издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Наши лидеры и в России лучшие

Наши
лидеры и в России лучшие

Геннадий
ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Пять хозяйств Приангарья
попали в число 300 самых эффективных
предприятий страны. Поздравляя
земляков с большой победой, в то же
время трудно удержаться от вопроса:
почему же круг лидеров столь узок?

Представляю
недоумение и удивление многих
серьезных хозяйственников запада
России, когда, знакомясь с
рейтингом 300 крупных и наиболее
эффективных сельскохозяйственных
предприятий, они увидели, что
тройку лидеров составляют те, кто
живет за Уралом. Самым лучшим
признано ОАО "Омский бекон",
серебряным призером стало ЗАО
"Птицефабрика "Боровская"
Тюменской области, а далее идет
наше СХОАО "Белореченское"
Усольского района. Кто они,
занявшие высшие ступени
пьедестала? Это хозяйства,
считавшиеся лучшими и десять лет
назад, и двадцать. Когда-то у
руководителей Боровской
птицефабрики учился генеральный
директор "Белореченского"
Гавриил Степанович Франтенко. Как
видим, не зря. Второй год подряд его
предприятие выходит в число
лидеров России.

О
достижениях и опыте
"Белореченского" наша газета
рассказывала немало. И, тем не
менее, вопрос, как удается
предприятию, расположенному в
стылой Сибири и весьма далеко от
зернового пояса, удерживать
лидирующие позиции, остается в
силе. Отвечая на него, я прежде
всего отметил бы один из главных
принципов деятельности его
специалистов — это поиск и еще раз
поиск. Поиск новых технологий,
наиболее высокопродуктивной птицы,
поиск рынка сбыта. Сам коллектив не
рвется сорвать куш в виде
дивидендов, справедливо полагая,
что куда важнее эти деньги
направить на развитие
производства. Зато средств на учебу
тут не жалеют. Отсюда и самая
высокая продуктивность кур в
стране, и наивысшее качество
продукции, и стремительное
увеличение производства яиц по
сравнению с тем, что было
предусмотрено крестьянской
мудростью проектом предприятия.

Несколько
иной путь избрало СХП
"Окинское". Оно тоже в
значительной степени занимается
производством яиц. Но отдадим
должное его руководителей. Они еще
в более благодатные времена, имея
немалые прибыли, посчитали
неразумным сидеть на шее у
государства, выпрашивая корма. И
потому Зиминская птицефабрика
приняла в свою семью никудышний
завалящийся откормочный совхоз
"Окинский". В считанные годы
сумели преобразить и земли, и
поселок, всю социальную
инфраструктуру.

Казалось,
живи да радуйся достигнутому,
пожинай лавры, собирай медали.
Однако в годы реформ тут не
поддались всеобщей эйфории,
напротив, местные специалисты
начали не просто внимательно
отслеживать процесс
"преобразований", но и
прогнозировать возможные
последствия их. И они виделись им не
очень-то радужными. А потому
начались хождения по инстанциям с
одной просьбой: дайте нам земли
близлежащего хозяйства. В конце
концов дали. Но не просто земли, а
все хозяйство, самое дальнее, да
такое, что ни сегодня-завтра должно
развалиться — совхоз
"Батаминский". Дали со всеми
потрохами, т.е. с немалыми долгами.
Теперь не узнать его полей и ферм.
Это, конечно, все слова. Но если
Батаминская ферма дала в расчете на
коровенку по 3635 килограммов молока,
увеличив продуктивность по
сравнению с 1998 годом на 17 процентов,
разве это ни о чем не говорит? Если
среднесуточные привесы поросят
возросли в прошлом году на 18
процентов, то это уже что-то значит.

Не дать
умереть соседнему хозяйству,
добиться эффективного
использования пашни, ферм, основных
фондов — это большое дело. Однако
здесь, как и в "Белореченском",
не приемлют застоя и успокоения. И
вот берется "Окинский"
оказывать консультативную помощь
Мординскому кооперативу. Второй
год специалисты занимаются с ним.
Естественно, не бесплатно. И
небезрезультатно. В эти зимние
сверхсуровые морозные дни
надаивают около 11 килограммов
молока на коровенке. А еще недавно
тут брали всего лишь по три
килограмма.

Можно было бы
на этом дух перевести, но…
Приобретают окинцы акции старейшей
Иркутской птицефабрики, которая
все сильнее и сильнее заваливалась.
Теперь и это предприятие
поднимается, давая в месяц около
двух миллионов штук яиц, в то время,
как раньше за год производило
немногим более трех миллионов.

Названные
дела, упомянутые цифры, наверное,
еще не о многом говорят. Назову еще
одну, и многое станет ясным. Уровень
рентабельности здесь составил 43
процента. Для сегодняшних дней это
очень и очень высокий показатель.
Вот почему и сохранил коллектив СХП
"Окинское" свое 20 место среди
лучших трехсот хозяйств страны.

Зато ТОО
"Свинокомплекс" Усольского
района сделал рынок. В 1998 году он
занимал 50 строчку, теперь прорвался
на 40 место. По-моему, он мог бы еще
выше прыгнуть, но не прыгнул, и мы
должны не сожалеть по этому поводу,
а спасибо ему сказать. Прежде всего
за то, что он интересы общества
поставил выше своих. Усольский
"Свинокомплекс" мог бы иметь
куда большую прибыль, более высокую
рентабельность производства, если
бы ориентировался на сложившийся
уровень рыночных цен. Однако в
магазинах, в киосках цены на его
копчености, колбасы, сало, мясо на
6-20 рублей ниже, чем предлагают
другие торговые точки, организации,
предприятия. И потому за его
товаром всегда очереди. Покупателю
хорошо, а предприятию… 9,5 тысячи
тонн свинины в живом весе он
произвел в прошлом году, из них 44
процента переработал в собственном
цехе. Вот и подсчитайте, сколько
средств недополучил
"Свинокомплекс".

Вне всякого
сомнения, т.н. экономические
реформы нанесли мощный удар по
сельской экономике, по аграрному
сектору в целом. Поэтому отдадим
должное тем, кто спас от развала
свое производство. Посмотрите, что
мы имеет от сохранившегося ТОО
"Свинокомплекс". В прошлом
году в расчете на каждого его
работника было реализовано 160 тонн
мяса. Т.е. на каждого, кто трудился в
основных цехах, в бухгалтерии, в
детском садике, было реализовано по
160 свиней весом не менее ста
килограммов. Вот что значит
индустриальная технология. Кстати,
наше усольское предприятие и на
фоне страны выглядит хорошо. Оно,
пожалуй, единственное, кто за три
квартала прошлого года увеличил
производство мяса.

Я хорошо
помню то время, когда и в Иркутской
области серьезно взялись за
перевод сельскохозяйственного
производства на индустриальные
рельсы. Строились птицефабрики,
свинокомплексы, тепличные
комбинаты. Неоценим их вклад в
прошлом в обеспечение яйцом, мясом,
ранними овощами. Судя по данным о
"Клубе-300", во многих регионах с
большой ответственностью
отнеслись к сохранению этих
наиболее эффективных предприятий.
В том "табеле о рангах" каждое
третье — птицеводческое. И здесь
напрашивается вопрос, почему так
мало наших птицеводческих
коллективов в том "Клубе"? По
последнему слову техники была
вооружена Мельниковская
птицефабрика. Где она?! Сколько
продукции производит? Ответ на этот
вопрос мы не получим. А что
случилось с Приангарским
племрепродуктором? Почему только в
предвыборные дни поступает
кое-какая информация о Мегетской
птицефабрике, тоже, между прочим,
неплохо оснащенной и куда более
современной, чем СХП
"Окинское"? Не знаю, кусают ли
сейчас локти специалисты
"Мегетской" по поводу
случившегося, но мудрости,
здравомыслия им явно не хватило.
Они еще на закате перестройки
жаждали более крутых перемен. И те
не заставили себя долго ждать. Но в
любом случае обидно видеть, что в
Пермской области семь
птицеводческих предприятий вошли в
"Клуб-300", в Свердловской —
шесть. У нас же дополнительных
претендентов и не предвидится.

Отрадно, что
лучшими признаны также ЗАО
"Железнодорожник" (195 место) и
АОЗТ "Большееланское" (215
место). Поздравляем всех наших
призеров, желаем новых успехов. И
вместе с тем очень хотелось, чтобы
число, вошедших в будущий элитный
клуб, все-таки значительно
увеличилось. Не время и не место
разбираться, почему туда не попали
другие, весьма именитые. Без
серьезного анализа такой разговор
невозможен.

Уже более
десяти лет мы слышим одну и ту же
песню: сельское хозяйство нашей
страны весьма неэффективно. Ее
затянули тогда, когда в Иркутской
области всего лишь одно
предприятие, недостроенная
"Восточно-Сибирская
птицефабрика", действительно,
имело лишь убытки от своей
деятельности. И эта песня
продолжается по сей день, когда под
шумок удалось столько порушить,
столько развалить, а главное —
лишить многих веры в то, что своя
деревня может нас прокормить. Пора
преодолеть синдром недоверия.

Только
недруги России могут до хрипоты
спорить и доказывать, что село —
черная дыра. Вот что сообщает
министр сельского хозяйства и
продовольствия А. Гордеев.
Оказывается, предприятия и
организации АПК страны в 1998 году
внесли в бюжеты всех уровней 45
миллиардов рублей, в том числе в
федеральный бюджет — 15,8 миллиарда
рублей, а получили из него — 3,3
миллиарда. И поскольку более трети
отраслей так или иначе связаны с
аграрной сферой, то одно рабочее
место на селе позволяет
обеспечивать занятость 5-6 человек в
других отраслях. Пора нам осознать,
что богатства Приангарья не только
в ее недрах, лесах,
гидроэлектростанциях. Они могут
существенно прирасти за счет
хлебного поля, молочной фермы и
мясного цеха.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер