издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Косово: этнические чистки под прикрытием миротворцев

Косово:
этнические чистки под прикрытием
миротворцев

Практически уже полгода
прошло с тех пор, когда 12 июня
войска НАТО вошли в Косово и край
затем фактически стал
протекторатом ООН. Времени уже
достаточно для того, чтобы подвести
некоторые итоги работы временной
миссии ООН в Косово и гражданского
администратора края Бернара
Кушнера. Кровавый котел
разновекторных геополитических
интересов на Балканах априори
исключает какие-либо легкие или
средневзвешенные сценарии. С точки
зрения большой политики до конца
неясно, почему Европа и США сдали
часть европейской территории
исламу, причем в лице не лучших его
представителей. В Югославии Штаты
хотели какую-нибудь марионетку и
вели войну конкретно против
Милошевича.

Сейчас ясно,
что послевоенная ситуация могла бы
быть хуже. Благодаря нашему
марш-броску на Приштину Россия
осталась среди сил влияния на
югославскую ситуацию.
Миротворческий контингент вошел в
Косово все-таки под эгидой ООН, а не
НАТО. Западу не удалось отстранить
от власти Милошевича руками
сербской оппозиции ( что скорее
плохо для сербов, но очередной
пример провала американской
стратегии войны "против
диктатора, а не народа"
заставляет задуматься западных
"ястребов"). Но последние
месяцы показывают, что
миротворческая миссия ООН
фактически дискредитирует своей
работой саму идею международного
миротворчества. Благородные цели
по установлению многоэтнического
мира в Косове при том, что провинция
остается в составе Югославии,
реализуются с точностью до
наоборот. Не хочется лить воду на
мельницу разных теорий
"заговора", но создается
впечатление, что определенным
политическим силам на Западе, и
прежде всего в США, хочется
поскорей и "покачественней"
дискредитировать ООН, чтобы
донельзя уменьшить авторитет этой
организации. Первым шагом был
пролоббирован Кофи Аннан — явная
марионетка Штатов, чья позиция по
Югославии — просто предательство
идей ООН. Теперь, с одной стороны,
Сенат не хочет выделять деньги,
чтоб заплатить просроченные
ооновские взносы, а с другой —
международные силы КФОР и
администрация Косова практически
попустительствуют тому, что в
Косове албанцы творят то же самое,
что до войны творили сербы.

"Этнические
чистки албанцев весной,
сопровождаемые убийствами,
пытками, мародерством и поджогами
жилья, сменились осенью на
этнические чистки против сербов,
цыган и других неалбанских
меньшинств и сопровождаются
подобными же зверствами", —
заявил недавно Йири Динстбир,
бывший диссидент и экс-министр
иностранных дел Чехии в докладе,
который недвусмысленно рисует
чудовищность нынешней косовской
ситуации. В докладе, освещающем
обстановку, которая сложилась в
крае еще летом, говорится, что после
демобилизации УЧК контролирует
местную албанскую администрацию,
руководителей предприятий и
ключевых структур, "создавая
ситуацию свершившегося факта, не
принимая в расчет полномочия
временной миссии ООН и те ценности,
на которых основывалась операция
НАТО и миссия ООН". За четыре
месяца в крае произошло около 400
убийств и 116 похищений людей. Месть
против сербов, особенно в Приштине,
очень часто становится и доходным
бизнесом, когда захваченные у
сербов квартиры потом сдаются
втридорога представителям
международных организаций.

Вот
некоторые красноречивые выдержки
из доклада:

Отрывок N 112
из доклада ООН Йири Динстбира о
ситуации с этническими
меньшинствами в Косово. "В
ситуации отсутствия правопорядка
нарушения прав человека в Косово
разворачивались в условиях
фактической безнаказанности,
несмотря на усилия временной
миссии ООН по созданию временных
органов судебной власти. Убийства,
похищения людей, разрушение
имущества, в особенности поджоги
домов, перемещения под угрозой силы
неалбанцев или косовских албанцев,
считающихся "политически
подозрительными", отражают
провал попыток международного
сообщества по контролю территории
и установлению здесь мира и
налаживанию элементарных
государственных служб. Множество
нарушений прав человека,
совершаемых сейчас
негосударственными деятелями, не
отличаются от тех, что
предшествовали интервенции НАТО в
марте. Если нынешний уровень исхода
сербов сохранится и никто из них не
вернется, то ко времени, когда будет
опубликован этот доклад, к югу от
реки Ибар почти не останется
сербов. Насилие и преследования не
ограничиваются тем, что порождены
межэтническим конфликтом,
поскольку албанцы тоже
привлекаются "полицией" УЧК на
"допросы". В настоящее время
албанцы составляют половину всех
недавних случаев насильственных
смертей в крае". Отрывок 113:
"Недавние убийства сербов,
косовских албанцев, цыган и других —
дело рук военизированных
формирований косовских
албанцев". Отрывок 118:
"Специальный информатор
особенно подчеркивает положение
мусульман-славян, включая
боснийцев. Эта группа населения
преследовалась во время войны как
"антисербская" и преследуется
после войны часто просто за то, что
говорит на своем языке."

Этому
документу вторит и другой — доклад
ОБСЕ о ситуации в крае,
опубликованный 3 ноября. Сравните:
"Информированные наблюдатели
признают, что здесь существует
климат насилия и безнаказанности, а
также широко распространенная
дискриминация, преследования и
запугивание неалбанцев".


Приштине снижение частоты
инцидентов прямо связано с
уменьшением числа членов
меньшинств. В центре осталось от 400
до 600 сербов. Даже цыганское
население, говорящее по- албански,
является объектом запугивания и
унижений в общественных местах и
фактически не имеет доступа на
рынки, к общественному транспорту и
медицинским центрам. Их дети в
городе не имеют никакого доступа к
образованию. "Другое значимое
меньшинство в Приштине —
мусульмане-славяне рискуют уже тем,
что просто говорят на своем
(сербско-хорватском) языке в
общественных местах. Они также
фактически не имеют доступа ни к
получению работы(кроме как в
международных организациях), ни к
образованию. В Липляне
представители албанцев сообщили,
что на них идет сильный нажим
изнутри с целью заставить их
отказаться от обмена услугами с
сербами. Среди средств такого
давления — введение налога на
магазины, которые продают товары
сербам".

С большой
горечью и обидой говорят сербы о
международных миротворцах. Никола
Кабасич, представитель
Национального Сербского совета,
организации, оппозиционной режиму
Милошевича, рассказывает:
"Французские солдаты из КФОР
говорят: "Мы не можем
гарантировать вашу безопасность,
но можем вам гарантировать
безопасную эвакуацию." И люди
собрали свои вещи. Это правда, что
сербы ответственны за то, что не
защитили албанцев от
военизированных формирований
(Милошевича). Но кто защитил сербов?
Ведь КФОР был уже на месте".

"Говоря о 14
сербах, убитых в деревне Грачко,
Бернар Кушнер, шеф миссии ООН,
говорил о убийстве, а не
"массовом истреблении людей".
В Гниляне, где нашли множество
трупов, международные
представители говорят о
"захоронении, в котором много тел
сербов", а не о "массовых
захоронениях". Это называется
репрессиями, как будто убийства
стариков и детей — это месть. Это —
лицемерие". В Приштине, в
больнице, отремонтированной
британцами, с 15 августа уже не
осталось ни одного врача-серба, и
больница отказывается лечить
пациентов-сербов. Не осталось
сербов и в университете. Закрыта
сербская газета "Единство".
Мэрия отказывается регистрировать
смешанные браки. Все эти действия
не влекут за собой никаких санкций.
На улицах же тем временем орудуют
банды "чистильщиков",
подростков 15-18 лет. Они
"вычисляют" неалбанцев.
Правда, от 30-40 тысяч сербов, которые
жили в главном городе Косова,
осталось лишь около 500. Метод
"чистки" прост и древен.
"Активисты" спрашивают у
прохожих, который час, и если им не
нравится язык или произношение,
начинают избивать ответившего.
Пожилые женщины свидетельствуют о
том, что только потому, что они, как
и старые сербки, одеваются в черное,
к ним пристают с такими
"невинными" вопросами по
нескольку раз в день. ООН вообще,
расписываясь в собственном
бессилии, порекомендовала своим
служащим славянских
национальностей в крае
воздерживаться от посещения
общественных мест. Ненависть и
жажда мщения таковы, что тех
албанцев, которых укрывала во время
войны православная церковь,
преследуют и даже убивают.

При
продолжении нынешней политики
"миротворчества" в Косове
вполне логично ожидать, что все
процессы, которые происходят в
крае, дойдут-таки до своего
логического конца, а именно: сербы и
другие неалбанские меньшинства
будут окончательно
"выдавлены" из Косова, с новой
силой встанет вопрос о
независимости края. Сейчас для ООН
этот вопрос — табу. Но при
моноэтническом составе края он
решается достаточно просто,
недавние события в Восточном
Тиморе (референдум о независимости
— короткая гражданская война — ввод
международных миротворцев —
независимость) создали тому
хороший прецедент. Что дальше? Едва
ли и так ослабленная Югославия
станет снова воевать за Косово. В
регионе образуется вторая Албания —
бедная, полуразрушенная,
управляемая
руководителями-расистами, которые
умеют лишь воевать, охотиться за
"врагами" и "предателями",
а в свободное от военных игр время
торговать наркотиками. Этакий
вариант Чечни. Что будут делать с
этим европейцы? Ведь страшная
ирония истории здесь заключается в
том, что косовским албанцам не
станет легче жить при таком
варианте развития событий. К
сожалению, голоса здоровых сил
среди албанских косоваров почти не
слышны, хотя именно к ним стоило бы
прислушаться лидерам УЧК. Ведь, как
верно заметил албанец Ветон Сурой,
директор независимой газеты
"Коха Диторе", "те, кто
считает, что насилие закончится,
когда последний серб будет изгнан,
строят иллюзии. Насилие просто
продолжится против других
албанцев."

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное