издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Победить страх перед болезнью

Победить
страх перед болезнью

Здравствуйте! Мы приветствуем
вас, дорогие читатели!

Мы — это участники
общественного движения "Сибирь
без наркотиков" и в то же время
члены групп "Анонимных
Наркоманов" (АН) и "Анонимных
Созависимых" (АЛ-АНОН),
работающих и живущих по программе
"12 шагов". Мы решили поделиться
с читателями "Дурмана" своими
невеселыми историями, обсудить
весьма непростые проблемы и
пригласить тех из вас, кто попал в
беду, вместе учиться не только жить,
но и радоваться каждому дню. Не
удивляйтесь, это возможно!
Необходимо только провести грань
между собой, ребенком и его
болезнью. И понять, что каждый
человек в этой жизни делает свой
выбор.

Мы собираемся по
адресу: г. Иркутск, ул. Горького, 11,
каждую среду в 18 час. Кроме того,
члены группы АЛ-АНОН движения
"Сибирь без наркотиков"
ежедневно, кроме субботы и
воскресенья, дежурят у телефона
доверия 27-10-93 с 16 до 20 часов.

Знайте:
выздоровление возможно!

Что бы вы
сделали, узнав, что ваш любимый,
родной человек неизлечимо болен? А
если этот человек — ваш ребенок, сын
или дочь? Вот так однажды в мой дом
пришла беда и прозвучало это
страшное слово — наркомания. Тогда
я еще не знала, что это болезнь, но,
видя, что происходит с моим сыном и
другими детьми, поняла, что одной
мне не справиться. Я благодарю бога
за мудрость и разум, дарованные мне
в те первые страшные дни встречи с
бедой, поскольку мысли были всякие,
в том числе и о самоубийстве.
Казалось, жизнь кончилась. Всякий
интерес к ней был потерян. Остался
только страх: страх перед бедой,
страх от того, что узнают друзья,
родственники, соседи. Этот страх,
как огромный валун, придавил меня,
сковал мои мысли, способность
что-либо предпринимать. Именно в
такие дни отчаяния и безысходности
я начала искать людей, которые
объяснили бы мне, что такое
наркомания. Я звонила по телефонам
доверия и лечебным учреждениям,
оцепенев от страха, что меня могут
узнать, я искала ответ на вопрос
"что делать?!" Но то, что мне
отвечали, укрепляло меня в мысли,
что проблема, с которой столкнулись
я и моя семья, новая и
малоизученная. Никто не мог помочь
мен в те дни. Не потому, что не
хотели, а просто не знали как. Всюду
звучало: распустили, просмотрели,
не уберегли. Мне с трудом в это
верилось. Хорошо, пусть я не
уберегла, а как же тысячи других,
талантливых, совестливых,
одаренных? Всех их тоже
просмотрели, не уберегли? Да и
возможно ли это — уберечь,
сохранить? И я продолжала свои
поиски. Однажды мне довелось
присутствовать на семинаре,
который проводила христианская
церковь. Там я впервые узнала о
программе "12 шагов", и мои
поиски получили новое направление:
группы "Анонимных Наркоманов",
"Анонимных Алкоголиков". Кто
ищет, тот всегда найдет — это точно.
Почему я так упорно искала тех, кто
знает о наркомании не понаслышке, а
столкнулся с этой проблемой сам? Да
просто я на собственном опыте
убедилась, что в одиночку не
справиться, необходимо
объединяться. Как важно мне было
услышать и понять, что ужас,
происходящий с моим сыном, это не
распущенность, это страшная
болезнь. А коль это болезнь, то
врачи нужны соответствующие,
знающие, что это такое. К тому
времени мы с сыном уже прошли
лечение в больнице, что в Юбилейном,
после чего он сказал: "Мама и
папа, не тратьте зря деньги, их у нас
и так нет. Все это бесполезно. Есть
такое выражение: "Помоги себе
сам". Я до сих пор благодарю Бога,
что Он дал разум сыну понять это. А
то, что сын был прав, я узнала, уже
будучи членом АЛ-АНОН — группы
созависимых (т.е. людей, живущих
рядом с наркоманами и зависимых от
их болезни).

Так почему же
все-таки программа "12 шагов"? К
тому времени я уже понимала, что
совершенно бессильна чем-то помочь
человеку, если он сам не захочет
принять эту помощь. А имя Игоря
Геннадьевича Ванкона, работающего
по программе "12 шагов", уже
звучало по Иркутску как пароль, как
ключ к заветному ларцу. Вокруг
этого врача мы и объединились —
измотанные, исстрадавшиеся,
потерявшие всякую надежду,
утратившие даже человеческий вид.
Какие мы приходили в эту группу!
Сейчас многих просто невозможно
узнать — так изменились мы сами,
наши мысли, наше поведение,
отношение к проблеме, отношение к
другим, не столкнувшимся с этой
бедой. Мы учились заново любить
своих детей, отделяя их от болезни.
Это давалось нелегко. Многие ушли,
так и не поняв, что помочь ребенку
можно, но начать надо с себя. А самое
главное — все мы помогли друг другу
преодолеть этот страх,
парализующий мысли и действия. Мы
учились и учимся говорить своим
детям "нет", понимая, что
любовь должна быть требовательной,
только тогда можно ждать
положительных результатов. Мы
очень любим своих детей, и в нас
живет боль не только за них, но и за
других людей, кто, слава богу, еще не
столкнулся с этой проблемой.
Поэтому мы решили не
останавливаться на достигнутом и
пошли дальше. Так возникло
общественное движение "Сибирь
без наркотиков". Мой сын сейчас
находится в местах лишения свободы
(это одно из следствий наркомании),
однако я продолжаю участвовать в
общественном движении. Хочу
закончить свою историю словами
знакомого, сын которого также болен
наркоманией: "Даже если я не
смогу помочь собственному ребенку,
я приложу максимум сил и средств,
чтобы создавать движения,
реабилитационные центры и помогать
другим".

Мать наркомана

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector