издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На яркий свет, как мотыльки...

На
яркий свет, как мотыльки…

Сколько раз в
кино мы видели, как молодые люди
поступают в театральные вузы. Для
зрителей — это веселое и
увлекательное путешествие в
комедию положений. А как чувствуют
себя абитуриенты, оказавшиеся в
столь щепетильной ситуации?

Экзамены в
Иркутском театральном училище
начинаются с предметов, которые не
проходят в школе, — чтения стихов,
вокала, танца, этюдов. Кто-то в
самодеятельности, а кто и по наитию
осваивает эти дисциплины для себя,
чтобы удивить потом их блестящим
владением приемную комиссию.
"Блестящим" оно кажется только
самим поступающим и, возможно, их
родителям, на самом же деле они
демонстрируют только способности,
задатки, которые можно будет
развивать в дальнейшем в процессе
обучения.

В этом году в
театральное училище курс набирали
заслуженные артисты Александр
Булдаков, Наталья Королева и
народный артист Виталий Венгер — их
слово было решающим в конкурсном
отборе ребят. За объективностью
оценок следила комиссия, состоящая
из педагогов по сценическому
движению, танцам, ритмике, музыке и
другим специальным предметам,
осваиваемым в училище. Конкурс был
нешуточный: среди девочек —
восемь-девять человек на место, для
мальчиков — шесть-семь. И все же
среди абитуриентов, поступающих
летом, не нашлось должного
количества способных ребят: осенью
будет объявлен дополнительный
набор.

Но кто
сегодня, зная нелегкое положение
современного актера, его мизерную
зарплату, безработицу, зависимость
от объективных и субъективных
жизненных обстоятельств, мечтает о
сценической карьере? Это мальчики и
девочки (в училище можно поступать
с пятнадцати лет на базе девяти
классов) и молодые люди — почти со
всех уголков нашей области и
Бурятии. Некоторые из них —
студенты престижных вузов города,
кто-то закончил средние
специальные учебные заведения и
успел получить специальность, но
большинство — наивные мечтатели,
влюбленные в театр, как смысл
поэтического представления о
жизни. Чтобы стать студентами, им
необходимо пройти три тура
конкурсных соревнований.

Первый тур

Сколько
терпения надо членам комиссии,
чтобы из бесконечного потока ребят,
читающих стихи, как правило,
монотонно и заунывно, отобрать на
второй тур способных. Почти всех
обязательно просят почитать басню
— здесь есть монолог, можно
проверить молодых людей на
воображение, и умение
"увидеть" образы
представляемых историй. (Надо
заметить, постороннему смотреть на
это зрелище скучновато, все
абитуриенты становятся
удивительно похожими друг на
друга).

Но члены
комиссии, "разминая" каждого
поступающего, зорко следят за тем,
чтобы не пропустить талант,
заставляют возвращаться к прозе,
стихам, оценивают одновременно и
внешние данные, и способность к
образному мышлению, начитанность,
индивидуальные качества.

Боже! Как
волнуются некоторые девочки.
Кажется, сделай им лишнее замечание
— и обморок неизбежен. Мальчики
посмелее, понастырнее, но и они,
выходя на сцену, с трудом
вспоминают, какие стихи
приготовили и какую басню будут
читать. Этим явно не быть
студентами театрального… На
второй тур проходят только смелые и
находчивые. Но пока их определенно
многовато — больше половины.

Второй тур

Вот здесь
начинается подлинное веселье.
Студенты театрального знают это
(сами проходили) и набиваются в
зрительный зал учебного театра
почти в полном составе. Приходят и
выпускники — актеры театров города.

Вновь
приглашаются на сцену группы из
восьми человек, они располагаются
друг против друга и напряженно ждут
своего часа. И вот он пробил: надо
начинать петь и пускаться в пляс.

Аккомпаниатор
готов подыграть любой песне, только
бы поступающий попадал в
тональность. Многие от волнения не
попадают, но, чувствуется, слух
есть, ритм тоже улавливают.
Некоторые так стараются и так
добросовестно тянут свое "до"
или "ми", что члены комиссии не
выдерживают и начинают подпевать. А
уж слова, с дорогой душой, подскажут
всякому. Многие русскую народную
песню (обязательную для экзамена)
исполняют как шлягер, а то норовят
спеть произведение собственного
сочинения или из репертуара модных
групп. У кого нет музыкального
образования, с исполнительским
мастерством плоховато,
чувствуется, что петь этому
поколению приходится довольно-таки
редко.

Как и
танцевать вальс или полонез —
плавные движения становятся
скачкообразными и нелепо смешными.
Чрезмерное старание усугубляет
комический эффект. Зато рок-н-рол
умеют танцевать все, будто ходить и
двигаться в его ритме они учились
одновременно. Здесь есть простор
для воображения, легкость
исполнения, многообразие
движенческих поз.

Культура
молодых людей, в отличие от
педагогов, набирающих студентов в
училище и прошедших в свое время
такие же экзамены, изменилась. Они
понимают, сколько усилий придется
приложить, чтобы из этой скачущей
молодости извлечь плавные и
гармоничные движения.

Третий тур

Это странное
слов "этюды". Здесь молодые
люди должны, поверив каждому слову
членов комиссии, выполнять задания,
о которых их просят, например,
увидеть пожар или огни
приближающегося поезда. Собрать
рассыпанные бусы, вдеть нитку в
иголку, да мало ли что взбредет в
голову педагогам…

Бедные
абитуриенты, понимая, что они, как
правило, оказываются в смешном
положении (комиссия
зрителям-студентам позволяет
смеяться громко и от души), начинают
изображать испуг, старание,
удивление, отчаяние и находчивость.
Именно изображать, по-другому они
пока не умеют, и эта неловкость,
придуманность переживаемых чувств
бывают посмешнее любой комической
ситуации.

Но почему
мальчики и девочки, не убоявшиеся
быть смешными, так рвутся в актеры,
часто не имея на то никаких данных?
За этим странным поведением
абитуриентов внимательно следят
психологи. В театральное училище
"нормальные" дети не
поступают, поэтому необходимо
точно определить особенность
каждой персоны: где отступление от
нормы в сторону таланта, а где
следствие каких-то других мотивов,
а то и комплексов…

Собеседование
с поступающими тоже во многом
проясняет картину: часто
стремление стать актером носит
характер некоей переоценки
собственных возможностей. Но
большинство видят мир театра
вечным праздником, сплошным
фейерверком радости.

Наверное, в
этом понимании театра есть своя
логика: в трудной профессии актера
сосредоточивается множество
упоительных мгновений — подлинное
вдохновение, ощущение власти над
мыслями и чувствами публики, их
эмоциональными порывами. Не
сбросишь со счетов и восторженные
аплодисменты, которые заставляют
актера думать о себе как об
избраннике Божьем. И попробуй
отнять у него профессию —
поломается, зачахнет, стушуется…

Внешняя
сторона жизни актера манит,
притягивает, вот на этот свет, как
мотыльки, и слетаются абитуриенты,
готовые состязаться в невероятно
сложном, выматывающем нервы
конкурсе. Они даже не подозревают,
насколько эта профессия сложна!
Поступившим ребятам предстоит
узнать это…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector