издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Праздник российской армии

Праздник
российской армии

Владимир Кинщак,
"Восточно-Сибирская правда"

День Красной Армии, День
Советской Армии, "День
защитников Отечества" — как бы ни
называли этот праздник, он всегда
был, есть и будет праздником
Российской Армии. И пусть в силу
советских традиций он отмечается 23
февраля. Дело не в дате. Дело в
людях, которые этот праздник
отмечают. Пока они есть, жива
Россия:

К этой мысли мы с
полковником Василием Сундаревым
пришли в первые минуты разговора,
который состоялся на днях в
областном военном комиссариате.
Именно приближающийся праздник,
День защитников Отечества, стал
поводом для моей встречи с
исполняющим обязанности
начальника военного гарнизона
Иркутска, заместителем военного
комиссара Иркутской области
полковником Сундаревым. А сам
разговор очень быстро ушел от
праздничной темы.

— Воины
Иркутского гарнизона встречают
праздник, как и все, кто служит в
вооруженных силах России, — сказал
полковник, — хотя не все они
находятся в равных условиях. Мы
знаем, что Северокавказский
военный округ проводит
антитеррористическую операцию по
ликвидации бандформирований на
территории Чеченской республики.
Так или иначе, в ней принимают
участие и другие округа. Что
касается Иркутской области и
воинских частей, которые в ней
дислоцированы, то война не обошла
стороной и нас. Если говорить
конкретно о военных комиссариатах,
то мы подбираем желающих служить в
горячих точках, предлагаем службу
по контракту и направляем их по
нарядам штаба округа для
комплектования частей, выполняющих
боевые задачи на территории Чечни.

— Таких
желающих действительно много? Или,
как вчера показало Центральное
телевидение, офицеры военкоматов
"уговаривают" людей стать
"желающими"?

— Я видел
вчера этот телевизионный сюжет из
Новосибирской области: дескать,
если не пойдешь добровольно, то мы
все равно призовем тебя на сборы и
отправим туда. Нет такой постановки
вопроса. Ни командование округом,
ни военные комиссариаты таким
образом добровольцев у нас в
Иркутской области не набирают. Да,
сборы действительно проводиться
будут. Это плановые сборы по
подготовке специалистов. Солдат и
сержантов мы соберем на 10 дней,
офицеров — дней на 12. Но это никоим
образом не связано с событиями в
Чечне. Мы отправляем туда только
желающих. Схема простая. Отбираем
по картотекам людей, подходящих по
специальности и по возрасту.
Приглашаем их в военкоматы на
беседу — повесткой или по телефону,
Объясняем условия. Если человек
согласен, он проходит медицинскую
комиссию, очень жесткую. Кандидат
должен быть годен к службе без
ограничений. Если парень
отказывается, его никто не имеет
права принуждать.

— И много
таких желающих в Иркутской области?

— На
сегодняшний день желание поехать
служить в Чечню изъявило более 100
человек.

— Это те,
кому вы предложили? Или есть и
такие, которые пришли сами?

— Приходят и
сами. Это не обязательно те ребята,
которых мы вызвали.

— Среди
иркутян, воюющих в Чечне, есть
потери?

— Когда
началась операция, в ней приняли
участие и части Сибирского
военного округа. С момента начала
боевых действий в Дагестане и Чечне
у нас погибло, к сожалению, 11
военнослужащих, в том числе два
офицера — один из Нижне- удинска,
второй из Братска.

— Я
понимаю, что это немного цинично
звучит, но это число несоизмеримо, с
числом погибших за то же время на
дорогах Иркутской области в
дорожно-транспортных
происшествиях.

— Вне всякого
сомнения. Хотя любая жизнь
бесценна. Она не имеет
количественной оценки. Гибель
молодого человека — ни с чем не
соизмеримое горе для родителей, для
близких, для общества, независимо
от того, где бы он ни погиб — на
дороге или на войне. Однако здесь
имеет значение и политическая
оценка происходящего. Гибель на
войне, которая ведется на своей
территории, воспринимается в
обществе очень остро.


Скажите, товарищ полковник, есть ли
нарекания со стороны командования
к тем военнослужащим из Иркутской
области, которые участвуют в боевых
действиях в Чечне?

— Никаких
претензий не поступало. Ребята
воюют достойно. Есть награжденные.

— Как вы
полагаете, скоро ли закончится
война? Или, как это было в прошлом
веке, будем воевать на Кавказе лет
пятьдесят?

— Конечно же,
нет. Иное время, иные люди.
Совершенно иные межэтнические
отношения. Сегодня очень многие
чеченцы живут в европейской России,
в Сибири, а значительную часть
жителей Чечни составляют русские,
украинцы, люди других
национальностей. Это не этнический
конфликт, не война с народом, как
пытаются доказать иные спекулянты
от политики. И термин
"антитеррористическая
операция" точно отражает суть
происходящего.

При этом я,
как и все мы, могу сослаться лишь на
публичные заявления наших
военачальников. По их словам, через
пару недель все закончится и
начнется мирное строительство.

— Как вы
оцениваете боеготовность
российской армии в целом? В
некоторых СМИ можно услышать
реплики о том, что она не очень
высока. Регулярная армия, с танками,
авиацией, ракетами, артиллерией,
вот уже полгода не может справиться
с шайкой бандитов.

— Во-первых,
это не просто бандиты. Это хорошо
вооруженные, отлично
подготовленные на деньги мирового
исламского терроризма
формирования, в которых воюют
профессионалы из многих стран мира.
И воюют они не берданками, а весьма
современным и эффективным оружием,
в котором у них недостатка нет. А
воевать они умеют.

Что касается
боеготовности, то в силу занимаемой
должности я не могу давать оценки
боеготовности армии с позиций
генерального штаба. Не могу
говорить и об особенностях ведения
боевых действий на своей
территории. А они есть!

— Хорошо.
Ваше мнение, как кадрового
военного, правящего службу не в
генеральном штабе, а в Иркутске…?
Как наша боеготовность видится
отсюда?

— Как сейчас
принято говорить, вооруженные силы
находятся в стадии реформирования.
А это не лучшие времена для такого
параметра, как боевая готовность.
Если бы все было хорошо, и реформы
бы не понадобились.

В конечном
счете все, на мой взгляд, зависит от
финансирования. Если бы
вооруженные силы снабжались всем
необходимым, то и боеготовность
была бы выше. А сейчас денег не
хватает на самое необходимое, даже
на продовольствие. Но, тем не менее,
офицеры и солдаты осознают всю
ответственность за поддержание
боевой и мобилизационной
готовности.

Для
военкоматов это — подготовка
резерва. Сложнейший комплекс
вопросов. О том, как он решается,
можно будет судить тогда, когда
надо будет развернуть войска,
пополнить их гражданскими людьми
из запаса. Именно они пойдут в бой в
случае начала широкомасштабных
боевых действий.

— Как
сегодня военкоматам удается решать
задачу подготовки резерва?

— В прошлом
году мы провели ряд сборов —
развертывали части на территории
Иркутской и Читинской областей. В
этом году развернем части и под
Иркутском, и в Бурятии. Не все
получается так, как хотелось бы.
Очень низкая явочная дисциплина
военнообязанных запаса.

— Но ведь
есть же управа на тех, кто
игнорирует закон?

— Да!
Принимаем меры на основании закона
Российской Федерации. Но хотелось
бы, чтобы и сами люди понимали: если,
не дай бог, наступит момент, когда
придется защищать Отечество, жизнь
солдата и его близких будет
зависеть от того, насколько он,
солдат, к этому готов.


Скажите, товарищ полковник, а
насколько финансовое обеспечение
решаемых задач соответствует их
уровню?


Соответствует на минимально
необходимом уровне.

— А как
обстоит дело с офицерскими кадрами?
Нищенское денежное содержание,
отсутствие жилья… Офицеры уходят.
Не получится ли так, что в ближайшее
время российская армия останется
без командиров?

— Проблема
существует. Взять хотя бы структуру
военных комиссариатов. У нас
сегодня в основном заняты
должности только старших офицеров.
Не из кого растить майоров и
подполковников. Двенадцать
капитанских должностей на область.
Если раньше офицер знал, что он
гарантирован в обеспечении многих
жизненных потребностей, того же
жилья, например, то сейчас этого
нет. Офицеру, увольняющемуся из
дальнего гарнизона, ехать некуда!

— В
последнее время, как мне кажется,
появились новые веяния в отношении
к вооруженным силам,
обороноспособности страны. Принята
новая военная доктрина, достаточно
жесткая. Как это ощущается в
армейской среде? Появилась ли у
людей надежда?

— Надежда у
нас есть всегда. Офицер — человек
"государев". Он слуга
Отечеству, мышление у него
государственное. Хотелось бы
верить, что все встанет на свои
места. Обнадеживает уже то, что
нападки на армию, которых в
последние годы было предостаточно
в СМИ, прекратились.

— Мы с
вами, Василий Валентинович, начали
разговор с праздничной темы. И как
ни тяжело сегодня носить погоны
российского офицера, прапорщика и
солдата, давайте мы к этой теме
вернемся. Пока есть кому отмечать
День защитников Отечества, жива
Россия. Давайте поздравим военных с
праздником.


Обязательно! Я поздравляю весь
личный состав Иркутского
гарнизона, весь личный состав
военных комиссариатов области с
профессиональным праздником — Днем
защитников Отечества. Желаю всем
успехов в освоении воинской
специальности, в службе. Крепкого
здоровья военнослужащим, членам их
семей. Хочу пожелать лучшей доли,
лучшей жизни, исполнения всех
заветных желаний.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное