издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как вой протяжный -- безработица...

Как вой
протяжный — безработица…

Будучи в Ербогачене минувшим
летом, специалисты из команды
губернатора пришли к однозначному
выводу: экономика Катангского
района разрушена и восстановление
ее займет немало времени.
Восстановление — в перспективе,
потому что сегодня это немыслимо по
целому ряду причин, главная из
которых — финансовая. Не секрет, что
экономический кризис в первую
очередь отражается на рынке труда.
О том, какой он сегодня, мы беседуем
с начальником Катангского РЦЗН,
Светланой ПРОХОРОВИЧ.


Светлана Ивановна, на какую,
собственно, работу может
рассчитывать человек, обратившись
в центр занятости?

— Боюсь, что
ни на какую. Дело в том, что за
последние несколько лет у нас не
было и нет ни одной свободной
вакансии, за исключением, пожалуй,
мест работников бюджетной сферы
(учителя, врачи) в поселках района.
Но условия проживания в них таковы,
что вряд ли кто соблазнится
перспективой лететь, скажем, в Бур,
где иной раз по месяцу не бывает
вертолета, а электричество
включают только на пару часов утром
и вечером. Таких пламенных
энтузиастов теперь практически
нет.

— Значит
ли это, что сейчас в Катангском
районе наблюдается кризис на рынке
труда?

— Безусловно.
По уровню безработицы (это 11-12%) мы
давно лидируем среди других
регионов Иркутской области, а
количество безработных уже
сравнялось с аналогичным
показателем Ангарска, несмотря на
то, что население там, как минимум, в
десяток раз больше. Основные
работодатели — промхозы и
геологические экспедиции
существуют чисто номинально,
сократив, насколько это возможно,
штат сотрудников, и все эти люди, за
некоторым исключением, теперь
состоят на учете в службе
занятости. Иного просто не дано.

— А кто
же составляет это "некоторое
исключение"?

— Охотники,
арендующие охотугодья. По закону
статус безработных не может быть им
присвоен, хотя аренда зачастую не
решает финансовых проблем
арендатора. Богатые охотугодья
способны прокормить охотника и его
семью, но проходная тайга
где-нибудь поблизости от поселка
дает за сезон, в лучшем случае, с
десяток соболей — этого для
нормальной жизни вряд ли
достаточно.


Светлана Ивановна, но если ситуация
такова, что пособие по безработице
— единственный способ выжить, то
почему никто не ищет лучшей доли за
пределами района?

— Один из
парадоксов нашего
законодательства заключает в себе
следующее: центр занятости может
оплатить проезд на Большую Землю
только в том случае, если клиент
предоставит вызов с места работы.
Если же человек едет искать работу,
то делает это на собственные
средства. Билет на самолет стоит 1300
рублей, а скопить такую сумму из
выплат пособий по безработице не
представляется возможным, тем
более, что основная часть наших
клиентов получает минимальную
ставку. Впрочем, был случай, когда
одной поселянке деньги на билет
собирали всем миром, а уехав, она
довольно быстро нашла работу и
рассчиталась с сельчанами. Но это
единичный случай. Так или иначе, мы
пытаемся решить проблему на месте,
главным образом, посредством
временного трудоустройства. Но
зачастую работодатели не способны
оплатить выполненную работу, и
опять же, весь доход
трудоустроенных составляет те 50% от
зарплаты, которую выплачивает
служба занятости. А по линии
профобучения стараемся работать с
молодыми людьми, которым предстоит
еще служба в Вооруженных Силах, и
куда они придут уже специалистами —
водителями, поварами… Да и в
дальнейшей жизни им будет проще, не
век же рабочие руки будут
невостребованы.

— На
Катанге, похоже, это случится не
скоро. Перспективы-то, судя по
всему, весьма туманные.

— Видите ли,
поскольку промышленности в районе
нет, мне кажется, нужно всеми силами
стимулировать сельское хозяйство.
В начале 90-х мы делали пробный шаг в
этом направлении, а именно: центр
занятости приобрел несколько
коров, которые были розданы
безработным в виде, так сказать,
единовременного пособия. Таким
образом, люди получили возможность
заниматься хозяйством и, в какой-то
мере обеспечивать себя. Но тогда
проект встретил массу противников,
и этот своеобразный практикум
выживания пришлось прекратить. Но,
очевидно, идея была не настолько
плоха, потому что в Ярославской
области сейчас происходит то же
самое, и уже наши чиновники всерьез
настроены воспользоваться так
называемым "ярославским
опытом". Весьма вероятно, что это
поможет людям выживать в нынешних
условиях… Во всяком случае, до тех
пор, пока не будут востребованы
природные недра нашей земли, мне
кажется, проблема безработицы вряд
ли будет решена.

Беседовал
Александр САВЕЛЬЕВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное