издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Индия выбрала стабильность и консерватизм

Индия
выбрала стабильность и
консерватизм

3 октября в Индии состоялись
выборы в Национальный парламент.
Позади остались пять недель
предвыборной гонки, где как в
типичном индийском
мелодраматическом боевике — очень
много крови, скандалов, пустых
обещаний, разных чудес и семейных
драм. Словно сошедший с конвейера в
"Болливуде", как индийцы
иронично называют центр
кинопромышленности Бомбей,
предвыборный спектакль представил
миру другую Индию. Забудьте о
мудрых махатмах из Шамбалы,
умиротворенных крестьян,
возносящих молитвы Кришне,
забудьте о "мудрой Индии"
Рериха, где все красиво — горы, храмы
и знание. В сегодняшней Индии,
конечно, есть все, чтобы
подтвердить любимые стереотипы
европейского мира. Но современное
государство Индия — ослабленная
федерация, кишащая откровенным
насилием, межэтнической,
межкастовой и межклассовой
напряженностью.

Индия
сегодня — страна, которая не может
справиться ни с ужасающей
бедностью, ни с удручающей
неграмотностью. Эти бедность и
неграмотность бросаются в глаза на
фоне азиатских соседей (достаточно
бедный Китай смог все-таки
накормить свое население и обучить
сложной "китайской" грамоте 100
% молодого населения). Контрасты же
внутри страны еще более кричащи: в
миллиардной Индии примерно 300 млн.
индийцев живет за чертой бедности,
но при этом уровень жизни около 70
млн. человек соответствует
показателю развитых
капиталистических стран. При
грамотности населения более 52%
Индия занимает одно из первых мест
в мире по числу специалистов с
высшим образованием и является
одним из крупнейших мировых
экспортеров высококачественных
компьютерных программ. Многие
индийские проблемы, связанные с
межэтническим
"растаскиванием" федерации по
штатам, с религиозным сепаратизмом,
с коррупцией как частью индийского
менталитета, весьма похожи на
российские. Другие проблемы более
"экзотичны". В России
официальная предвыборная гонка
только стартует. В Индии на прошлой
неделе она закончилась.
Присмотримся к великой соседке.
Думается, представлениям россиян
об индийской политике следует
несколько выходить за рамки
советского лубка о "великой
дружбе Индиры Ганди и Леонида
Ильича Брежнева".

Главный
выигравший и главный проигравший

Воля около 360
млн. проголосовавших индийских
граждан была оглашена в прошлый
четверг. Явную победу одержала
Бхаратия Джаната парти (БДП).
"Партия индийского народа",
как переводится это название, во
главе центристской коалиции из 24
партий, заняла в новом составе
нижней палаты парламента 294 места,
став таким образом ведущей силой в
парламенте из 543 мест. Образованная
в 1980 году группой членов бывшей
религиозно-общинной партии
Бхаратия джан сангх, БДП в виду
своей религиозной индуистской
окраски долго рассматривалась на
индийском политическом поле как
игрок опасный и даже
отвратительный прежде всего тем,
что разрушает секуляризованное
государственное пространство
религиозными и
традиционалистскими настроениями.
Для Индии подчеркнутая светскость
государства — фактор выживания без
сползания к невероятной резне
миллиарда людей, которые,
подчеркнем, активно молятся самым
разным богам.

В построении
нынешней предвыборной коалиции БДП
умно пообещала отказаться от части
планов, которые вызывали особенно
много вопросов и у сторонников
светской власти, и у мусульман. В
том числе партия отказалась от
строительства индуистского храма
на месте мечети в Айодья, которую
индуистские активисты буквально
ломами и кувалдами снесли в 1992 году.

Коалиция на
этой неделе формирует новый
кабинет, а хорошее большинство в
парламенте придаст лидеру БДП,
премьер-министру Аталу Бехари
Ваджпайи новых сил для решения
проблем, от которых у многих
лидеров других стран опустились бы
руки.

Ваджпайи —
фигура неоднозначная. В целом, роль
отца нации удается ему хорошо —
выглядит он как добрый дедушка, а
его спокойствие и умиротворенность
помогают объединять чересчур
темпераментных сограждан, которых
все время тянет на дикости и
крайности. Однако именно он
благодаря этим своим качествам
обеспечил в стране, столь
религиозно разнообразной, подъем
индусской националистической
партии, основа идеологии которой
состоит в том, что национальный
этос должен определяться
индуизмом.

Именно
Ваджпайи, еще раз ломая стереотипы
о "миролюбивой Индии" и
заставляя вспомнить воинственных
героев "Махабхараты", принял в
прошлом году решение о
приостановке почти 25-летнего
моратория на подземные ядерные
испытания и проведении таковых.
Этот шаг спровоцировал
соответствующий шаг со стороны
Пакистана. Ваджпайи твердо повел
себя во время новой вспышки
индо-пакистанской войны, когда
силы, поддерживаемые Пакистаном,
оккупировали в этом году индийскую
территорию в штате Джамму и Кашмир.
Мир вздрогнул при мысли, что две
новоиспеченные ядерные державы в
эскалации ненависти друг к другу
возьмут, да и обменяются ядерными
ударами. "Добрый дедушка"
оказался приличным "ястребом",
а победа над Пакистаном сильно
подняла предвыборный рейтинг БДП.

Если в
большом числе индийских партий,
движений и кандидатов есть главный
выигравший, и это — БДП, то есть и
главный проигравший. Это —
Индийский Национальный Конгресс. 109
мест в парламенте выиграла эта
партия на нынешних выборах. В
прошлом году 140 доставшихся ИНК
мест посчитали разочарованием.
Ныне говорят лишь о позорном
поражении. ИНК — старейшая
индийская партия, основанная в 1885
году. ИНК возглавлял борьбу
индийцев против колониальной
зависимости. Эта партия Махатмы
Ганди и Джавахарлала Неру, партия
Индиры Ганди и Раджива Ганди.
Однако в последнее десятилетие
главная "партия власти" Индии
явно сдает позиции. Возможно,
нынешние выборы означают и выход из
большой политики клана Ганди,
неотделимого и от индийского
Национального Конгресса, и от
истории независимой Индии.

Ошибки и
верные ходы

"Это —
позорное поражение, и худший
показатель в истории Конгресса",
— так охарактеризовал итоги
выборов один из его представителей.
Главной причиной нынешнего
проигрыша ИНК можно назвать кризис
лидерства. Слишком долго Конгресс
находился под влиянием
общенациональной магии имени
"Ганди". Ганди — имя великого
индийского политика и мыслителя,
приведшего страну к независимости.
Дочь Джавахарлала Неру, Индира,
выйдя замуж за однофамильца
Махатмы, продлила шарм великого
имени. После ее трагической гибели
семейную политическую эстафету
принял Раджив Ганди, повторивший
трагическую судьбу матери. Череда
трагических смертей лидеров ИНК
почти вывела клан Ганди из
политики. Однако Конгресс оказался
слишком подвержен традициям и
вместо политических идей и
кропотливой работы на местах вновь
поставил на Ганди. На этот раз это
была Соня Ганди, жена Раджива,
уроженка Италии без политического
опыта. ИНК после больших дебатов
посчитал, что Индия снова
откликнется на знакомое имя. Но
получилось как раз наоборот. Да,
Соня Ганди, принявшая индийское
гражданство в 1983 году, научилась
читать предвыборные речи на хинди
почти без акцента и объехала всю
страну. Но низовые структуры ИНК на
местах, в ключевых штатах, — а
именно регионы делают политику в
индийской федерации, — оказались
либо слишком ветхими, либо
несуществующими. ИНК, выдвинув Соню
Ганди своим лидером, дал мощный
козырь своим противникам. Главный
тезис БДП был: "Народ не хочет,
чтобы иностранка правила
Индией". Главный тезис
предвыборных речей Сони — опасность
власти националистской
религиозной партии для светского
мира в стране — легко был побит БДП,
который снял свои слишком
"религиозно" окрашенные
лозунги. К тому же, в отличие от
своей яркой свекрови, которая
свободно чувствовала себя в
митинговой уличной стихии и
блестяще умела общаться с народом,
который и ненавидел и восхищался
Индирой, Соня оказалась лишенной
харизмы, слишком застенчивой. Она
прилетала на предвыборные митинги
на вертолете, окруженная своими
функционерами и охранниками, и так
же улетала. В свободное время она
вообще старалась не покидать своей
резиденции.

Еще одна
ошибка ИНК — Конгресс поставил не на
тех региональных лидеров. Нынче
Конгресс откровенно подвели два
самых колоритных индийских
политика. Джаярам, кинодива из
южного штата Тамил Наду со своей
партией взяла вдвое меньше мест,
чем в прошлый раз. Лалу Прасад Ядав
вообще потерял свое место в
парламенте, а его партия "Джаната
дал" потеряла более половины
своих мест. Урок, который преподнес
выборной демократии Лалу, как
запросто называют этого политика
индийцы, стоит специального
замечания. Когда сын неграмотного
пастуха из низкой пастушьей касты
пришел в 1990 году к власти в
беднейшем и очень населенном
индийском штате Бихар, это
посчитали знаком надежды. К высшей
власти в Индии начали приходить
представители низших каст.
Индийские бедняки почувствовали,
что индийская демократия что-то
значит и для них. Но Лалу предложил
народу только свой талант шоумена,
который блестяще умеет
"наезжать" на представителей
высших каст и демонстрировать
принадлежность к простому народу.
Его козы мирно паслись в саду у его
резиденции. Шоу докатилось и до
дела о коррупции.
Популист-коррумпант — история не
новая. К сожалению, Лалу так ничего
по-настоящему и не сделал для
улучшения жизни тех бедняков, из
которых вышел сам. Бихар — "черная
дыра" в индийской экономике,
плохо электрифицированный, с
отвратительными дорогами ( дороги —
пункт в программе любого
регионального индийского политика)
и совсем без инвестиций. Бедняков
Бихара только шоу о "своем парне
наверху" не удовлетворило — и они
"прокатили" Лалу.

ИНК также
дорого заплатил за решение Шарада
Павара, влиятельного лидера
крупного штата Махараштра,
покинуть партию из-за злосчастного
"иностранного происхождения"
Сони Ганди и основать свою
собственную партию. В этом штате
"успеваемость" ИНК сразу
сильно упала.

БДП,
напротив, в этот раз особенно везло
на союзы. Прежде всего с Чандрабабу
Найду, главным министром штата
Андра Прадеш и лидером
региональной Телугу Десам парти.
Найду известен всей Индии как
последовательный реформатор,
который пытается сочетать интерес
к самым "продвинутым" областям
современной экономики вроде
компьютерной индустрии с четким
пониманием того, что бедным людям
нужно жить сейчас, и если это
означает нелюбимые монетаристами
субсидии, то их нужно просто
выделять. В Андра Прадеш мы увидели
еще один показательный урок
демократии. Дело в том, что
представители ИНК решили
задействовать в этом штате
образчик предвыборной технологии
под известным всему миру названием
"Халява, сэр!". То есть,
"голосуйте за нас, и
электричество будет бесплатным".
Сильный ход? Сильный, если считать
людей баранами. Но Найду убедил
собравшихся на его митинги
фермеров, что "халява" будет
слишком дорого стоить штату и
предложил более умеренный вариант
дотирования оплаты за свет.
Результат: выиграл за явным
преимуществом и взял со своей
партией 29 мест в парламенте, став
вторым по численности союзником
ВДП.

Разнузданно
вели себя во время выборов разные
левацкие и фундаменталистские
группировки. Взрывы на
избирательных участках, заполнение
урн для голосования фальшивыми
бюллетенями, запугивание жителей
были столь распространенной
практикой, что информация из ряда
индийских штатов напоминала
хронику из "горячих точек". НО
в результате к власти в стране, тем
не менее, пришла консервативная
БДП. Астрологи предвещают пять лет
стабильного правительства. Индия
склонна верить астрологам.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное