издательская группа
Восточно-Сибирская правда

При вечной нехватке времени мы умудряемся проспать треть жизни

При
вечной нехватке времени мы
умудряемся проспать треть жизни

И вообще что это такое — сон?
Много веков бился человеческий
разум над сей загадкой. И только
каких-то пять десятилетий назад
возникла наука о сне — сомнология.
Предлагаем вашему вниманию беседу
с одним из основоположников этой
науки, руководителем Московского и
Всероссийского сомнологического
центра, членом-корреспондентом
РАМН Александром ВЕЙНОМ.

Защити себя
от мира

— Сон
всегда был окружен легендами,
мифами, ореолом таинственности.
Неужели тайны больше нет?

— Тайна
осталась. Она — в самом вопросе:
"Зачем нужен сон?" Из своего
опыта человек знает: он спит, чтобы
снять усталость. Тогда позвольте
следующий вопрос: а что отдыхает во
время сна? Мышцы? Но им можно дать
отдых, просто посидев или полежав,
расслабившись. Сердце? Ему это не
нужно — там отдых
"организован" иначе. Клетки
мозга? Они вообще не отдыхают в
бытовом понимании этого слова.

Так отчего мы
столь расточительны, тратя на сон
двадцать лет из шестидесяти,
двадцать пять — из семидесяти пяти?
Сон прежде всего нужен для нашего
отключения, отгораживания от
внешнего мира.

— Когда
этот мир кажется человеку
враждебным, от него действительно
хочется отключиться — хотя бы на
время. Но зачем так длительно
"отдыхать" тем счастливцам,
что живут с миром в полной гармонии?

— Во время
сна мы перерабатываем всю
информацию, поступающую в мозг. Мы
окунаемся в глубинные колодцы
подсознания — и черпаем оттуда
идеи, мысли. Что еще? Защиту. Сон —
важнейшая психологическая защита
человека.

Вспомните,
бывает, вечером все кажется хмурым,
безрадостным, а утром — снова
хочется жить. При свете дня
находится выход из безвыходных,
казалось бы, ситуаций.

Сон — одна из
форм нашей бессознательной жизни.
Сознание — лишь верхушка айсберга,
и это нам только кажется, что вся
наша психическая деятельность
сознательна. На самом деле, очень
важны глубинные пласты психики,
которые оказывают огромное влияние
на всю нашу жизнь.

— В
интимные глубины собственного
"я" можно проникнуть лишь во
время сна, с помощью сна?

— Есть и
другие пути — их нашел великий
Зигмунд Фрейд. В этом — его гений, но
в этом же — причина ненависти к нему
со стороны власти, тех людей, что
пытаются руководить страной, миром,
Вселенной. Для таких
"управителей" наличие целого
пласта бессознательного —
непереносимо. Ибо "этим"
нельзя управлять. Более того, на
"это" вообще невозможно
влиять.

"Истинный
человек там, в глубине", — сказал
Фрейд. И стал искать туда пути. И
нашел. Дорога первая — собственно
психоанализ. Дорога вторая — анализ
описок и оговорок, случайно
(случайно?) допущенных. Например,
вместо слова "волк" человек
говорит "вор". Этому не
придавали значения, но если
систематизировать такие ошибки,
получится прелюбопытная картина. И
она о многом расскажет.

Все это
говорит о том, ЧТО там, внутри, в
подсознании. А внутри — пожар,
прикрытый культуральными,
социальными и прочими
"одеждами". Но он есть — и ищет
выхода. Хорошо, если находит. Если
нет — ждите неврозов, депрессии.

И здесь мы
опять возвращаемся ко сну. Ибо
только во сне столь ярко
господствует подсознательное. Не
случайно именно сновидения назвал
Фрейд "королевской дорогой в
бессознательное".

Лечение сном
или лечение сна?

— С
детства помню бабушкины
приговаривания: "Спи! Во сне все
болезни проходят". Бывало, вволю
поспишь — и правда, чувствуешь себя
в порядке. Но случалось и наоборот:
лег здоровым — проснулся больным.
Отчего так?

— Сон — не
всегда лекарь. Было такое увлечение
— все и вся лечить сном. У нас оно
приняло особенно уродливые формы в
40-х годах, когда было извращено
учение Павлова. Тогда во всех
лечебных учреждениях внедрялось
лечение сном. Я помню палаты, где
больные лежали по две недели с
зашторенными окнами, 4 раза в день
им давали снотворное. И это был
прямой вред здоровью.

Да, кому-то
надо хорошо поспать — и в этом его
лечение. Но есть и другие методы,
когда лечат лишением сна.

Сегодня мы
можем говорить о создании новой
отрасли медицины — медицины сна.
Ведь все то, что написано в
учебниках по врачеванию, относится
к болезням, возникающим в состоянии
бодрствования. Однако давно
известно, что и во сне бывают
инфаркты миокарда, мозговые
инсульты, ночные формы мигрени и
эпилепсии, особые остановки
дыхания — ночные апноэ. То есть
существуют два класса болезней. Они
имеют одно название — к примеру,
инфаркт в бодрствовании и инфаркт
во сне. Но, оказывается, болезнь
имеет свои особенности в
зависимости от того, в какое время
она проявляется. И подчас она
требует разного лечения.


Недавно я столкнулась с тревожной
цифрой — чуть ли не половина
человечества недовольна своим
сном.

— Чуть меньше
— 45 процентов. Но и это
неутешительно. Ведь речь идет о
работоспособности этих людей на
следующий день. А если это водители,
летчики? Плохой сон для них — прямая
опасность для жизни. И не только
собственной, но и многих других
людей. Этой проблемой обеспокоен
сегодня весь мир.

— Тем
более странно, что в Москве,
насколько мне известно, всего одна
клиника сна.

— Да,
несколько лет существует
Московский сомнологический центр
на базе 33-й городской больницы. В
прошлом году был подписан приказ
министра здравоохранения об
организации Российского
сомнологического центра. Но и это —
капля в море. Для сравнения: в
Германии — 100 центров сна, в США — 500.


Александр Моисеевич, вы не любите
слово "бессонница".
Воспользуемся более точным
термином — инсомния. Но как ни
назови, это тяжелейшее состояние,
мучающее миллионы людей. Где его
истоки?


Классификация нарушений сна имеет
аж 15 пунктов. Но главное — одно:
эмоциональное неблагополучие,
депрессия, тревога. Для
полноценного сна должно быть
нормальным внутреннее состояние
человека.

Вас волнуют
мучения людей, часами лежащих без
сна. Меня, как врача, беспокоит
другое: из-за нарушенного сна та или
иная болезнь может проявиться не в
дневное, а в ночное время.

"Феномены"
обитают в легендах

— Одну из
своих книг, профессор, вы назвали
"Три трети жизни". Это что —
художественная метафора или свой
оригинальный взгляд на жизнь?

— Пожалуй, и
то, и другое. Сон влияет на
бодрствование много больше, чем мы
сами предполагаем. Это особенно
тонко чувствовали люди искусства.
Вспомните Кафку, Джойса, моего
любимого Германа Гессе, великого
творца кино Феллини. Как
естественно вплетают они сон и
сновидения своих героев в канву
художественного произведения. В
литературе образы из сновидений
использовали для того, чтобы
передать нечто очень важное:
атмосферу, ауру, аромат. Этим часто
пользовался Лев Николаевич Толстой
— вспомните сны князя Андрея,
Наташи, Пети Ростова. Сон — часть
нашей скрытой, таинственной жизни.
Но часто именно там формируется то,
что потом видится столь явным.


Некоторые утверждают, что вовсе не
видят снов. Жаль их, всю жизнь
грустно плетущихся скучными
окольными тропками, минуя
"королевскую дорогу"…

— Не жаль.
Потому что нет таких людей. Человек,
проживший 60 лет, двадцать лет
провел во сне и пять лет — в
сновидениях. Вопрос лишь в том,
помнит ли он их.

— А что
бы вы сказали по поводу сообщений о
людях, которые вообще не спят?
Никогда.

— Когда-то
были данные о французском
коммивояжере, который никогда не
спал. Потом сообщения о югославском
крестьянине, прожившем без сна
несколько лет. Но сколько бы мы ни
просили прислать этих
"феноменов" к нам или
разрешить нашим докторам посетить
этаких "бессонных"
индивидуумов — безрезультатно. Так
что я лично таких людей не видел.
Впрочем, по этому поводу
французский психолог Пьерон
заметил: "Не спит тот, кто спит
всегда".

И не было бы
таблицы Менделеева


Сеченов называл сновидения
"небывалой комбинацией бывалых
впечатлений". Но ведь если дело
лишь в "бывалых впечатлениях",
то не было бы открытий во сне. А
между тем, Вагнер, Чайковский, Гете,
Толстой сами писали о неких
"озарениях", которые нисходили
на них во время сна…


Поразительный случай произошел и с
Маяковским. В статье "Как делать
стихи" он рассказывает: "Я два
дня думал о нежности одинокого
человека к единственной любимой.
Как он будет беречь ее? Я лег на
третью ночь с головной болью,
ничего не придумав. Ночью
определение пришло: "Твое тело
буду беречь и любить, как солдат,
обрубленный войною, ненужный,
ничей, бережет свою единственную
ногу", — я вскочил,
полупроснувшись. В темноте
обугленной спичкой написал на
крышке папиросной коробки
"единственную ногу" и заснул.
Утром я часа два думал, что за
"единственная нога" записана
на коробке и как она сюда попала".

— А
Менделеев со своей периодической
таблицей? Получается, не заснул бы —
не открыл?

— Вполне
вероятно. Великому Менделееву, как
мы знаем, приснилась таблица, где
химические элементы расположились
не в порядке убывания атомного
веса, как он расставил их сначала, а
в порядке возрастания.

Август
Кекуле, долго ломавший голову над
формулой бензола, однажды увидел во
сне сплетенные тела обезьян.
Проснувшись, он записал
долгожданную формулу.

Когда-то в
одном интервью я говорил об
открытиях во сне. После публикации
получил сотни писем от молодых
людей с вопросом: "Как сделать
открытие во сне?" Я ответил, что
открытия во сне могут прийти лишь к
одной категории людей — к
одержимым.

— Сон,
как мы уже знаем, есть важнейшая
функция мозга. И он обязательно
придет. Но иногда так хочется, чтобы
пришел побыстрее…

— Да, часто
спрашивают совета на эту тему. Но не
может быть одного рецепта для всех.
Есть самые общие рекомендации: не
возбуждаться к вечеру, не
заниматься умственной или нервной
работой, не пить крепкий чай или
кофе.

Ритуал сна —
у каждого свой. Одни хорошо
засыпают, выпив стакан молока с
медом, другие — приняв теплую ванну,
третьи — погуляв. А у четвертого,
пятого и десятого — свои личные
секреты.

Впрочем,
стоит ли так заботиться об этом? Сон
— это птица, которая садится к нам
на ладонь. Как только мы начинаем ее
ловить — она улетает.

Беседу вела Ольга
ГАНЕЕВА,
"Мир новостей"

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное