаторного приема, но двери его
кабинета были всегда открыты для
больных. К нему шли осужденные
женщины со всеми своими болячками и
проблемами, он помогал каждой.
Как-то уж получалось, что в дни его
дежурств у него всегда было много
работы, много обращающихся за
медицинской помощью. Это
объяснялось тем, что к нему можно
было прийти даже за таблеткой от
головной боли, за добрым словом. Но
он и гипсовал переломы, зашивал
раны, мог выдернуть зуб, он никогда
и никому не передоверял своей
работы. А в пациенте видел прежде
всего человека, обратившегося з
помощью, а не человека,
преступившего закон.

Сергей
Яковлевич был бесспорным лидером
медицинского коллектива ОИК во
всех отношениях. Только он мог в
экстремальной ситуации быстро
госпитализировать больного, потому
что он прежде всего думал о
спасении человека, беря всю
ответственность на себя. Только ему
одному было известно, где и с каким
трудом он доставал, в условиях
всеобщего дефицита средств,
необходимые лекарства.

Высокий
профессионализм, доброта и
человеческое понимание были его
отличительной чертой.

Пишу: был..,
мечтал…

Горько и
грустно, но уже год, как нелепая
случайность оборвала его совсем
еще молодую жизнь, он не дожил до
40-летия чуть меньше 3 месяца.

В годовщину
его гибели мы низко склоняем головы
перед его светлой памятью и всегда
будем хранить в своих сердцах
частичку его человеческого тепла.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное