издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Второго Жмурова в Тулуне не было...

Второго
Жмурова в Тулуне не было…

Александр
ИСАКОВ, журналист

Ежегодно в
Иркутской области теряются около
двух тысяч человек. Более 90
процентов находят живыми или
мертвыми. Остальные навеки
значатся в без вести пропавших.
Среди последних мой коллега,
тулунский журналист Валерий
Жмуров.

Было это,
если мне не изменяет память, десять
лет назад. Поздним вечером мне,
собкору "Восточки" позвонил
замредактора: "Срочно выезжай в
Тулун. Там журналист Жмуров исчез.
Похоже, с ним расправились местные
мафиози. Бригада УВД уже работает
на месте. Тебя будут ждать".

Положил
трубку в полнейшем недоразумении:
ну, не может человек пропасть этого
быть не должно. Подумаешь, надоело
все человеку, лег на дно где-нибудь
у любовницы или в зимовье решил
отсидеться. Чего переполох
поднимать? Да, Жмуров был костью в
горле для местных мафиози — хлестал
их беспощадно в основном
достоверными фактами.
Радиопередачи, подготовленные
Валерием, взрывной волной
прокатывались по всему городу и
району. Некоторые тулунчане даже
записывали их на магнитофоны. Но не
могли здешние ловкачи проглотить
эту кость, себе дороже. Вон какой
шум уже стоит.

Не верилось в
самое худшее еще и потому, что об
убийствах журналистов, исключая
бытовые мотивы, даже краем уха не
слышали на всей необъятной
территории тогдашнего Советского
Союза. Может, с этого все и началось?
Нашли бы тогда Жмурова живым или
мертвым, глядишь, не докатились бы
мы до громких нераскрытых дел
Листьева, Холодова, Юдиной…

Как ни
странно, многих успокоила тогда
наша коллега, корреспондент
центральной газеты "Неделя".
Приехала она в Тулун вместе с
сотрудником МУРа, пробежалась по
верхам, вскоре в "Неделе"
появилась статья на целую полосу. В
статье, ссылаясь на неординарный
характер журналиста и
малоубедительные факты, напрочь
перечеркивалась версия убийства.
Автор пыталась доказать, дескать,
жив ваш Жмуров, сидит где-нибудь в
теплом местечке и посмеивается над
тем, как вы тут суетитесь.

… В
тулунской гостинице дежурная,
ежась от холода, сказала: "Вас
велено поселить в один номер с
товарищем из УВД". В номере меня
встретил черноволосый крепыш лет
сорока. Под мышкой у него болтался
ПМ.

— Майор
Шмотов, — представился он.

Так мы
познакомились с заместителем
начальника отдела розыска УР УВД
Иркутской области Юрией
Анатольевичем Шмотовым. Это и была
вся увэдэшная бригада. Не случайно
за год тулунская командировка
Шмотова в общей сложности
составила 240 дней. Я же провел в
Тулуне всего неделю, накопал немало
нужных фактов и, поняв, что уже
начинаю выполнять несвойственную
мне работу сыщика, уехал вот с
какими твердыми убеждениями.

Во-первых, я
бы уверен, что Жмурова нет в живых,
во-вторых, если даже этого не
докажут, то зачинщики так или иначе
понесут ответственность. Ведь в
пору из всей этой истории выделять
отдельное уголовное дело по статье
93 прим. А за хищение
государственных средств в особо
крупных размерах наказание
покруче, чем за умышленное
убийство. Вплоть до высшей меры.

Эти
убеждения далеко не плоды
журналистской фантазии, созревшие
благодаря досужим разговорам.
Кстати, о разговорах. Их было много.
Официальных и доверительных.
Коллеги из местной газеты в
нерешительности — одолевает
неведомый им самим страх: а вдруг и
правду убили? А может, Валера
"пошутил"? Такое двоякое
рассуждение вполне понятно. Жмуров
жил не в коллективе, а как бы в
собственной скорлупе. Никто и
ничего о личной жизни, о его
творческих планах толком не знал.
Даже Коля Зарубин, с которым вместе
калымили — во время отпусков белили
фермы. Правда, Колю эта всеобщая
неуверенность не мучала:

— Не мог
Валера куда-то сам спрятаться, —
говорил мне Зарубин. — Он не из
трусливых, чтобы прятаться. Не мог
оставить сына, которого очень любит
или любил. И потом — богатейшая
коллекция монет осталась дома, а
это целое состояние.

В тулунской
милиции как-то холодно отнеслись к
исчезновению журналиста. Мол, сам
найдется, никуда не денется. У нас
вон сколько нераскрытых
преступлений, а вы со своим
Жмуровым привязались.

Самую
твердую и непоколебимую позицию
занял тогдашний заместитель
председателя райисполкома
Непокрытых (к сожалению, не помню
его имени и отчества).

— Убили
Валеру, — смело утверждал он. — И
закопали в траншее недалеко от
редакции. Все лето траншея стояла
раскопанной. Почему-то ее закопали
по холодам и наутро после того, как
Жмуров исчез.

Непокрытых,
чувствовалось, крепкий орешек. Из
настоящих крестьянских мужиков —
основательный и с лукавой
хитринкой, которую не сразу
узреешь. Он несколько дней
приглядывался ко мне, осторожно,
как бы походя, интересовался, где
бываю, с кем встречаюсь. И, наконец,
перед самым моим отъездом он
решился. Пригласив меня в свой
кабинет, Непокрытых достал из сейфа
солидную папку:

— Изучайте,
не выходя из кабинета. На полдня
работы вам хватит.

Прочитав
содержимое, я ахнул. В папке были
документы, подтверждающие то, о чем
"в народе" говорили шепотом и
по великому секрету. Налицо
присвоение денежных и материальных
средств, факты незаконной вырубки
древесины и вывоза ее по бросовой
цене в одну из южных союзных
республик. Фигурировали те самые
фамилии, которые народная молва
пророчила в организаторы
преступления. В то время, когда
законным путем невозможно было
сколотить состояние, эти люди,
никого не таясь, жили на широкую
ногу. Одним словом, в сейфе у
Непокрытых лежало чуть ли не
готовое уголовное дело, та крепкая
ниточка, зацепившись за которую,
даже при дилетантском подходе
можно было раскрутить весь клубок.

— Знаю ваш
первый вопрос, — сказал Непокрытых,
пряча глубоко в сейф папку. — Я
передам эти документы следствию
только тогда, когда буду убежден,
что следствие не подкупно и идет по
правильному пути. А пока из области
работает один человек. Что он
сделает? Знаете, почему я уверен,
что Жмурова убили? Накануне я
передал ему более серьезные
документы. В тот вечер, когда он
исчез, они были при нем, в дипломате.
Эти люди пытаются распустить слухи:
якобы Жмуров уехал куда-то, чтобы
передать документы в центропрессу
или генеральную прокуратуру. В
таком случае они бы не сидели
спокойно, а сами кинулись его
искать. Валера уже начал готовить
разгромную радиопередачу.

О
радиопередаче я знал, точнее, у меня
было ее начало — три листка,
исписанные жмуровским убористым
почерком. В день исчезновения
Жмуров передал их работнице
радиоузла и попросил:

— Спрячь
подальше.

Женщина
прочитала и расплакалась:

— Вас же
убьют, Валерий Иннокентьевич.

Похоже,
Жмуров сделал роковую ошибку. Он
многим рассказал о содержании
радиопередачи и о документах. Что
было после? … В семь часов вечера в
редакции окончилось партсобрание.
Жмуров куда-то очень спешил. Больше
его никто не видел. Как в воду канул.

Пожалуй,
больше всех об исчезновении
Жмурова знает Юрий Анатольевич
Шмотов, исключая предполагаемых
организаторов преступления. На
днях я отыскал отставного
подполковника и попросил его
ответить на несколько вопросов.

— Юрий
Анатольевич, как вы знаете,
"Восточка" не писала тогда
подробно об исчезновении Жмурова,
потому что УВД попросило не делать
этого в интересах следствия. Но
почему же все-таки не было раскрыто
уголовное дело по факту
исчезновения журналиста Жмурова?
Может, у вас у одного сил не хватило?

— Ну,
во-первых, ты не прав. Да, я
проработал в Тулуне 240 дней, но не
всегда один. Помогали местные
сыщики, сотрудники шестого отдела
УВД, официально и неофициально
подключалось КГБ. Мы прочесали весь
город. Всех его знакомых, с кем
учился, общался, переписку
проверили. Из всех версий мы
основательно отработали две.
Первая — убийство, вторая — что он
сам куда-то уехал, спрятался.
Никакой даже малейшей информации:
жив Жмуров или мертв не поступило.

— Откуда
появилась вторая версия?

— Мы нашли
денежные вклады на его имя в
Ангарске, в Новосибирске. Да и
Жмуров сам говорил знакомым, что
устал, хочется все бросить и уехать,
заняться писательством.

— Если были
брошены такие силы, то наверняка в
ходе расследования всплыли
какие-то другие преступления?

— Да, как ты
выражаешься, всплыли. Недалеко от
Тулуна, на берегу реки обнаружили
надежно спрятанный труп. Он был
закопан и аккуратно закрыт дерном.
Преступление было раскрыто.
Следующий эпизод — исчезла
девятнадцатилетняя девушка. Ее
нашли сожженной в районе Братского
тракта. Преступника я сам лично с
тулунскими коллегами задерживал.


Возвратимся к Жмурову. Вы лично, как
считаете, жив Жмуров или его убили?
Вопрос не как к сыщику…

— Если бы его
убили, то за десять лет какая-то
информация все равно всплыла бы.

— Но будь
Жмуров жив, он бы тоже дал о себе
знать или где-нибудь
"засветился"? Тем более
прятаться ему незачем,
преступления он не совершал.

— Знаете,
всякое бывает. Вот, например, случай
из моей практики. Вышла женщина
выносить мусор и исчезла. Ведро
стоит на улице — ее нет и никто не
видел. Розыск никаких результатов
не дал. Через десять лет, когда муж
давно ее "похоронил", сам
женился, женщину нашли. В Братске.
Тогда села она в машину к любовнику
и уехала. Десять лет прожила с ним
без всяких документов. Впрочем, без
вести пропавшие — это тема для
отдельного разговора. Спрашивай о
Жмурове.

— Значит, вы
полностью отрицаете убийство?

— Вопрос же
был не как к сыщику. Просто я, как
человек, поделился одним из своих
сомнений.

— Хорошо. А
почему документам, которые были у
Непокрытых, не дали ход?

— Это уже
вопрос не по адресу. Мы передали
документы в Тайшетскую
транспортную прокуратуру. Они
проверяли. Факты якобы не
подтвердились.

— Вопрос
несколько нетактичный: "Почему
Непокрытых не пострадал, ведь
источником информации был именно
он? Правда, у него ни с того ни с сего
загорелся сеновал.

— Ну, это было
бы уже слишком. Да и куда бы он пошел
со своими документами? Второго
Жмурова в Тулуне не было.

— Юрий
Анатольевич, насколько реально
вновь возвратиться к уголовному
делу по факту исчезновения Жмурова?

— Для этого
нужна какая-то новая информация,
новые факты.

От редакции:
может быть, эта публикация послужит
фактом для УВД, ведь человек исчез
бесследно?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное