издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Купола телескопов на фоне Саян

  • Автор: Галина КИСЕЛЕВА, журналист

Купола
телескопов на фоне Саян

Белые купола солнечных
телескопов на фоне синих вершин
Саянских гор — эти снимки обошли
все журналы мира, став своеобразным
символом могущества человеческой
мысли, устремленной к вершинам
знаний.

А началось
все без малого сорок лет назад,
когда энтузиасты-астрофизики во
главе с известным ученым —
членом-корреспондентом АН СССР
Владимиром Евгеньевичем
Степановым пришли сюда, на самую
границу с Монголией, чтобы создать
здесь, на высоте более двух тысяч
метров, вдали от больших городов и
дорог, научный полигон для
наблюдения за Солнцем. Они сами
долбили вечно мерзлую землю,
вбивали сваи, возводили необычные
сооружения и начиняли их самой
современной оптической
аппаратурой. Необычные идеи
требуют и неординарных технических
решений. Приходилось
конструировать, изобретать, все
время придумывать что-то новое. В
короткий срок здесь возникла
первоклассная обсерватория. Глаз
человека, вооруженный мощными
телескопами, спектрографами,
коронографами, смог преодолеть
гигантские расстояния, чтобы
вглядеться в Солнце, проследить за
его свирепыми бурями, взрывами,
вспышками, протуберанцами,
загадочными солнечными пятнами,
узнать ближе светило, от которого
так зависит земная жизнь.

Уже почти
четыре десятилетия Саянская
высокогорная солнечная
обсерватория, или просто
"Гора", как ее называют
создатели, продолжает оставаться
одной из самых современных в мире.

"Гора":
год 1999

Надо
преодолеть 334 километра от
Иркутска, чтобы добраться до
"Горы". Благо, дорога с
недавних пор асфальтирована,
благоустроена. Да и посмотреть в
пути есть на что: Байкал с высоты,
ровная, как стол, Тункинская долина,
обрамленная грядами гор, места
знаменитых целебных источников —
"Жемчуг", "Аршан",
"Нилова пустынь". Все выше
поднимаемся к облакам, и вот на
горизонте возникают купола. Они
чуть в отдалении, а впереди — целое
поселение. Несколько аккуратных
деревянных домиков, возле которых
ровными рядами стоят молодые
лиственницы (другие деревья здесь
не растут), уютная столовая,
несколько производственных зданий,
дизельная, автомобильный парк и
даже шикарная сауна. Здесь все
предусмотрено для жизни в сложных
условиях высокогорья. Внешне это
скорее похоже на хорошо обжитый
приисковый поселок, чем на научный
полигон. Но когда ближе знакомишься
с содержимым порою невзрачных
строений, с людьми, работающими
здесь, невольно проникаешься
ощущением фантастичности всего
происходящего, словно заглядываешь
в завтрашний день.

Моим добрым
гидом по обсерватории была
известный астрофизик, доктор
физико-математических наук Раиса
Бенционовна Теплицкая — одна из
тех, кого здесь в шутку называют
"первопроходимцами". В
молодости она приехала в Иркутск из
Одессы да так и осталась здесь,
завороженная причастностью к
большому делу, которое
разворачивалось здесь, на
"Горе".

— Несколько
лет не приезжала в обсерваторию и
сейчас волнуюсь, как девочка, —
призналась она. — Какое прекрасное
время, с какими изумительными
людьми довелось работать! Вот
первых три домика. В одном из них мы
жили — порою по 20 человек спали на
нарах. А это самый первый телескоп,
— она показывает на деревянное
строение, больше похожее на большой
добротный сарай. — Смотрите, какие
мощные сваи под ним, и каждая — под
определенный прибор. Телескоп, в
представлении обывателя, — труба,
направленная в небо. Наш же
телескоп — горизонтальный. За
Солнцем следит целостатная
установка — в нужный момент крыша
вместе со стенами сдвигается и
открывает ее Солнцу. А само
основное зеркало неподвижно. Оно
"строит" изображение Солнца,
которое записывают спектрографы.

"Я видел
вспышку"

— Когда-то
этот наш первый телескоп покорил
академика Сагдеева, — рассказывает
Раиса Бенционовна. — Рано утром я
наблюдала Солнце (у нас даже
очередь существовала). Наш гость
поднялся тоже рано и без особого
энтузиазма озирал окрестности,
настроение явно было неважное. Стал
расспрашивать, как устроен прибор и
что я такое так пристально
рассматриваю. Когда все объяснила,
его от прибора оторвать было
невозможно. Как охотничья собака,
принявшая стойку, он замер и долго
всматривался в "волнующееся",
подрагивающее изображение Солнца.
И вдруг воскликнул: "Я видел
вспышку!".

Это так
поразило его, что потом долгое
время он восхищенно рассказывал
коллегам, какие удивительные
приборы у иркутян в Мондах и как они
позволяют увидеть то, что отдалено
пространством.

"Таких
единицы в мире"

Сегодня в
обсерватории целый комплекс
установок. И многие из них
уникальны. Во всеоружии встречает
Солнце большой горизонтальный
солнечный телескоп. Внешне это
солидное длинное каменное здание,
на фронтоне которого изображены
знаки Зодиака и Солнце. Так же как и
в первом телескопе, часть здания во
время наблюдения отъезжает.
Целостатная установка ловит
изображение светила и направляет
на основное зеркало. Пройдя
60-метровый путь, оно отражается и,
преображенное сложными
электронными приборами, попадает
на экран компьютера. И вот он,
солнечный диск, слегка дрожит по
краям. И на нем пятна, к которым
приковано пристальное внимание
здешних исследователей. Каждое из
них в несколько раз больше Земли.

Особую
гордость обсерватории
представляет внезатменный
коронограф, единственный в России.
Солнечники называют его
"Буратино" за торчащую из
купола трубу ("нос"). В этом
телескопе купол, люк и труба
объединены в одно целое. Все
сооружение при наблюдении за
Солнцем вращается целиком. Но
главное достоинство коронографа в
том, что в нем есть
"искусственная лупа", которая
может "создавать солнечное
затмение", и исследователям не
нужно ждать его годами, чтобы
наблюдать за солнечной короной.
Сравнительно недавно появился в
обсерватории еще один уникальный
прибор — стоп-солнечный телескоп
оперативных прогнозов. Инициатива
его создания и идея проекта
принадлежат научному руководителю
обсерватории, заместителю
директора, доктору
физико-математических наук Виктору
Михайловичу Григорьеву. Таких
телескопов в мире всего два — в
Стейнфордском университете и
здесь, в Мондах.

Каждый день
(если погода позволяет) с его
помощью измеряют магнитное поле
Солнца как звезды, его
распределение по поверхности
светила. Это позволяет создавать
специальные карты, которые имеют
большое практическое значение.

Есть на
"Горе" еще и звездные
телескопы, которые ведут
наблюдения за околоземным
космическим пространством.
Сегодня, когда ближний космос так
густо заселен аппаратами разных
стран, эти наблюдения особо
интересны. Информация со звездных
телескопов поступает в Центр
управления космическими полетами и
используется по назначению.

В
обсерватории наблюдают также и за
космическими лучами. Две станции
слежения, представляющие собой
спектрограф, расположены одна —
здесь, на "Горе", другая — на
высоте трех тысяч метров другой
вершины, приютившей
астрофизическую станцию.
Наблюдения здесь ведутся
автоматически — непросто дежурить
человеку на такой высоте. Создание
этого спектрографа регистрации
космических лучей — отдельная
страница в истории института, И
идея его принадлежит также его
сотрудникам.

И, наконец,
инфракрасный телескоп, трехэтажное
здание с мощными надземными
сооружениями. Он еще строится. И это
при нашей-то бедности российской! В
сооружении его заинтересованы три
ведомства — Минобороны, Миннауки и
РАН. Этот телескоп позволит более
детально и в любое время суток
контролировать космическое
пространство (там уже давно назрела
проблема "замусоренности") и
наблюдать за рождением новых
планет. Институты Саянской
обсерватории входят в систему
международной службы Солнца,
данные о солнечной активности,
полученные здесь, служат
специалистам, обеспечивающим
радиационную безопасность
экипажей космических кораблей.


Почему американцы на Луне
развернули корабль?

— Солнце —
источник нашей жизни, но и многих
наших проблем, — рассказывает
Виктор Михайлович Григорьев,
поясняя, зачем нужны такие
детальные исследования нашего
светила. — Интерес к нему ученых
всегда имел и практическое
значение. Особенно он усилился,
когда человек стал осваивать
космос. Появилась проблема защиты
пилотируемых аппаратов от
солнечного, главным образом,
корпускулярного (частицы высоких
энергий), излучения.

При крупных
событиях на Солнце возникают
ситуации, когда космические
аппараты отклоняются от курса,
меняют орбиту и даже падают, сгорая
в атмосфере Земли.

Ситуация
ухудшается, когда корабль уходит в
космос. Например, когда американцы
полетели на Луну, был прогноз
мощной солнечной вспышки.
Вернуться они не могли, и было
принято решение развернуть аппарат
таким образом, чтобы излучение
сначала попало в топливные баки с
горючим на обратную дорогу. Только
так можно было защитить экипаж от
излучения и "погасить" его в
баках. Это лишь один пример
зависимости космических полетов от
капризов Солнца.

Вот поэтому
ведется постоянный контроль за его
состоянием и процессами, на нем
происходящими.

— Почему
волнуется Солнце?

— Солнце —
это обычная звезда. Энергия
зарождается в его недрах,
температура достигает 10 млн.
градусов. В более наружных слоях
происходит конвекция (движение
солнечной плазмы), как в чайнике во
время кипения.

Главным
источником неспокойствия Солнца
является магнитное поле. Из-за того,
что оно вращается неравномерно,
магнитные силовые линии
вытягиваются, усиливается
напряженность магнитного поля, и в
определенные моменты на
поверхности Солнца вспыхивают
петли, образуя пятна. Нам они
кажутся темными, хотя температура в
них ниже, чем в окружающей среде
(примерно 3 тысячи градусов). Это
активная область, здесь наиболее
активное магнитное поле. Энергия
Солнца выходит из недр и
высвобождается, образуя вспышки.
Корональная плазма выбрасывается в
межпланетное пространство и идет к
Земле в виде солнечного ветра. Он
омывает Землю со скоростью 300—500
км/сек, деформируя ее магнитосферу.
Тогда возникают нарушения
радиосвязи.

Лидерство
обязывает

Основная
тема наших исследований — изучение
магнитного поля как источника
неспокойствия Солнца. С самого
начала мы были лидерами в мире в
создании специальных приборов —
солнечных магнитографов, а наша
страна — лидером в области
магнитных исследований. И до сих
пор мы стараемся сохранять эти
позиции. Семейство наших приборов
все время совершенствуется.
Сегодня в обсерватории уже
работает четвертое их поколение. А
буквально через год у нас начнет
работать еще один прибор —
фильтровый вектор-магнитограф.

Не отстаем мы
и по уровню автоматизации
экспериментов. В последние три
года, несмотря ни на какие
трудности, сумели оснастить наши
приборы новейшим оборудованием.

Так что
обсерватория жива, действует и
продолжает соперничать с лучшими
обсерваториями мира.

* * *

Удивительное
ощущение возникает здесь, на
"Горе". Казалось, отступили
прочь бесконечные российские
проблемы, где-то внизу остались
нищета, разруха, унизительное
попрошайничество денег у МВФ. И не
таким сумрачных видится будущее.
Появляется чувство гордости за
человека, сумевшего взглянуть в
глаза самому Солнцу. Рождается
благодарное чувство ко всем, кто
продвинул землян в культуре,
искусстве, науке. Ближе становится
образ простого учителя из Калуги,
открывшего нам дорогу в космос.

И совсем
неудивительным покажется то, что
именно здесь продолжают рождаться
фантастические проекты. Как,
например, идея проведения нового
уникального космического
эксперимента — создания
межпланетной солнечной
стереоскопической обсерватории.
Григорьев и его коллеги предложили
разместить на орбите Земли, в так
называемых точках "Лагранжа",
два космических аппарата для
получения объемных изображений
процессов, происходящих на Солнце.
Инициатива нашла поддержку в НАСА,
в Европейском космическом
агентстве, Российском космическом
агентстве. "Неординарным и
талантливым решением, способным
перевернуть наше представление о
Вселенной" назвал этот проект
председатель президиума СО РАН
академик Николай Добрецов. "Пока
в нашей нищей стране рождаются
такие проекты, можно верить в ее
будущее", — сказал он.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное