издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Из славного рода Капнистов

  • Автор: Леонид МУХИН, исследователь сибирских лагерей

Из
славного рода Капнистов

Десять лет назад
"Мемориал" делал первые шаги.
Репрессированные получили
возможность открыто высказаться, и
мы, их сыновья и последователи, с
энтузиазмом ринулись за А.
Сахаровым, который возглавил эту
общественную организацию.

За десять лет пройден
огромный путь к истине: созданы
книги и фильмы, карты иркутских
лагерей, получены сотни мемуаров
бывших лагерников, написаны
картины. Сегодня, например, в моем
архиве, накопленном за прошедшее
десятилетие, есть материалы о
пребывании в иркутском ГУЛАГе
Лидии Руслановой, дочерей атамана
Семенова, любви Пастернака Ольги
Ивинской, представительницы
"Молодой гвардии" Ольги
Лядской, писателей Б. Дьякова, П.
Набокова, А. Жигулина, Ю.
Домбровского, военачальников В.
Крюкова, А. Тодорского, П. Гельвиха,
поэтов А. Клещенко, И. Наппельбаум,
А. Барковой, выгнанных за границу Б.
Сосновского, Б. Вайля, Н. Краснова
(внука белогвардейского генерала),
многих иностранцев, кто прошел
"курорты" полковника С.
Евстигнеева — А. Малумьяна, К.
Штайнера, Г. Липиньской, И. Бергера,
И. Чикоша, есть досье на самого
начальника Озерлага Евстигнеева.

И все же не вся правда
открыта, не все имена
восстановлены, не все могилы
найдены, не все архивы открыты. Это
работа еще не на одно десятилетие, и
тут усилий одиночек вроде Е.
Селезнева (Тайшет), С. Плющенкова
(Заярск), Н. Янковской (Братск) и
автора этих строк недостаточно.

Хочется узнать
больше о создателе МИГа М. Гуревиче
или о композиторе Хайте, авторе
песни "Все выше, и выше, и выше",
о кардинале Всеукраинской церкви
Слипии, разведчиках Быстролетове,
Побережнике, актрисе М.Р. Капнист.

О последней
мне рассказал журналист
"Восточки" Анатолий
Иннокентьевич Семенов. Я долго
искал узницу Тайшетлага,
запрашивал в архивах, писал в
местные "Мемориалы". Однажды
напал на ее след и дозвонился до
киевской квартиры. В свои 80 лет она
переезжала с одних съемок на
другие, и то, что мне удалось
поговорить с Марией
Ростиславовной, оказалось чистой
случайностью. Она жила своими
ролями, догоняла потерянные
лагерные годы и не выказывала
никакого желания вспоминать
прошлое. Назавтра М. Капнист
уезжала то ли в Симферополь, то ли в
Одессу, где у нее начинались съемки,
и осенью пригласила меня в Киев. Мне
еще запомнился ее вопрос:
"Молодой человек, вы верите в
Бога?" Но следы ее потерялись, а в
1993 году Марии Ростиславовны не
стало. Умер и А.И. Семенов.

И вот спустя
некоторое время с помощью моей юной
помощницы из музея Инны Бабкиной
удалось выйти на дочь
замечательной русской и украинской
актрисы Радиславу Капнист в
Харькове и узнать много
интересного об узнице Озерлага, ее
маме. И жаль, что не удалось
поделиться радостью находки с
Анатолием Иннокентьевичем, ведь
это с его подачи начались долгие
поиски.

Радислава
написала: "Наш род Капнистов
ведет начало с XV века. Сражение
против турецкого султана Баязета,
где был награжден Петр Капнист (
Капнист — греческая фамилия). В 1702 г.
ему было пожаловано графское
достоинство. После ухода мамы
что-то надломилось. Для меня и
многих людей мама была маяком,
солнышком, пеньем птиц, морским
прибоем, цветочной поляной — всем,
что дорого на этой земле. Мы очень
редко виделись. Причин много — моя
семья, работа, ее поездки в разные
уголки страны. Она любила ездить,
встречаться со зрителями, ведь
лучшие годы прошли в лагерях.
Сколько радости, счастья приносили
встречи со зрителем, ее долго не
отпускали из зала. Она была
прозорлива, умна, волшебница!

Скольким
людям помогла, спасла, не терпела
насилия, несправедливости,
вступалась за слабых.

В день
рождения мамы всегда собиралось
много народа: почитатели ее
таланта, друзья, соседи.

Я родилась в
Красноярске, когда мама была на
поселении, с 1952 г. находилась в
детских домах почти до 13 лет. Мария
Ростиславовна долго не могла
устроиться на работу и получить
квартиру и прописку.

При разборке
маминой корреспонденции я
встречала вашу фамилию. На конверте
ее рукой было написано:
"Необходимо ответить!" Но она
была занята, и в квартире всегда
были гости, она засыпала порой в
одежде от усталости".

А вот что я
отобрал из многочисленных вырезок
из украинских газет о Марии
Капнист.

В квартире
Марии Ростиславовны висит на стене
большой портрет молодой женщины
удивительной красоты. Это ее мать.
Она знала 18 языков. Отец, занимавший
высокую должность, помогал
революции, как многие
интеллигентные люди, верившие, что
она принесет счастье измученной
стране. Но…

За что, за
какие грехи заплатила она, молодая
начинающая актриса, двадцатью
семью годами сталинских лагерей?!
Или это удел всех Капнистов —
бороться и страдать? Ее предком со
стороны матери был легендарный
непобедимый атаман
казаков-запорожцев Иван Дмитриевич
Сирко. Со стороны отца — род
именитых украинских помещиков,
графов Капнистов, правдолюбцев и
бунтарей. Ярким представителем
этого славного имени был известный
поэт и драматург XVIII в., автор
комедии "Ябеда", страстный
борец с крепостничеством Василий
Капнист. Всех своих крестьян он
отпустил на волю, а сыновья его
Алексей и Семен были декабристами.

Чашу
страданий она выпила с лихвой.
Воспоминания тех страшных лет не
давали ей покоя, будоражили душу.
Она выжила, наверное, благодаря
силе неукротимого духа, и, вероятно,
ангел-хранитель из славного рода
витал над нею…

Перед
глазами ее памяти всплывают одна за
одной страшные картины ее ГУЛАГа.

"Косы у
меня были — каждая с руку толщиной.
И знаете сколько я весила?
Девяносто пять кило. Была стройная,
с высокой грудью и тугая вся, как
резиновый мячик".

Вот и положил
на нее глаз один из начальников.
Перед тем как осуществить
задуманное, перевел на легкую
работу — шить, вязать. Прикинулся
добрым. Приходит к ней одна
"шестерка", иди, мол, Мария
Ростиславовна, начальнику плохо,
умирает. А вы, мол, умеете массажи
делать, помогите. Поверила по
доброте души. Пошла. Видит — он, гад
этот, жив-здоров. Улыбочка
сладенькая. Ах, как рад, что пришли.
Подходит сзади, охватывает
заученным движением за шею, валит
на кровать. Сильная тогда была.
Вывернулась, вырвалась. Сняла
ботинок и что есть силы начала
лупить по ненавистной морде, по
чему попало. Упал, лежит без
движения. Выскочила вон, бросила
стражникам, охраняющим вход:
"Идите, там ваш начальник подох,
кажется!" "Неужели? Вот
радость. Такая сволочь, мочи нет!"
Выжил. И в жажде отомстить бросил ее
к уголовникам, чтоб поиздевались
гуртом. "Стою в углу, неистово
молюсь, потом повернулась к ним
лицом, подняла руку, чувствую, как
горят мои глаза, и крикнула что было
сил: "Всякого, кто дотронется до
меня, ожидает смерть!" Уголовники
растерялись, вдруг из глубины
барака крик: "Мария!" Выходит
один, он, оказывается, главным был.
"Мария, ты? Узнаешь меня?" И к
своим: "Никто не смеет пальцем
тронуть эту женщину!"

Да, я узнала
его. Это было в Петербурге. Как-то
милиция гонялась за каким-то особо
опасным рецидивистом. Он, спасаясь,
постучал в нашу дверь. Мы впустили
его и скрыли. И вот где
встретились".

А столько
тяжких мук пережила она, когда
отняли у нее дочурку Радочку,
Радиславу.

(Приказом МВД
N 0174 от 17 марта 1950 г. дети
заключенных в возрасте от двух лет
подлежали передаче в детские дома.
В связи с этим санотделы лагерей
стали обращаться в министерства
просвещения и здравоохранения с
ходатайствами о приеме несчастных
детей в соответствующие структуры.
Детей отнимали от матерей до
окончания их срока пребывания в
лагере. После того они могли
забрать детей, а могли и не
забирать. Трудно даже представить
размер трагедии, который был связан
с выполнением приказа N 0174.

Отчуждение
ребенка младше 3 лет от матери
неизбежно вело к снижению
интеллекта ребенка, аномалиям в его
социальном поведении, к повышенной
уязвимости и агрессивности).

Она ведь не
чаяла больше увидеть Радочку. Все
могло случиться с ними.

От своих
предков Мария Ростиславовна
унаследовала сильную волю. Это
помогло ей не сломиться, выжить и
бороться в страшных условиях
ГУЛАГа. И когда, наконец, пришла
свобода и она смогла заняться
любимым делом, сколько прекрасных
ролей сыграла, завоевав любовь и
признание зрителей!

Ее узнавали
на улицах, к ней подходили и
благодарили за ту радость, которую
принесла людям ее работа в фильмах
"Таврия", "Роман и
Франческа", "Иванна",
"Бронзовая птица",
"Последняя охота короля
Стаха", "Олеся", "Янки при
дворе короля Артура". Последней
ее работой в украинском кино стала
трагедийная роль украинской
крестьянки в картине Василия
Ильяшенко "Притча о светлице".
Фильм снимался, но М.Р. Капнист уже
не было. Она завещала не плакать над
ней.

Перевернута
еще одна страница сибирского
ГУЛАГа, раскрыта биография еще
одного талантливого человека,
затолкнутого в толпу зэков. Но не
все еще тайны открыты, и всякий
молодой историк может найти сотни
тем, углубляясь в наше трагедийное
прошлое.

г.
Усолье-Сибирское.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное