издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Выздоровление возможно!

Выздоровление
возможно!

Меня зовут
Алексей, мне 25 лет. Я хочу
обратиться к пацанам и девчонкам —
рассказать, как и почему я стал
наркоманом. Вырос я в благополучной
семье. Отец-профессиональный
спортсмен, мать работала в
столовой, достаток в семье всегда
был. Отец воспитывал нас в духе
спартанства, старался научить меня
и старшего брата быть сильнее и
смелее. Он вечно таскал нас на
соревнования, заставлял делать
зарядку и так далее. Но, знаете, мне
всегда не хватало в семье
понимания, теплоты. Я был не такой,
как отец, и мне было стыдно
признаваться ему, что я чего-то или
кого-то боюсь. Я стал бояться
говорить правду, рассказывать, что
я чувствую. И я начал врать, быстро
поняв, что, какой я есть, такой
Алексей никому не нужен. Проще было
соврать — и Алексей становился
хорошим мальчиком.

В школе я
всегда старался показать, что я
сильнее и быстрее всех. Я пытался
самоутвердиться с помощью силы. Но
был страх, вдруг ко мне подойдут
хулиганы и начнут меня трясти.
После 4 класса я понял,что можно
самому быть хулиганом и не бояться
их. Тогда я стал ходить в подвал. В
то время там все нюхали клей. Я
долго не пробовал, присматривался к
другим. А когда попробовал, мне зто
занятие не понравилось. Но уже
тогда я сделал вывод: есть другой
мир, лучше настоящего.
Единственное, что нужно, — это найти
способ проникновения туда. В итоге
я стал общаться с урками нашего
района, они приходили к нам в
подвал, пили, балдели, а мы бегали за
закуской для них. Один раз старшие
курили анашу, я тоже попробовал.
Вернее, они мне дали накуриться
ради прикола. Это было что-то!
Сначала я смеялся, потом мне стало
плохо. Короче, я испытал все
чувства, которые вызывает анаша.
Тогда я сделал для себя уже
осмысленный вывод: курить можно, но
с умом. Очень скоро ко мне пришло
чувство превосходства. Те, кто
употреблял наркотики, стали для
меня людьми первого сорта,
баронами, остальных я считал
быдлом, которое нужно использовать
в своих целях.

Сейчас я
понимаю, что именно в тот момент я и
переступил порог наркомании —
назад пути уже не было. Позже пришло
осознание, что такое анаша. Это
"ручной тормоз". Начал курить —
и снял тормоз, остановить
"машину" уже невозможно. Анаша
убирает страх перед другими
наркотиками. Вот, говорят, что
травка — это легкий наркотик. Так
считают активные наркоманы.
Поверте, это просто иллюзия,
которую поддерживает сама анаша. Я
всегда думал: хочу — курю, а захочу —
брошу. Теперь я знаю: когда она была
— я ее курил. Самое главное, что я не
мог от нее отказаться. Что я скажу
пацанам? "Нет, извините, cегодня
не хочу!" Мне бы сразу сказали:
"Леха погнал". А что от нее
мозги сохнут — это знает каждый
наркоман и все равно курит.

Прошло около
года. Курили травку каждый день,
пока в один прекрасный момент не
появился в компании пацан, в руке у
которого был шприц. Первое, что я
испытал, — страх. Потом появился
интерес, что с ним будет. Я
отказался раз-другой. Но когда
укололись несколько человек, я
подумал: ну почему бы и нет?
Кололись барбитурой. Никакого
кайфа я не почувствовал. Но после
первого укола я сделал вывод, как и
после анаши: я, как здравый пацан,
никогда не сколюсь, сумею вовремя
остановиться. Тогда мне было 15 лет.
Так началось мое знакомство с
тяжелыми наркотиками: мак, эфедрин,
барбитура.

С кайфом
уходили все комплексы: от проблем с
сексом до страха перед теми, кто
сильнее меня. Что касается секса, я
сделал вывод, что легче вмазаться,
чем знакомиться с девчонкой.
Подошло время идти в армию. Служил я
на Севере. Хочу рассказать, как мне
жилось с тягой к наркотикам. Я нашел
карликовый мак, перемолол его и
таскал все годы службы. Это была
какая-то одержимость. Я его и
выкинуть не мог, и приготовить тоже
не мог. Настоящая мука. И только я
приехал домой, в этот же день
"заварился" с пацанами.

Я устроился
на работу на шахту и продолжал
колоться. В итоге — меня уволили. С
трех последующих мест — тоже, и все
из-за наркотиков. Но я всегда
находил повод обидеться, я был
уверен, что меня не понимают,
относятся ко мне несправедливо. С
последней работы меня уволили
прямо в отделе милиции. Я писал
заявление в камере, а начальник
стоял и смотрел. Дома начались
проблемы: я стал подворовывать,
сперва по мелочи: сахар, варенье,
кассеты, деньги. Вскоре я уже не мог
остановиться даже перед тем, что
деньги — не наши или они должны
пойти на ребенка. Уже не получалось
перекумарить насухую, как раньше. Я
опускался все ниже и ниже. Дошло до
того, что я продал с себя вещи, хотя
это было не по моим понятиям. В
конце концов мать поставила меня
перед выбором: или я колюсь, но
остаюсь без ее помощи, на улице, или
я еду в центр реабилитации. Сначала
мне было жалко денег: я знал, что все
равно буду колоться. Однако, придя в
центр, я увидел наркоманов, которые
не колятся и живут нормально,
радуются жизни. При этом они
говорят о наркотиках свободно, не
грузятся. Меня это заинтересовало.
Я познакомился с Игорем
Геннадьевичем Ванконом,
врачом-психотерапевтом. Он говорил
о программе "12 шагов" так, как
будто сам живет по ней. Сначала я
пытался вывести его на "чистую
воду", я не верил никому. Но
прошла неделя, я включился в работу
по освоению программы. Ко мне
пришло осознание: нужно
избавляться не только от героина,
но и от тех причин, комплексов, из-за
которых я начал употреблять
наркотики. Я понял, что болен.
Наркомания — неизлечимая,
прогрессирующая болезнь, и теперь
мне нужно учиться жить с ней,
оставаясь при этом трезвым. Эти
знания давали мне ребята, которые
идут по пути выздоровления. Я понял,
что центр реабилитации — это
единственное место, где мне не
нужно строить из себя кого-то, где я
могу быть самим собой.

Прошло
немного времени, и я осознал, что
"12 шагов" — это моя новая жизнь.
Самое главное — появился смысл
жить. Я узнал людей, таких же, как и
я, наркоманов, следующих по этому
пути. Только здесь, в центре, я
почувствовал: я не один в этом мире.
Сейчас я работаю старшим
консультантом центра, помогаю
другим наркоманам встать на путь
выздоровления.

Что можно
сказать о программе "12 шагов"?
Появилась она в 1935 году в Америке. Ee
начали продвигать два алкоголика,
которые хотели, но не могли жить
трезво, не умели радоваться жизни. С
тех пор группы АА ("Анонимные
алкоголики") и АН ("Анонимные
наркоманы") открылись в 140
странах мира. Только в России более
130 таких групп — членов их
объединяет одна проблема. "12
шагов" — это, собственно,
программа совершенствования
личности, ее духовного обновления.
Я вам хочу сказать: кто ознакомился
с этой программой, хотя бы
поверхностно, и продолжает
колоться, аппетит у него однозначно
портится. Потому что наркоман
начинает понимать, что с ним
происходит. И это — самое
удивительное: колешься, а того
кайфа уже нет. Я, например, осознал,
что раньше просто решал свои
внутренние проблемы с помощью
наркотика. Взять и уколоться — это
просто, но проблема остается, и это
замкнутый круг. А со всеми
проблемами, будь то сексуальные
комплексы или другие страхи,
работая по программе, удается
разобраться. Хочу пожелать вам
удачи на пути выздоровления!

Центр
реабилитации имени Святителя
Иннокентия Иркутского.

Тел.
(3952)43-44-00.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное