издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Собачье сердце

Собачье
сердце

Татьяна
МАЛЮГИНА, средняя школа №2
г.Иркутска.

На одном из уроков нам
обьявили о сочинении на тему
наркомании. Кто только не писал об
этом: и журналисты, и врачи, и
социологи, и психологи, и прокуроры.
Все уже высказались. Стоп! А кому
слова не давали? Братьям нашим
меньшим. Я знаю одного мальчика,
чуть старше меня, наркомана, и мне
всегда больно смотреть в глаза его
собаки. Она ведь все понимает, все
чувствует. Как эта трагическая
история выглядит в ее понимании?
Попробую описать. А как назвать? И
название придумывать не надо.
Прецедент есть. Мой рассказ будет
называться "Cобачье сердце".

Восемь лет
прошло с тех пор, как мои хозяева
взяли меня в дом. Тогда я была
совсем маленьким щенком, и все
члены моей новой семьи восхищались
мной, играли со мной. Все меня
любили. Но, хотя и хозяин, и хозяйка
хорошо относились ко мне, больше
всех я любила их сына, мальчика
Сашу. Саша тоже очень меня любил. Он
стал моим самым лучшим другом. С
утра он обычно был в школе, и я
скучала на своем коврике в углу или
приставала к хозяйке. Но когда Саша
возвращался домой, я встречала его
у двери, визжала от радости и
сбивала всех с ног. Иногда он
задерживался, тогда я начинала
волноваться и скулить.

Саша никогда
не уставал возиться со мной. Мы
часто играли с ним в мяч: он
подбрасывал, а я должна была ловить.
Поначалу мне никак не удавалось
поймать мячик, я падала на бок, а
Саша смеялся. Иногда он убегал и
прятался от меня, а я его искала. Мне
нравилось гулять с Сашей на улице.
Там можно было вволю порезвиться и
полаять на голубей. Правда, мой лай
ужасно надоедал соседям.

Шло время. Я
росла,вместе со мной рос и мой друг.
Он стал уделять мне все меньше
внимания. Все чаще мне приходилось
сидеть дома одной, в то время как
Саша гулял на улице со своими
сверстниками. Он перестал играть со
мной, и больше уже не брал с собой на
улицу. Потом в нашей семье
случилось что-то непонятное: хозяин
собрал свои вещи и куда-то ушел,
хозяйка долго плакала на кухне.
Теперь мы остались втроем. По
вечерам хозяйка сидела на кухне,
что-то пила, от нее потом неприятно
пахло. Ей было лучше не
показываться на глаза, потому что
она толкала меня в бок ногой и
сердито цедила сквозь зубы: "Еще
ты тут крутишься под ногами!" А
Саша стал пропадать где-то целыми
днями. Часто приходил домой поздно
с компанией своих друзей. Они
устраивали шумные вечеринки,
танцевали.

Как-то один
из друзей Саши пытался напоить меня
из бутылки вонючей дрянью, но я
вырвалась и спряталась под кровать.
Он же начал громко смеяться и
показывать на меня пальцем.
Остальные тоже хохотали вместе с
ним и звали меня.

В тот вечер я
поняла, что происходит что-то
ужасное. Эта компания разошлась
очень поздно. Саша остался дома.
Наконец-то стало тихо, и я смогла
заснуть.

Утром Саша
погладил меня, накормил и ушел. День
мне пришлось провести, как всегда,
одной. Был уже вечер, но Саша не
приходил. Не пришел он и на
следующий день. Только через три
дня я услышала привычные шаги на
лестнице. Неужели это он?! Я
бросилась к двери!

Это
действительно был Саша. Но выглядел
он очень странно. Куртка на нем была
грязная, порванная, и вообще вид у
него был такой, как будто он
несколько раз ночевал на улице.

Вместо того,
чтобы обрадоваться мне и накормить,
он крикнул: "Что ты здесь
шляешся?! Убирайся вон!" Я очень
испугалась. Бросилась под диван.
Саша принялся гонять меня по
квартире, ругаться и швырять в меня
разными вещами.

С того
времени он стал надолго уходить, не
возвращаясь домой по нескольку
дней. Но когда он приходил,
начинался тот же кошмар. Это
продолжалось довольно долго.

Была уже
зима. Однажды Саша, придя домой,
опять страшно разозлился, когда
увидел меня. Он схватил что-то с
пола и кинул в меня. От страха я
выскочила из дома и бросилась
бежать. Ночь я провела в подъезде.
Было холодно и страшно.

Утром Саша
вышел из дома и даже не заметил
меня, дрожащую от холода и голода.
Во дворе его ждала та же компания,
которая приходила к нам домой. Его
друзья очень громко разговаривали,
что-то делили и скверно ругались.
Потом они ушли, а на снегу остались
лежать шприцы, какие-то вонючие
бутылки и полиэтиленовые мешки.

Домой я
больше не вернулась. Я осталась на
улице одна, совсем одна. Никто не
обращал на меня внимания, разве что
мальчишки бросали в меня снежными
комьями.

Через
несколько дней я снова встретила
Сашу. Он был уже один. Раньше такой
веселый, сейчас он шел вдоль
деревянных заборов и кирпичных
домов, опустив голову. Я подбежала к
нему, радостно залаяла, но,
казалось, он меня не слышал. Я
простила его, я решила, что больше
от него не отстану, я побежала за
ним.

Внезапно он
остановился, сел на снег и заплакал.
Мне очень хотелось чем-нибудь
помочь ему, но что я могла сделать…
На улице становилось очень холодно.
Мне вспомнился наш дом, мой уютный
теплый уголок, ласковая хозяйка,
добрый и веселый мальчик… Меня
охватила вдруг такая тоска, что я
села в нескольких шагах от Саши и
завыла. Он смотрел непонимающим,
бессмысленным взглядом куда-то в
темноту, в пустоту. Я подбежала к
мужчине, который шел мимо нас с
женщиной и ребенком. Стала теребить
его за брюки, просить помочь Саше.
"Иди отсюда, тварь! — раздалось в
ответ. — Собак бездомных развелось.
Поубивать всех надо! С ребенком
выйти нельзя". "Ты посмотри, —
поддержала женщина, — она нас к
этому наркоману тащит, мерзавка!
Чтоб вы оба сдохли!" Она больно
ударила меня сапогом под ребра.

…Наркоман. Я
уже слышала это слово от наших
соседей. Что же оно означает? Это,
наверно, когда плачут, уходят из
дома, ночуют на снегу. Почему же
тогда никто из них не жалеет Сашу?
Ему же плохо… От хорошей жизни не
плачут, не уходят из дома, не ночуют
на снегу. И почему мы "твари" и
"мерзавцы"? А вы кто, люди?!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер