издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Переворот как средство борьбы за демократию Военные снова у власти в Пакистане

Переворот
как средство борьбы за демократию

Военные снова
у власти в Пакистане

"Я был с
официальным визитом в Шри-Ланке. На
обратном пути самолету,
выполнявшему коммерческий рейс
"Пакистанских Международных
Авиалиний", не разрешили сесть в
Карачи, а приказали лететь куда
угодно вне Пакистана. Несмотря на
острую нехватку топлива,
угрожавшую жизням всех пассажиров,
слава Аллаху, этот злобный план был
сорван благодаря своевременным
действиям армии", — так кратко
описал несколько неожиданное
начало переворота генерал Первез
Мушарраф в своем обращении к нации
ранним утром 13 октября.

Когда генерал
находился в полете, премьер-министр
Наваз Шариф попытался отстранить
его от должности. Но армия не
подчинилась попытке непопулярного
премьера взять ее под свой
контроль, и самолет с генералом
Мушаррафом на борту приземлялся в
Карачи, сам генерал в одночасье
стал правителем Пакистана, а Наваз
Шариф был взят под стражу.

Мир стал
свидетелем бескровного и
стремительного путча. К власти в
Пакистане вновь пришли военные.
Фактическая поддержка переворота
населением страны выразилась в том,
что темпераментные жители этой
страны, которые легко выходят на
улицу, чтобы выразить свое мнение,
на этот раз не только не сделали
это, но, более того, зафиксированы
немногочисленные демонстрации в
поддержку захвативших власть
военных. Причина, побудившая
военных свергнуть законное
правительство, проста и вынуждает,
хотя и с оговорками, согласиться с
аргументацией генерала Мушаррафа,
пошедшего на эту "крайнюю
меру". В течение своего недолгого
правления премьер Наваз Шариф
просто погряз в коррупции. На все
возможные посты назначались его
ставленники, и лишь армия
оставалась временно вне
досягаемости властолюбивого
премьера. Желание взять под
контроль военных и привело
премьера к краху. По словам
генерала Нишата, "переворот был
реакцией, а не спланированной
попыткой свергнуть
правительство". Приоритеты,
обозначенные новой властью, —
экономическое возрождение,
"отчетность"(за этим простым
словом скрывается осознание
известного россиянам финансового
беспредела, когда "мегабаксы"
утекают неизвестно куда) и борьба с
коррупцией, на первом этапе которой
прежде всего уже начат поиск
многочисленных банковских
"заначек" коррумпантов. Есть
сильные подозрения в том, что часть
экономической помощи Запада и МВФ
уходила в закрома
"демократических" чиновников.
Сейчас Пакистан находится на грани
экономического краха и при уже
обозначенной жесткой позиции
Запада и продолжении санкций, этой
стране грозит неминуемый дефолт.
Дело в том, что МВФ в случаях такого
рода резких политических шагов
автоматически замораживает
очередной транш Пакистану, а это 280
млн. долларов. Пакистан также
рассчитывал на то, что западные
страны реструктурируют ему 3 млрд.
долларов долга.

Сейчас
офицеры пакистанской армии вместе
со служащими банков прочесывают
банковские счета. В субботу в
Лахоре полиция произвела обыск на
сахарном заводе, принадлежавшем
семье свергнутого премьера Шарифа.
Были изъяты коробки с документами и
чеками. В пятницу также был отдан
приказ заморозить сотни банковских
счетов, принадлежащих политикам, а
самим политикам было запрещено
покидать страну. Часть чиновников
разного ранга арестована. Судя по
реакции людей, Пакистан давно ждал
таких шагов, ведь все признают, что
коррупция поставила страну на
грань полного экономического
коллапса и почти полностью
дискредитировала идею демократии.
Поэтому естественной выглядит
реакция банковских менеджеров,
озвученная Сарфаразом Шахидом,
менеджером филиала Объединенного
банка в Лахоре: "Мы рады усилиям
по поискам награбленного
национального богатства, но взамен
мы надеемся, что будет установлена
реальная отчетность, а не
показуха".

В аэропортах
усиленно проверяются личности всех
вылетающих, а в крупнейших газетах
помещены призывы к
"дефолтерам", неплательщикам
долгов. Смысл призывов прост:
"Заплатите долги, верните
кредиты, а то хуже будет". Будет
ли хуже? Пресловутое мировое
сообщество с тревогой ждет, не
обернется ли власть военных в
Пакистане большей катастрофой, чем
власть гражданских.

Реакция

Нельзя не
заметить, что отношение к Пакистану
в мире в последнее время и без
переворота было достаточно
подозрительным. Страна уже весьма
сильно обложена разными санкциями,
прежде всего за ядерные испытания в
мае 1998 года. Несмотря на это и ЕС и
Штаты сразу же объявили о введении
новых санкций, а это скорее
приостановка экономической помощи
Пакистану. США придержит обещанные
2,5 млн. долларов, не сократив лишь
помощь на борьбу с наркобизнесом,
тоже в 2,5 млн. долларов. Естественно,
отмена санкций ставится в прямую
зависимость от возвращения
Пакистана к гражданскому
демократическому правлению. Но
главная причина обеспокоенности и
столь пристального внимания к
событиям в Пакистане, конечно,
кроется, во-первых, в том, что
Пакистан — юный член ядерного клуба,
а во-вторых, уже долгие десятилетия
на ножах с Индией, тоже ядерной
державой. Индия, кстати, узнав о том,
что к власти в Пакистане пришел
главком, который отчаянно сражался
против нее в недавней кашмирской
кампании, сразу же привела войска в
полную боевую готовность. Известно,
что у военных с премьером Шарафом
были споры по поводу его
недостаточно жесткой позиции по
Кашмиру. Известна также с прямая
связь Пакистана с движением
талибан в Афганистане и
причастность военных к
наркобизнесу, который
непосредственно угрожает
интересам России. Что касается
России и ее странных отношений с
исламским миром, то прошла
информация о том, что новая власть в
Карачи обещает не поддерживать
чеченских боевиков.

По поводу
самого генерала из разных
источников поступает самая
противоречивая информация. Одни
утверждают, что он человек
умеренный и прозападного толка,
другие говорят, что это чуть ли не
без пяти минут фундаменталист,
связанный с самыми радикальными
элементами в армии. Если говорить о
личных качествах, то, по словам
Нишата Ахмада, отставного генерала,
поддержавшего переворот, "он —
несколько вспыльчив и горяч.
Хотелось бы, чтобы человек на его
посту был более трезвомыслящим".
Однако, с первой минуты переворота
по настоящее время генерал ярко
демонстрировал решительность и
жесткость действий и вместе с тем
взвешенность, граничащую с
осторожностью. Первое его короткое
выступление по телевидению 13
октября было произнесено
по-английски. В странах вроде
Пакистана использование того или
иного языка — вещь знаковая. И в
данном случае это был знак того, что
обращался генерал без всякого
ложного популизма лишь к
политической элите Пакистана и к
международному сообществу. Кстати
сказать, во всех переворотах есть
одно смешное сходство — передачи
прерываются и включается некая
серьезная музыка. В Пакистане это
была военная музыка. В России в
таких случаях модно использовать
"Лебединое озеро". Такие вот
национальные изюминки.

Программа Мушаррафа

Итак, с 13
октября политики, дипломаты и
наблюдатели с нетерпением ждали
обращения нового главы
исполнительной власти генерала
Первеза Мушаррафа, которое
несколько раз откладывалось.
Наконец, в воскресенье генерал
выступил с речью, на этот раз и
по-английски, и на урду. Выступление
это оказалось, принимая во внимание
критичность ситуации, весьма
взвешенным.

Мушарраф,
во-первых, заверил в том, что
приостановка действия конституции
не есть ее отмена, а нынешнее
положение — не чрезвычайное, а
"путь к демократии, не фальшивой,
а настоящей".

Среди
главных задач названы укрепление
федерации и устранение дисгармонии
между регионами (в виду разборок на
конфессиональной почве между
суннитами и шиитами), оживление
экономики и восстановление доверия
инвесторов, восстановление
законности и деполитизация
государственных институтов (под
этим фактически имеется в виду
борьба с расцветшей при Шарифе
системой кумовства и непотизма),
передача властных полномочий на
низовые уровни и широкое внедрение
нормальной финансовой отчетности,
при фактическом отсутствии которой
активно разворовывались
национальные богатства страны.

Мушарраф
объявил, что президент Рафик Тарар
останется на своем посту, но
фактическая власть переходит к
Совету национальной безопасности,
которому будет подчинен кабинет
министров. Разного рода должникам,
укрывателям доходов и налогов дан
срок в четыре недели, в которые они
могут добровольно, что называется,
"сдать валюту". По истечении
этого срока их ждет наказание.

Генерал
также сделал два крайне важных
заявления по поводу прессы и
религии. Он не только высказал
твердую поддержку свободы прессы,
но и пообещал либерализовать
политику в этой области путем
поощрения создания частных радио и
телестанций. В подтверждение такой
позиции могу высказать личное
впечатление, что никаких признаков
давления на прессу в материалах
последних номеров ведущих
пакистанских изданий на их
веб-сайтах я не заметил.

"Ислам
учит о терпимости, а не о
ненависти", заявил генерал,
обращаясь к религиозным деятелям
за поддержкой в деле "обуздания
тех сил, что эксплуатируют религию
для определенных интересов".

Отвечая на
обеспокоенность по поводу ядерного
статуса Пакистана, Мушарраф заявил
о том, что его страна будет
придерживаться политики
"крайней сдержанности" в
области ракетно-ядерных вооружений
и уважать цели нераспространения и
сокращения вооружений. Поздравив
своего недавнего индийского
"врага" Ваджпайи с победой на
выборах и новым назначением на пост
премьер-министра, генерал выразил
готовность к мирному диалогу и в
качестве знака доброй воли заявил о
том, что Пакистан отводит войска от
границы. Индийская сторона, правда,
пока с недоверием отнеслась к этому
шагу, говоря, мол, не от той границы
отводят, но трудно поверить, что
конфликтующие стороны настолько
безрассудны, чтобы довести свою
вражду до обмена ядерными ударами.
Мушарраф, кстати, настаивая на
своем видении кашмирского
конфликта, призвал Индию к
прекращению "репрессий против
народа Кашмира" и к уважению их
права на самоопределение,
недвусмысленно пообещав поддержку
"борьбе наших кашмирских братьев
за независимость". То, как
закончил свою речь генерал
Мушарраф, показывает, насколько
остра проблема коррупции в
Пакистане, а также, что такое
исламский лидер. Генерал объявил о
том, что предаст гласности все свои
доходы, и закончил речь молитвой,
которую написал для себя: "Обещаю
моей нации искренность, честность и
преданность и прошу Аллаха дать мне
видение для того, чтобы отличать
истину от лжи, мудрость, чтобы
понимать проблемы и находить
решения, мужество вершить
справедливость и силу действовать
верно…" Народ Пакистана нынче
дал генералу Мушаррафу моральное
право управлять страной. Но хватит
ли пакистанским военным видения,
мудрости и мужества вывести страну
из "черной дыры" экономической
разрухи, коррупции, межплеменной
розни и международного недоверия?
Мы увидим это очень скоро.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер