издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тайгу спасают профессионалы

Тайгу
спасают профессионалы

С окончанием лета и
пожароопасный сезон в лесах нашей
области практически завершился.
Сейчас над тайгой не поднимаются
дымы, но я, тем не менее, говорю
"практически завершился",
потому что, если первая половина
осени будет сухой и теплой, не
исключено возникновение новых
пожаров. В "бабье лето" они
иногда бывают. Особенно на
клюквенных болотах. Конечно же, по
вине людей, по вине ягодников,
разжигающих костры, чтобы
защититься от ночных холодов. Порой
приносят беду в осенний лес и
любители кедровых орехов, и
охотники-браконьеры. Набив
горбовики дарами бескорыстной и
беззащитной от огня тайги, они
уходят, бездумно оставляя в лесу
костры…

Пожароопасный
сезон-99 в нашей области был сложным.
По информации Федора Пекаря,
заместителя начальника Иркутской
базы авиационной охраны лесов, с
апреля по август было
зафиксировано почти две тысячи
лесных пожаров. Огнем повреждено 54
тысячи гектаров наших лесов. Это
примерно в два раза больше, чем в
прошлом году. Более чем по восьми
тысячам гектаров прокатился
огненный шквал самых страшных
верховых пожаров, когда горят не
только лесная подстилка и сушняк,
но и хвоя живых деревьев. Здесь
тайга погублена практически
полностью. Такие пожары уничтожают
все живое: растения, насекомых,
птичьи гнезда, многих животных и
даже некоторых птиц, не решившихся
вовремя оставить свои гнезда.
Территории, по которым прошел
верховой пожар, на долгие годы
остаются пустынными, и несколько
веков молодой лес, растущий после
погибшего, будет иным, чем был до
нынешнего года. Вместо сосны —
заросли ольхи, березы, осины. Вместо
брусники — иван-чай и, в лучшем
случае, жимолость.

Совсем скоро,
в конце сентября, наша база
авиационной охраны лесов,
известная всей России добрым
опытом и самоотверженностью лесных
пожарных, будет отмечать
шестьдесят лет с момента своего
создания. Коллектив готовится к
юбилею, но мысли руководителей, как
понял я из многих встреч с ними,
больше заняты анализом итогов
нынешнего лета и тревогой за лето
будущее.

Николай
Любуцин, начальник авиабазы, в
запале перехватив инициативу, уже
сам задает мне вопросы и сам на них
отвечает: "Вы можете представить,
чтобы у городских пожарных не было
пожарных машин, а если они есть, то
нет бензина, поэтому они не
выезжают на тушение жилого дома,
гостиницы?.. А у нас подобное уже не
исключение. Это правило! Для
патрулирования лесов и доставки
пожарных десантников требуется
самое малое 20 самолетов Ан-2. У нас
же во всей области их осталось
исправными всего… семь! Но и они
иногда простаивают из-за нехватки
горючего…"

Николай
Николаевич не жалуется. Он
размышляет. Причем как-то
отстраненно, поскольку реальная
действительность не имеет даже
малого соприкосновения с житейской
логикой и со всем, что внушалось нам
последние почти сто лет: "зеленый
друг", "зеленое золото",
"лес — главное богатство
Сибири".

Мне
доводилось быть с Любуциным в лесу,
и знаю, что по его убеждению, именно
лес, а не океан, как утверждают
ученые, обеспечивает жизнь планеты.
Он считает, что здоровье природы в
целом обеспечивают именно леса,
значительная часть которых сегодня
приходится на Россию, в том числе и
на нашу лесную область.

Любуцин не
называет цифры, потому что
статистика минувшего
пожароопасного сезона,
подготовленная его заместителем Ф.
Пекарем, лежит передо мной в виде
таблиц и графиков. Я вижу на них три
пика пожарной активности в течение
одного лета: 19-30 мая, 17-29 июня, 10
июля-10 августа. Самый высокий, а
значит, самый страшный — последний.
В это время горели наши
труднодоступные севера.

От гроз и по
вине людей здесь ежедневно
возникло до 25 новых очагов огня.
Потушить все в течение суток не
удавалось, поэтому их количество
росло, и в некоторые дни число
действующих пожаров переваливало
за сотню. В этот период с огнем
боролись более 300 профессиональных
пожарных-десантников и до семисот
человек из лесной охраны лесхозов и
мобилизованных с других
предприятий. В тайге ежесуточно
находилось до полутора сотен
единиц наземной колесной и
гусеничной техники. В отдельные,
особо напряженные дни, авиабаза,
несмотря на многие сложности,
умудрялась поднять в небо более
десятка самолетов и вертолетов для
контроля за распространением
пожаров и оперативной переброски
лесных пожарных в самые
напряженные районы. В течение лета
было сделано около сорока таких
перебросок.

Больше
других пострадал Усть-Илимский
район. Здесь огонь
"прогулялся" почти по восьми
тысячам гектаров тайги, шесть из
которых приходится на два особо
крупных, и поэтому особо сложных
пожара. В начале августа власти
были вынуждены объявить в
Усть-Илимском районе чрезвычайную
ситуацию. Из-за недостатка дорог и
удаленности многих очагов огня от
населенных пунктов наземную
технику в этом районе использовать
можно было не везде. Ситуация была
взята под контроль с помощью
авиации, в том числе и пришедшей на
помощь из других регионов. Огромный
ущерб нанес огонь лесам Братского,
Нижнеилимского, Усть-Кутского
районов, где количество пожаров
исчислялось сотнями, а выгоревшая
тайга — тысячами гектаров. Здесь,
как и по всему северу нашей области,
главными спасателями лесов были
профессионалы авиапожарной службы.

Все
оставшиеся в штате Иркутской
авиабазы профессиональные лесные
пожарные (а их число постепенно
сокращается) работали, как
говорится, на полную катушку. Но их
не хватало. Поэтому в самые трудные
моменты к нам на помощь прилетали
пожарные-десантники с Читинской,
Забайкальской и Центральной баз
авиационной охраны лесов. А в
относительно спокойные дни, когда
над иркутскими лесами проливались
долгожданные дожди, наши
десантники тоже вылетали в другие
регионы.

Такое
содружество по программе
межбазового маневрирования людьми
и техникой длится не первое
десятилетие и давно доказало свою
высокую эффективность:
профессионалы не делят лес по
административным границам. Лес
един, и защищать его надо всем
миром. Это хорошо понимают те, кто
ежегодно напрямую сталкивается с
огненной стихией, кто, спасая лес,
рискует своим здоровьем, а иногда и
жизнью. Но, похоже, простая истина
никак не может овладеть сознанием
представителей высших эшелонов
власти. Не могут там понять, что
нельзя экономить на авиационном
патрулировании лесов. С пожаром,
обнаруженным в первые часы после
его возникновения, часто могут
справиться несколько
профессионалов. Но если дать ему
разгореться в течение нескольких
суток, что теперь случается из-за
отсутствия самолетов или горючего,
потребуются уже десятки, а то и
сотни людей, много техники и очень
много денег.

Николай
Николаевич Любуцин говорит, что
если отстраненно и равнодушно
проанализировать сегодняшнее
материальное и финансовое
состояние авиабазы, которой он
руководит, то почти неизбежен вывод
о том, что она, по объективным
данным, не в состоянии справиться
со своими уставными задачами. Но
база, вопреки объективной
реальности, справляется! По
утверждению Любуцина —
исключительно благодаря
человеческому фактору. Благодаря
высококвалифицированному
коллективу профессионалов,
преданных делу охраны леса. Только
ведь и этот запас мощности не
вечен…

В нынешнее,
предъюбилейное для воздушных
пожарных лето, на территории
области с применением сил и средств
авиалесоохраны было ликвидировано
более тысячи таежных пожаров, или 66
процентов от их общего количества.
А за все минувшие шестьдесят лет
своего существования авиабазы…
Точными данными не располагаю, но
даже простая арифметическая
прикидка показывает, что этот
коллектив никак не менее
шестидесяти тысяч раз выходил
победителем в борьбе с огненной
стихией. На его счету сотни тысяч
гектаров спасенной девственной
тайги.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector