издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На словах -- густо, а в кармане -- пусто

На
словах — густо, а в кармане — пусто

Словосочетание
"адресная социальная помощь"
стало штампом, произносимым так
часто, что нам порою кажется, будто
так оно и есть: ни один нуждающийся
в поддержке соотечественник не
находится на обочине каждому
воздается по доходам его. Между тем
статистка такова: в Приангарье
сегодня бедствуют, едва сводя концы
с концами, 170 тысяч семей; 370 тысяч
молодых, не достигших 18 лет, и более
11 тысяч инвалидов, еще не
справивших свое шестнадцатилетие,
нуждаются в особой защите. Теперь
не забудьте про 452 тысячи пожилых,
существующих на пенсию, и вы
получите более или менее ясное
представление о социальной
ситуации в области. В этой людской
массе вычленить наособицу каждое
лицо, выделить каждую
неблагополучную судьбу крайне
сложно. Все законодательные акты,
принятые государством с этой целью,
далеки от совершенства. Достаточно
вспомнить обиды ветеранов или
мытарства матерей, связанные с
получением детских пособий, чтобы
убедиться в этом.

Нынешним
летом, в июле, появился еще один
Закон — "О государственной
социальной помощи",
устанавливающий правовые и
организационные основы поддержки и
малоимущих "одиночек", и
находящихся за чертой бедности
семей. Вот только по какой
материальной системе координат
определять эту самую черту, если,
как оказалось, наше правительство
еще не установило величину
прожиточного минимума. А как его
установить, этот прожиточный
минимум, если Государственной
Думой пока не принят закон о
потребительской корзине? То есть
еще точно неизвестно, какие
продукты должны лежать в нашей
авоське и сколько авоська эта
должна весить, чтобы кому-то из нас
было гарантировано право на ту или
иную льготу.

Тем не менее,
как отмечено в концепции
законопроекта "Об адресной
социальной помощи в Иркутской
области", "препятствий
правового характера для разработки
и принятия на территории субъекта
РФ закона об адресной социальной
помощи, осуществляемой за счет
средств областного бюджета, не
имеется". В более доступном
переводе это значит, что наше
Законодательное собрание обязано
"примерить" сметанный живой
ниткой законотворческий акт на
Приангарье. Так учесть все
особенности нашего нелегкого бытия
и наши весьма ограниченные
возможности, чтобы нашему региону
все пришлось "по росту" и
"нигде не жало".

На
состоявшемся в минувший вторник
"круглом столе", который вел
председатель комитета по
социально-культурному
законодательству регионального
парламента Валерий Соколов,
главным и самым острым вопросом был
как раз этот: хватить ли денег на то,
чтобы принятый в Москве и
адаптированный к нашим условиям
закон оказался области в самую
пору? Об этом беспокоились не
только присутствующие социальные
работники (собственно, кому, как не
им, призванным закон исполнять, и
беспокоиться?) Но об этом
волновались приглашенные
представители общественных
организаций — ветераны, инвалиды,
то есть сами "адресаты", ради
которых все и затевается в
очередной раз. По мнению начальника
областного управления социальной
защиты населения Владимира
Родионова, "цена вопроса" — 980
миллионов рублей. Которых,
естественно, в бюджете Приангарья
ни нынче, ни в ближайшем будущем не
найти. Валерий Соколов убежден, что
денег потребуется раза в два
меньше. Пусть так, но ведь и их
необходимо будет где-то найти,
чтобы новая попытка адресной
поддержки нуждающимся людям была
более удачной, чем принятый на
волне популизма Закон о ветеранах,
для полной реализации которого ни в
России, ни в нашем регионе денег
нет. Обидно, если в очередной раз
благая идея останется фикцией, а
установленная законом льгота, не
дай бог, обернется черствым куском,
застревающим в горле…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер