издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Свобода ли наша пресса?

Свобода
ли наша пресса?

13 января — День
российской печати. По этому поводу
наш корреспондент провел
социологический опрос среди
иркутян на тему "Стала ли пресса
свободнее в последние годы?".

Геннадий
КОМАРОВ, начальник ВСЖД:

— Без
сомнения, пресса в последние годы
стала независимой. И я только разд
за журналистов, над которыми больше
не висит дамоклов меч цензуры.

Виктор
МАКАРОВ, начальник федеральной
службы занятости населения
Иркутской области:

— Свобода —
понятие относительное. Если
говорить о свободе для читателя, то
ее практически нет. Хотя бы потому,
что широкого читателя как такового
уже не существует. Газеты стали
слишком дорогим удовольствием,
мало кто может позволить себе
роскошь оформить подписку. Хотя бы
на пару изданий. А ведь раньше в
каждый дом приходили по 2-3 газеты и
еще какой-нибудь журнал.
Журналистов тоже вряд ли можно
считать свободными. Ведь почти у
каждой газеты, каждого ТV-канала
есть свой хозяин. А кто платит, тот и
заказывает музыку. Очень хорошо это
прослеживалось во время выборов.
Сегодня СМИ усиленно
"облагораживают" чеченскую
войну. Но она все равно остается
разменной картой в политических
играх. Как говорил Хемингуэй,
"война — всегда грязная шлюха,
как бы ее ни старались
приукрасить".

Владимир
РАК, предприниматель, директор
фирмы "Интерьер":

— Конечно,
пресса стала свободнее. Разве можно
было лет 10-15 назад из газет узнать о
каких-нибудь катастрофах в стране
или передвижениях в правительстве?
Сегодня — пожалуйста, СМИ спокойно
высказывают самые разные мнения о
первых лицах государства, дают
политический и экономический
анализ ситуации, не боясь расправы.

Николай
СТЕЦЕНКО, бывший журналист,
заместитель генерального
директора транснациональной
страховой группы
"ВостСибРоссо":

— Сегодня
речь идет даже не о свободе, а о
какой-то разнузданности.
Журналистам дали свободу слова, но
многие ее восприняли как
вседозволенность. Но это уже вопрос
этики. В целом из газет можно узнать
90% объективной информации.

Юрий
МАШКИН, председатель президиума
Иркутской областной коллегии
адвокатов:

— Пресса,
безусловно, стала свободнее.
Единственное, что хочется
высказать в качестве пожелания —
побольше фактов и поменьше эмоций.
Как юрист я часто сталкиваюсь с
такими случаями, когда журналист
дает слишком эмоциональную оценку
информации, использует
некорректные формулировки. В
результате — судебное дело. Это не
значит, что собственное мнение
иметь нельзя. Просто оно должно
быть объективным и грамотным.

Павел
ДАВЫДЕНКОВ, начальник департамента
внешне-экономических связей
администрации области:

— Без
комментариев. Более или менее
объективную информацию сегодня
можно получить только через
Интернет.

Генриетта
РУСЕЦКАЯ, зав. кафедрой ИГЭА:

— Конечно,
пресса стала свободнее. В целом, я
довольна нашими СМИ. Но с одной
оговоркой. Чтобы привлечь внимание
читателя, журналисты слишком часто
используют непроверенную
информацию, сплетни, жареные факты.
А броские заголовки — это еще
далеко не свобода.

Марина
СЕРЕДКИНА, секретарь-референт:

— Трудно
говорить о свободе слова после
только что отшумевших депутатских
выборов. Особенно, если
представить, сколько грязи еще
выльется на наши головы. Впереди —
выборы президентские,
губернаторские и т.д.

Последние
месяцы в центральной прессе и по ТV
мы могли наблюдать лишь
информационную дуэль между
Березовским и Лужковым, где перья
журналистов использовались как
шпаги. Что касается местного
разноголосья, то оно тоже было
хорошо отрежиссировано и хорошо
оплачено.

Записала
Елена ТРИФОНОВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное