издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дом, где врачуют души

Дом,
где врачуют души

Статистика —
вещь лукавая. "Наркомания
неизлечима", — утверждает
большинство медиков. Эту гипотезу
они подтверждают убийственной
статистикой: "Что ж вы хотите! Во
всем мире излечиваются лишь 2-5%
наркоманов". Мне много раз
приходилось видеть впавших в
отчаяние родителей, которых именно
люди в белых халатах заставили
похоронить всякую надежду на
исцеление ребенка. Однако не
спешите мириться с мыслью о
неизбежности смерти любимого
человека. Есть и другая статистика.
В Штатах, Западной Европе давно и
успешно действуют
реабилитационные центры для
наркоманов и алкоголиков, в которых
эффективность лечения достигает
40-60%. Такие центры, работающие по
духовно ориентированным
программам, появляются в последнее
время и в России. Самый известный
среди них — широко рекламируемый
центр "Кундала" Якова Маршака
в Москве, в котором, правда,
исцеление по карману лишь
избранным: 4 тысячи долларов стоит
трехнедельный курс.

Недавно я
спросила у Алексея, лечившегося два
года назад в "Кундале" от
наркомании и алкоголизма, советует
ли он родителям напрягаться, любым
путем добывать деньги, чтобы
отправить свое чадо в знаменитую
клинику. Я была уверена в
положительном ответе. Алексей уже
являл собою как бы доказательство
эффективности метода Маршака:
давно не колется и не пьет,
восстановился в университете,
откуда в свое время был отчислен.
Ответ удивил меня: "Зачем ехать
так далеко и платить так дорого?".
У нас в Иркутске есть подобный
центр, ничем не хуже. Я работаю в нем
консультантом и имею возможность
сравнивать".

Прежде чем
явиться на беседу к программному
директору Иркутского центра
реабилитации наркоманов доктору
Игорю Ванкону, я разузнала что
могла о его пациентах, с некоторыми
из них познакомилась. Вот Семен,
наркоман и алкоголик со стажем
восемь лет. Родители приковывали
его к батарее, лечили в
"психушке", выгоняли из дома,
кодировали. На улицу Горького в
Иркутске он забрел вконец
отчаявшимся после очередного
"лечения" — на сей раз в
Ангарском центре, опять
окончившегося неудачей: оттуда его
выгнали за нарушение режима.
Программа Ванкона "зацепила"
парня. Он увидел: здесь
действительно выздоравливают. Не
было денег на лечение, негде было
жить — друг, у которого остановился
Семен, продолжал колоться. Однако
все эти преграды удалось
преодолеть. Его взяли в программу
бесплатно. "Потом отработаешь, —
сказал врач, — когда вылечишься".
И пригласил к себе пожить некоторое
время, пока сам обустраивался после
переезда из Читы и ждал семью.
Прошло восемь месяцев. "Я
чувствую себя счастливым", —
сказал мне Семен.

Илью привела
к Ванкону мать. Она вытащила
единственного и горячо любимого
сына из петли, когда он, потеряв в
жизни всякий смысл, решил покончить
с ней счеты. Проблем своих, главной
из которых была зависимость от
алкоголя, парень не признавал. Два
месяца он работает по программе. За
это время случился один срыв —
однократное употребление алкоголя.
Наркоман и алкоголик Борис пришел в
этот центр с единственной целью —
доказать жене, что ему никакое
лечение не поможет, вывести врача,
которого считал шарлатаном, на
чистую воду. Его хватило на две
недели — с каверзными вопросами и
попытками поставить доктора в
трудное положение. Потом парень
сдался, обратился к программе с
полным доверием. С марта он трезв,
не принимает ни наркотиков, ни
алкоголя.

Мишу привела
лечиться мама — он явился
подколотым, не очень-то верил в
успех. Уже приступив к работе по
программе, парень узнал, что он
ВИЧ-инфицирован. Позже врач
рассказывал: "Я первый раз
столкнулся с таким острым горем у
своего пациента. Мы с ним
поговорили. Разговор был тяжелым.
Зачем жить? Что делать? Мы все же
нашли смысл лечиться дальше".
Курс реабилитации Миша завершил.
Срывов нет. Сейчас работает
консультантом в центре — помогает
другим отчаявшимся.

В отличие от
большинства своих коллег Игорь
Ванкон считает, что среди
наркоманов нет безнадежных
больных. Он не согласен и с тем
расхожим среди медиков мнением, что
шанс выбраться имеют только те, кто
очень хочет лечиться. "Нет уж,
давайте определимся, что значит
хочет — не хочет, — заявляет он. —
Алкоголики и наркоманы, как
правило, не признают своих проблем
и не горят желанием лечиться. Но это
вовсе не означает, что все они
безнадежны. Уже давно разработаны и
во многих странах успешно
применяются психотерапевтические
техники, с помощью которых у
больного такое желание лечиться
формируют. Этим занимаются
специально подготовленные
врачи-психотерапевты. Они проводят
массированное вмешательство в
эмоционально значимый мир больного
— работают не только с ним, но и с
его ближайшим окружением, семьей,
работодателем. Таким образом хоть и
не всегда, но довольно часто
удается добиться цели — получить
согласие больного на лечение".

В подходах к
самому лечению Игорь Ванкон опять
же отличается от многих коллег. Он
уверен, что после проведения
дезинтоксикации, снятия так
называемого синдрома абстиненции
(а это вполне профессионально
делают в наркологических
отделениях Иркутска) больного
нельзя бросать, предоставлять
самому себе. Его нужно "вести"
дальше. Игорь Ванкон знакомился с
работой центров реабилитации
наркоманов и алкоголиков в США и
Канаде. Он видел, что успех
определяется там комплексным
подходом — после снятия
"ломки" к больному тут же
подключаются психологи,
психотерапевты, консультанты из
числа выздоравливающих
алкоголиков и наркоманов.

У нас в
области немало наркологических
отделений, есть центры, официально
признанные, по оказанию
психологической помощи населению.
Эти лечебные учреждения существуют
на бюджетные деньги. Но я никогда не
слышала, чтобы хоть одно из них
помогло избавиться от зависимости
хоть одному наркоману. Мало того, из
этих заведений люди выходят с
трагической убежденностью в
безнадежности своего положения.

В Иркутске
есть лишь два центра, где можно
своими глазами увидеть
выздоравливающих наркоманов. Один
из них, "Иркут", создан
общественной организацией
"Матери против наркомании". О
нем я писала в первом выпуске
"Дурмана" ("ВСП" за 26 июня
с.г.). Другой располагается на ул.
Горького, 11, в здании общества
трезвости и здоровья — это центр
имени Иннокентия, святителя
Иркутского, программным директором
которого и является Игорь
Геннадьевич Ванкон. Я рассказала
лишь о некоторых из его пациентов.
Всего же здесь человек 15
выздоравливающих наркоманов и
алкоголиков с разными сроками
трезвости (центр открылся в декабре
прошлого года).

Сам Игорь
Геннадьевич считает, что
выздоровление зависит не от срока
воздержания от наркотика. Если у
человека есть характер, он может
сколько угодно долго терпеть и не
колоться. Что не приближает его к
избавлению от психологической
зависимости. Выздоровление
начинается, когда пациент уходит от
причины своей болезни. Наркомания —
это лишь верхушка айсберга, она на
поверхности. Врачу же, работая с
пациентом, предстоит "достать"
то, что глубоко скрыто в душе
человека — комплекс его внутренних
проблем. Этого, считает доктор
Ванкон, как раз и можно достичь с
помощью программы "12 шагов".
"Надо только достучаться до
наркомана, — говорит Игорь
Геннадьевич, — чтобы он начал
работать над собой и
выздоравливать. Программа
составлена таким образом, что,
точно следуя ей, наркоман или
алкоголик неминуемо изменяется как
личность. Выполнение первых трех
шагов помогает ему обрести
физическую трезвость. Следуя
дальше по программе, человек
совершенствуется духовно. Его
сознание перестраивается, он
просто перестает нуждаться в
искусственном допинге ради того,
чтобы почувствовать себя
счастливым и свободным. Он может
устраивать свою личную жизнь,
работать или учиться. Но только при
одном условии — он должен
поддерживать культуру
выздоровления. Стоит положить
программу на полочку, перестать
следовать ей — и болезнь вернется.
Это все равно как язвеннику
перестать соблюдать диету или
диабетику забыть об уколах
инсулина".

Читателю,
возможно, покажется все это слишком
мудреным: разговоры о духовном
совершенствовании личности, мягко
говоря, не совсем вяжутся с образом
наркомана или алкоголика. Но я не
сказала еще об одной вещи: доктор
Ванкон убеждает прежде всего силой
собственного примера. Более десяти
лет он работал врачом-наркологом.
Перепробовал все методы лечения,
которые имеются в отечественной
наркологии: иглоукалывание,
аутотренинги, кодирование и т.д.
Совершенствовал свой
профессиональный уровень, пройдя
двухгодичную клиническую
ординатуру в Москве. И, наконец,
разочаровался в профессии, не видя
результатов своей работы: "Для
меня это была ложь. Я чувствовал,
что если и достигал успеха в
лечении, это никак не зависело от
метода — это были, скорее,
исключения из правил, связанные с
чертами личности конкретного
больного". Уже работая
наркологом, Игорь Ванкон признал
проблему алкоголизма актуальной и
для себя лично. Признать это
оказалось не просто: его отец был
алкоголиком — очень не хотелось на
него походить. Больше четырех лет
врач, осознавший, что сам он болен и
стыдившийся своего недуга, не брал
в рот ни капли спиртного.
"Держался на силе воли, —
рассказывал Игорь Геннадьевич, — но
в душе чувствовал дискомфорт и
какую-то неполноценность.
Постепенно вернулся к
контролируемому потреблению
алкоголя — оставались внутренние
побудительные мотивы". И лишь в
1995 году, ознакомившись с программой
"12 шагов", он смог, наконец,
решить свои проблемы. Пять
последних лет он обходится без
спиртного, уже не испытывая при
этом душевного неудобства, как
прежде, три года не курит, хотя
имеет 20-летний стаж курильщика.
Программа заинтересовала Ванкона и
как врача-профессионала,
разуверившегося было в возможности
избавления своих пациентов от
зависимости. Лечить алкоголиков и
наркоманов по "12 шагам" он
учился у американцев, проводивших в
России по инициативе
Международного института здоровья
свои тренинги. После этого
знакомился за границей с
реабилитационными центрами,
успешно работающими по программе
"12 шагов". Если не брать в
расчет прекрасные материальные
условия — одноместные палаты и
тренажеры, пять комплексных обедов
на выбор и удобную гостиную, где
могут остановиться приехавшие
навестить больного родственники, —
программа лечения в этих центрах
очень схожа с тем, что сегодня
предлагает своим пациентам доктор
Ванкон. В одной фразе это можно
выразить так: он врачует душу.
Помогает решить личностные
проблемы, учит находить выход из
стрессовых ситуаций, анализировать
свои чувства и управлять эмоциями.
" А если пациент уходит
колоться?" — спрашиваю я. "Что
ж, — спокойно отвечает Ванкон, — у
него есть право выбора. И не надо
хвататься за голову, если наркоман
сорвался. Ребята после срыва часто
возвращаются ко мне — со стыдом, в
отчаянии. Что я делаю? Да ничего
особенного. Я просто обнимаю такого
парня и говорю ему: "Я рад тебя
видеть. Ты живой и вернулся. Это
здорово". Как врач-профессионал я
понимаю, какая это тяжелая болезнь
— наркомания. И если у гипертоника
возможен гипертонический криз, то
почему же у наркомана не может
случиться срыв? Важно, чтобы
больной при этом чувствовал, что
его понимают, знал, что его не будут
преследовать, верил, что о нем
позаботятся. Он должен ощущать
тепло и любовь". "Вы можете их
любить?" — усомнилась я. "В
каждого из пациентов вложена
частичка моей души. Как же я могу их
не любить? " — просто ответил
доктор.

За рубежом,
как рассказывает Ванкон, к работе
по духовно ориентированным
программам не допускают
эмоционально выгоревших, не
убежденных в успехе людей, какими
бы профессионалами они ни были, —
ведь больной должен верить врачу.
Игорю Ванкону верить легко — он
разговаривает со своими пациентами
прежде всего не как врач, а как
человек, выздоравливающий вместе с
ними. И все, чему он их учит, делает
сам. Если призывает поддерживать в
форме не только душу, но и тело, то
вместе с ними обливается холодной
водой, ныряет в прорубь и ходит на
спортивную площадку играть в
волейбол.

В центр имени
Иннокентия, святителя Иркутского, я
попала, когда обошла уже многие из
мест, где пытаются помочь
наркоманам. Удивило, что нигде не
видела рекламы этого заведения.
Здесь, оказывается, считают, что
людей должна привлекать в этот
центр не пропаганда, а сама идея,
результаты вложенных усилий должны
говорить сами за себя. Стоит прийти
сюда вечером, когда маленькое
помещение общества трезвости
смахивает на сосуд для
демонстрации броуновского
движения. В одной комнатушке здесь
собираются Анонимные наркоманы (в
иные дни — алкоголики),
выздоравливающие по программе "12
шагов" (некоторые без помощи
врача-психотерапевта), в другой
заседает группа АЛ АНОН —
родственники наркоманов и
алкоголиков, страдающие от не менее
опасной психической болезни —
созависимости. Сюда приходят на
консультации заплаканные мамы,
держа за руку своих заблудших
сыновей. Здесь же проходят собрания
участников общественного движения
"Сибирь без наркотиков",
пытающегося объединить здоровые
силы для профилактики наркомании.
Частенько появляется на Горького,
11, отец Олег из Богоявленского
собора — Русская православная
церковь поддерживает духовную
программу реабилитации наркоманов,
нисколько не смущаясь ее
американским происхождением.

А в центре
всего этого — талантливый врач и
отзывчивый на чужую боль человек,
создатель комплексной программы
помощи страдающим от наркомании и
алкоголизма людям Игорь Ванкон. У
него более десятка пациентов,
которым он уже помог выбраться из
смертельной болезни, но нет пока
своей клиники. Летом врач лечил
ребят на даче, которую предоставила
на время мать наркомана. Сейчас
организовал дневной стационар — и
после занятий его пациенты
возвращаются в прежнюю среду, где
им, еще не окрепшим духом, бывает
порой трудно воздержаться от
соблазна. У доктора есть авторские
работы, составленные им сборники о
наркомании и алкоголизме — но
приходится самому зарабатывать
средства, чтобы издать нужную не
только его пациентам, но и тем, кто
еще не стал ими, литературу. У него
множество планов. Организовать,
например, службу доверия, обучив
для этого родителей и
выздоравливающих пациентов — но
нет, к сожалению, даже телефона. Или
создать агитбригаду, где актерами
были бы те, кто уже избавился от
зависимости. Профилактическая
работа среди молодежи не должна
состоять из одних нудных лекций и
собраний, так он считает — но пока
не нашел отклика у театральных
работников. При центре
реабилитации необходимо
организовать юридическую помощь
семьям наркоманов их права часто
нарушаются. Средств на всю эту
лечебную, профилактическую,
общественную работу, которая уже
ведется или только планируется в
центре Иннокентия, святителя
Иркутского, не хватает — деньги на
этот центр не выделялись, а ходить
по кабинетам чиновников и просить,
занимаясь саморекламой, Игорь
Ванкон считает неэтичным. "Я
только врач, — говорит он. — Это не
мое дело".

Да и верно.
Его дело — помогать нашим попавшим
в беду детям обрести новую, более
счастливую жизнь. Помочь же врачу в
этом многотрудном и благородном
деле — уже наша с вами забота.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер