издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Улыбка матери

Улыбка
матери

Александр
МАРКОВ, журналист

За долгие 90
лет Татьяна Яковлевна Тирская
изучила сценарий своих юбилейных
торжеств, что называется, наизусть.
Вот и завтра она будет сидеть,
переполненная любовью и гордостью,
на почетном месте и слушать теплые,
идущие от самого сердца
поздравления сыновей и дочерей.
Пристально вглядываясь в до боли
знакомые лица, она увидит не
убеленных сединами самых близких
людей, а маленьких и беспомощных,
колесящих вместе с ней по
необъятным сибирским просторам.

Насладившись
зрелищем семейного торжества,
вздохнет легко и шагнет в закатную
тишь своей молодости, где смешаны
леса и реки, голод и холод, мечты и
светлое материнское чувство.

В эти
торжественные часы она вспомнит
все: батрачество у зажиточного
жигаловского хозяйчика, скитания
по якутским леспромхозам, куда
подалась с молодым мужем, таким же
батраком-сиротой, в поисках лучшей
доли, рождение детей… И все это
представлялось ей тогда самым
значительным на свете. Нет ничего
значительней своего угла, наспех
срубленного лесозаготовителями,
нет ничего значительней
собственной коровы, без которой ей
с выводком детей не выжить бы в
голодные военные и послевоенные
годы. И нет ничего значительней
убегающей за горизонт конной
лесовозной дороги, которая увела в
41-м ее мужа на войну и по которой ей
не раз хотелось убежать, спрятаться
за этим самым горизонтом в дни
невзгод.

Вспомнит и
усмехнется кроткой улыбкой. Потому
что она уже давно стала прабабушкой
и хорошо знает, что все дороги
кончаются задолго до горизонта.

— Мама, а где
подаренная мной кофточка, почему не
носишь? — вторглась в ее
воспоминания младшая дочь Нина,
заслуженная артистка РСФСР.

— Да вот все
скупимся, — застенчиво разведет
руками Татьяна Яковлевна. И под
смех стола добавит: — Жалко, больно
уж красивая и дорогая вещь.

Приласкает
взглядом младшенькую и поведает,
как ту малолеткой пригласили спеть
на леспромхозовский радиоузел.
Собираясь, Нина подошла к матери,
уткнулась в подол: "Поесть бы
чего…" Так и ушла голодная.
"Она поет, а я слушаю и плачу", —
скажет сквозь слезы Татьяна
Яковлевна.

— Жаль, отец
рановато ушел из жизни, —
сокрушается юбилярша. — Он-то как бы
гордился вашими успехами!

— Бабуля,
вспомните еще какое-либо памятное
событие, — стараясь отогнать
печальные мысли, облепят ее внуки и
правнуки.

— А
непамятных не было, — механически
ответит Татьяна Яковлевна. — Везде
было трудно и интересно, всего и не
вспомнишь.

Разве можно
передать бессонные военные ночи,
когда оставалась одна с четырьмя
мал-мала меньшими детьми в якутской
тайге? В с. Мухтуя (ныне г. Ленск)
родился Виталий, который 35 лет
руководил экспериментальными
мастерскими в Иркутском филиале
Академии наук. Через три года в с.
Турухта появилась Валентина,
окончившая Иркутский университет и
уехавшая с мужем-физиком в
подмосковный город Дубна, где всю
жизнь занималась
преподавательской работой.
Младший, Александр, родился уже в
послевоенные годы в Олекминске.
"Вельми упрям он у вас, но до дела
охоч", — говорили Тирским соседи.
Эти черты и вывели его в
генеральные директора одной из
лучших строительных фирм Иркутска
— ЗАО "Труд", подняли до
заслуженного строителя Российской
Федерации.

О Галине,
родившейся еще в Жигалово, Татьяна
Яковлевна может рассказывать
часами. Может, потому, что она была
первым в семье ребенком, а скорее,
потому, что, в отличие от других,
живут рядом — в одном доме, в одном
подъезде — в Ангарске…

Особая ее
гордость — семь внуков, которые все
получили высшее образование и
нашли свое место в жизни. Может,
потому, что ей, сельской батрачке,
так и не удалось переступить
школьный порог…

Словом,
Татьяна Яковлевна может гордиться
как своей, так и жизнью своих детей,
которых научила "по совести жить
и трудиться".

Ничего
особенного, на первый взгляд, в ней
не увидите. Правильные черты лица,
высокий лоб, поредевшие, густо
посыпанные солью волосы… Но вот
глаза… Даже в 90 они нисколько не
выцвели. И такие же жесткие, цепкие,
которые никогда никому не давали
поблажек. Их твердый взгляд вселяет
спокойствие и уверенность.

А еще улыбка.
Улыбнется — и словно луна вынырнет
из-за тучи. Улыбка ее полна
жизнерадостности и тепла, идущих из
самых глубин души.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер