издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Край родной, навек любимый...

Край
родной, навек любимый…

Татьяна
КОВАЛЬСКАЯ, "Восточно-Сибирская
правда"

В Иркутске прошла
региональная научно-практическая
конференция — через 75 лет после
открытия первого
Восточно-Сибирского
краеведческого съезда. Инициатором
этого события культурной жизни
впервые в научной практике
выступила Иркутская областная
государственная универсальная
научная библиотека им. И.И.
Молчанова-Сибирского. А
организатором явилась частная
некоммерческая организация —
Иркутский гуманитарный научный
фонд. Финансовую поддержку
конференции осуществил Институт
"Открытое общество" Дж. Сороса.

В
конференц-зале нынешней
"Молчановки", на улице
Российской, собрались
исключительно профессионалы:
историки, музейные и библиотечные
работники, специалисты из
государственного архива,
профессора и кандидаты наук, причем
не только исторических.
Мероприятие вполне оправдывало
заявленный научный характер и
главную тему: "Золотое
десятилетие иркутского
краеведения, 1920-е годы". Тем более
что организовали его молодые
ученые из Гуманитарного научного
фонда, только недавно получившие
полномочия и начинающие
деятельность гуманитарной
культурно-просветительской
направленности.

Каждый
участник получил изданные два тома
докладов и сообщений. Выставка
картин художника-краеведа из
Нижнеудинска и ретроэкспозиция
областного краеведческого музея по
материалам выставки 1925 года
создавали романтический фон,
привлекла внимание всех, кто пришел
на заседания. Постарались члены
оргкомитета: председатель Д.
Майдачевский, сопредседатели Е.
Гутор, С. Виноградова, В. Шахеров,Ф.
Полищук, Е. Шободоев, А. Дулов.

Казалось бы,
организацией или хотя бы
поддержкой юбилейного по сути
события должны заниматься члены
краеведческого общества, лет
десять назад возвестившего о своем
образовании устами ныне покойного
замечательного поэта, писателя,
деятеля Фонда культуры М. Сергеева.
Но болезнь и преждевременный уход
из жизни Марка Давидовича прервали
краеведческое движение в самом
зародыше. Силы краеведения в
настоящее время, как и десять,
двадцать лет назад, разобщенны,,
концентрируются в отдельных
местных музеях или школьных
кружках вокруг энтузиастов —
подвижников, преданных поискам
неведомых страниц истории малой
родины. Более планомерно действует
школьное краеведение, имеющее
центр в Иркутске, станцию юных
туристов. ВООПИК "залегло", на
местах работы нет.

На январской
конференции предпринята попытка
воссоздать картину краеведческого
движения в Иркутской губернии в
пору ее расцвета в 1920-е годы,
вернуть из небытия незаслуженно
забытые имена краеведов, ученых и
любителей, возродить былые
направления краеведческой мысли,
проанализировать и обобщить опыт
издания краеведческой литературы.

Почему
десятилетие после установления в
Сибири советской власти называют
"золотым"? Что предстоит
сделать, чтобы краеведение, как в те
годы, стало популярной формой
воспитания активной любви к
родному краю? Как всколыхнуть
интерес к всестороннему изучению
географии, этнографии,
исторических, экономических и
природных особенностей родных
мест? Все эти и многие другие
вопросы обсуждались и решались в
выступлениях и докладах, за
"круглым столом" на
завершающем этапе конференции. Не
всегда точки зрения совпадали. Но
эта незапланированная дискуссия,
придала "юбилейной" тематике
остросовременное звучание.

Патриарх
нынешнего российского краеведения,
председатель Союза краеведов
России Сигурд Оттович Шмидт в
обращении к участникам конференции
оказал так: "Если под
краеведением подразумевать не
только сферу просвещения и науки,
но и сферу общественной жизни, то…
у истоков иркутского краеведения
стояли такие деятели, как
выдающийся в первой трети XIX в.
ученый в области региональной
истории сибиревед П.Словцов, самый
крупный по масштабу мысли и
образованности государственный
деятель и правовед М. Сперанский,
традициям которого следовали и
знаменитый Муравьев-Амурский и
Корсаков".

А в докладе
Светланы Виноградовой, зам.
директора Иркутского областного
краеведческого музея, назван аж 1867
год. Год педагогического съезда
Восточной Сибири в г. Иркутске, на
котором подчеркивалось значение
школьного краеведения и было
рекомендовано учителям заняться
составлением описаний того района,
где находилась школа, проводить
экскурсии с учениками по
окрестностям, на местные промыслы и
производства. Вот, оказывается, в
чем разгадка моей необычной
находки в альбоме учителя села
Бельского, 1906 года, где на
фотоснимках группа младших
учеников среди бочек и работников
пивоваренного завода,
действовавшего тогда на острове
против села. Молодой учитель
следовал рекомендациям
педагогического съезда.

Краеведение
в двадцатых годах энергично
поддерживал ВСОРГО —
Восточно-Сибирский отдел
Российского географического
общества. Выступивший на
конференции кандидат
географических наук Василий
Бояркин подчеркнул, что в первую
очередь краеведы в двадцатых
изучали географию края, составляли
карты районов, обследовали
геологические и тектонические
обнажения, природные факторы,
сельское хозяйство. Бояркин
оказался самым старшим из
участников. Его возраст перевалил
за восьмой десяток лет, но Василий
Михайлович сохранил интерес к
общественной жизни, готовится
издать учебник по географии,
которого так недостает нынешним
студентам. Кстати, он выразил
сожаление, что один представляет
географов области на этой
конференции.

А вот в 1925
году, на первом съезде, проходившем
в такие же морозные январские дни, в
корпусе госуниверситета работало
пять секций, в том числе и
физико-географическая,
председателем которой был
профессор В.Шостакович и на которой
было представлено самое большое (не
считая исторической) количество
докладов. Тот съезд был очень
представительным: профессора
университета, члены ВСОРГО,
губернского отдела народного
образования. В семи залах
расположилась тогда выставка с
уникальными экспонатами. Весь
Иркутск стремился посмотреть
экспозиции, народ шел непрерывно в
течение всего времени ее работы. На
нынешней ретроспективной выставке
мы увидели многие брошюры по
краеведению, изданные в двадцатых
годах. Это небольшие, скромные
издания на серой бумаге, но главное
— в их содержании: методика, опыт
исследований и экспедиций в разные
уголки области. Вот с чего нужно
начинать развитие краеведения на
местах: дать изыскателям трибуну,
краеведческий журнал, газету или
бюллетень, чтобы местные краеведы
могли в Иркутске публиковать свои
сообщения.

Чем
кончилось "золотое"
десятилетие, наверное, объяснять не
нужно. Ведь в школах, в кружках и в
частном порядке краеведением
занимались в послереволюционные
годы бывшие офицеры, эсеры,
специалисты, не принявшие
большевистского переворота. Пока
государству нужны были их знания,
все шло хорошо краеведение
поощрялось, экспедиции получали
финансирование из бюджета. Но
наступил "год великого
перелома" — и
"родиноведение" было
объявлено "буржуазно-мещанским
пережитком", а многие его
активисты подверглись репрессиям.
Подняться до того уровня
массовости краеведению не удалось
в нашей области до сих пор.

Возможно, это
произойдет после создания по
решению конференции совета и
Иркутского отделения Союза
краеведения России. Дай-то бог! И
еще одна вполне реальная надежда:
библиотеки на местах становятся
аккумуляторами краеведческой
работы, местных кружков,
документов, собранных в школьных
экспедициях, методическими
центрами, пропагандистами
краеведческого движения. Все-таки,
что ни говори, эта форма
общественного служения рождается
из любви к родному краю.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер