издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хочешь быть здоров? Не бойся врача!

Хочешь
быть здоров? Не бойся врача!

На приеме у хирурга-эндокринолога

Патология щитовидной
железы типична для Приангарья.
Недуг, судя по почте нашей страницы,
активизировался, и многие читатели
сами напросились на прием к
хирургу-эндокринологу. Их просьбой
определен наш выбор — мы пригласили
на консультацию одного из ведущих
специалистов в Приангарье,
заведующего кафедрой общей
хирургии Иркутского медицинского
университета, доктора медицинских
наук, профессора Семена Борисовича
Пинского. Кафедра, возглавляемая им
почти полвека, занимается
проблемами болезней щитовидной
железы. Но, как говорит сам
профессор: "Сегодня дали о себе
знать такие недуги, которые раньше
врачам известны не были. К примеру,
считалось, что на фоне диффузного
токсического зоба рак щитовидной
железы развиваться не может. Всегда
казалось, что эти два недуга не
совместимы. Но сегодня наша
врачебная практика говорит об
обратном. Кроме того, появились
заболевания, сопровождающиеся
опухолями. Редко, но уже дает о себе
знать рак щитовидной железы,
которому сопутствуют опухоли
других эндокринных желез. И все это
не наши, "местные", проблемы —
эндокринные заболевания
становятся все более злободневными
для мировой врачебной практики".

— Мы так
так устроены, что сам диагноз —
злокачественная опухоль — ввергает
нас в отчаяние…

— За рубежом
несколько иной подход. Там
считается: правда, какая бы горькая
она ни была, идет на пользу
пациенту, мобилизуя его организм на
борьбу с болезнью. Я лично — того же
мнения. Но, когда видишь испуганные,
полные ужаса и слез глаза больного
или его родных, не всегда находишь в
себе самом силы бросить эту правду
в лицо.

— Но у
очень многих далеких от медицины
людей бытует уверенность в том, что
"рака щитовидки" не бывает. И
вот сейчас мы этих оптимистов
разочаруем.

— Да, к
сожалению, щитовидная железа — не
исключение в человеческом
организме. Среди ее патологий
опухоли, как злокачественные, так и
доброкачественные, встречаются все
чаще. По данным нашей кафедры, от
общего числа проведенных на
щитовидной железе операций рак
встречается в десяти-пятнадцати
процентах больных. Однако,
повторюсь, такова тенденция во всем
мире. Скорее всего, играют роль и
радиация, и химическое загрязнение
природы. И иные факторы,
провоцирующие онкозаболевания
вообще. Но, констатируя этот
печальный факт, хочу заметить: рак
щитовидной железы в большинстве
случаев, при ранней его диагностике
и оперативном вмешательстве,
протекает "мягко" — с ним можно
жить и десять, и двадцать, и даже
тридцать лет.

— Значит,
как всегда: лучше перестраховаться
и прийти к специалисту, когда
ничего не тревожит. Но мы так
устроены, "идем сдаваться",
когда бывает уже поздно.

— Тут вы
правы. Встречаются пациенты, вообще
недооценивающие опасность. Один из
них мне однажды ответил, когда я
осторожно намекнул ему на его
диагноз: подумаешь, "узелок" на
шее, у моей бабушки десятки таких
"узелков" — и ничего, живет
себе. Между тем, сейчас в Иркутске
есть уникальные возможности
обследования. Прежде всего —
ультразвук. С открытием
диагностического центра стали
доступны и другие обследования.
Наша кафедра общей хирургии
разработала несколько
оригинальных методов диагностики
заболеваний щитовидной железы; мы
имеем семь российских патентов на
наши изобретения в этой области. Но
первый шаг человека — всегда к
эндокринологу, ведущему прием в
поликлинике или в
эндокринологическом диспансере.
Первое обследование самое простое
— визуальное. Пальпирование.
Собственно, вообще мы все, особенно
по достижении солидного возраста,
когда нам за пятьдесят, должны
показываться врачу. И не только
эндокринологу. Мужчинам после
пятидесяти необходимо
обследоваться по поводу
предстательной железы и прямой
кишки; женщинам — по поводу
молочных желез. Это ведь
элементарно. Но то, что так просто и
доступно, как-то "забывается"
нами. Особо хочу дать совет
родителям: ребенка нужно
обязательно показать детскому
эндокринологу в четыре-пять лет.
Чем раньше замечены какие-то
отклонения от нормы, тем легче они
поддаются коррекции.

— Но вот,
предположим, у человека на руках
результат обследования УЗИ. И он —
неутешителен. Что должен он
предпринять в первую очередь?

— Сразу — на
прием к опытному диагносту! Сколько
раз бывало в нашей практике: анализ
получен грозный, из-за неверной
расшифровки. И лишь в клинике при
более глубоком обследовании, лишь
после оперативного вмешательства
выясняется: самое страшное не
подтвердилось. И вообще мой совет
всем: не бойтесь
хирургов-эндокринологов и
хирургов-онкологов. Мы работаем в
хорошем творческом
профессиональном контакте.
Разработана методика щадящих
оперативных вмешательств. При них
удаляется часть щитовидной железы,
но орган остается и может исполнять
свои крайне необходимые для
организма функции.


Сегодня на нашем столе все больше
йодированных продуктов: соль,
молоко, даже дрожжи. Это ведь очень
важно для профилактики патологии
щитовидной железы?

— Важно,
конечно! Но я бы не возводил это в
абсолют. Возьмите японцев. Уж у
них-то на столе всегда продукты
моря, богатые йодом. И что же? Рак
щитовидной железы — весьма
характерная для Японии патология.
Более того, на фоне йодирования
теперь появляются новые, ранее не
встречающиеся заболевания. Я бы
больше связывал патологию
щитовидной железы с
иммунологическими сдвигами в
организме. А вот однозначно
установленных причин таких сдвигов
пока нет. И, наверное, быть не может.
Зато однозначно другое, хочешь
избежать неприятностей — не бойся
врачей. В частности, и хирургов. Что
же касается эндокринологов, то, по
идее, именно они должны бы стать
семейными врачами. Обидно, что на
периферии области эндокринологов
очень немного. Но в каждой районной
больнице они должны быть. Визит к
ним всегда ко времени. Всегда
полезен.

С профессором,
доктором медицинских наук
С.Б. Пинским
беседовала Элла КЛИМОВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное