издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Живем в постоянном страхе"

"Живем
в постоянном страхе"

Мы провели
небольшой опрос среди жителей
областного центра: что они думают
по поводу терактов в столице и
чувствуют ли себя в безопасности в
своем городе?

Костовская
Ирина, студентка ИрГТУ:

— Я думаю, что
в Иркутске тоже может произойти
нечто подобное. Вообще это может
быть где угодно: и дома, и в
магазине, и на улице. Я лично себя в
безопасности не чувствую. Ведь
взрывы в Москве — и в торговом
центре "Охотный ряд", и в жилых
домах, и в троллейбусах — это
отголоски кавказской войны,
которая то утихает, то разгорается
с новой силой. В нашем городе тоже
живет много лиц кавказской
национальности.

Молодая
чета с ребенком:

— У нас в
Сибири, конечно, поспокойнее. И в
Иркутске, мы думаем, никаких
терактов не будет. А что касается
Москвы, то все эти взрывы
направлены прямиком на Лужкова и на
его политическую деятельность. Мы
не думаем, что здесь играют роль
криминальные разборки, ставка
гораздо выше — политическая власть.

Молодой
человек, работник Дома печати:

— Я уверен,
нас хотят запугать, но ничего у этих
бандитов не выйдет. Живя в Иркутске,
я ощущаю себя в полной
безопасности, хотя где-то, в самой
глубине души, страх присутствует.

Трое
учащихся 7-х классов средней школы N
23 г. Иркутска:

— У нас такое
очень может быть. Ведь взорвали же
не так давно машину криминального
авторитета по кличке Боец. Мы были
на том месте, очень страшно. А так
как мы сами живем в пятиэтажках, то
боимся, конечно, всяческих
мафиозных разборок.

Пенсионерка,
70 лет, бывшая работница завода им.
Куйбышева:

— Я думаю,
трагедии в Москве — это месть
нашему правительству. Народ уже
просто устал от выкрутасов тех, кто
стоит у власти. Вот мы, пожилые люди,
встаем утром и постоянно
испытываем страх. В этом состоянии
проходит целый день, а ночью еще
хуже. Этот страх не оттого, что
будет нечего есть, а страх за жизнь.
Сегодня народ наш унизили. Человек
по сути своей свободен и волен в
своих решениях, он должен быть как
птица в полете. Но вместо этого его
сжимают тиски страха, обиды. Я не
очень боюсь голода или холода, но
очень боюсь того, что нет больше в
России доброты.

Мнения собрала Ольга
МАЛАХОВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное