издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нам досталась "тихая" война

Нам
досталась "тихая" война

На днях из Чечни возвращается
сводный отряд сотрудников
транспортной милиции, который
отправился в командировку 19
декабря прошлого года. Среди 32
бойцов находился и корреспондент
пресс-службы ВС УВДТ Дмитрий
Забродин. Его заметки предлагаются
вниманию читателей.

Ожившая
станция

Сама станция,
в отличие от своего красивого
названия — Червленная-Узловая
вовсе не производила яркого
впечатления. Семь-восемь путей
железной дороги, скворешник-вокзал,
диспетчерский пункт, водонапорная
башня, да еще два-три кирпичных дома
— вот и все станционное хозяйство.
После двух войн и так называемого
мирного периода эта станция имела
весьма удручающий вид. Не было
электричества, все деревянные
постройки сожжены, каменные здания
разрушены — где частично, где до
основания, ни в одном уцелевшем
доме нет стекол. На всю округу
работает одна единственная
водонапорная колонка, да и та при всем
своем желании дает одно ведро в час.
Все, что хотя бы издалека
напоминает цветной металл,
оборвано, снято. А сама
железнодорожная ветка
Моздок-Гудермес из двухпутной
дороги превратилась в однопутку.
Боевые задачи по охране
железнодорожной станции нам
приходилось сочетать с
обустройством своего быта. К
приезду отряда омоновцы, которых мы
сменили, построили баню, провели
электричество и газ. Ожила и сама
станция. Ежедневно сюда стали
приходить пассажирские поезда из
Моздока, Гудермеса, Кизляра.
Транзитом пошли эшелоны с военными
грузами. Теперь на некогда пустые
платформы станции собирается масса
народа. Одни делают пересадку,
другие приходят сюда, чтобы уехать
подальше от войны. Железная дорога
в Чечне — пока единственный
относительно безопасный и, что
немаловажно, дешевый транспорт.

НДВ — наш
дом-вагон

Жилья на
станции нет, и жить приходится в
обычных плацкартных вагонах — в
полевых условиях не до комфорта.
Все окна в нашем вагоне для
светомаскировки занавешены
одеялами. На боковушках лежат
каски, бронежилеты, на купейных
перегородках развешаны автоматы.
Кажется невероятным: как могут
четыре человека в тесной купейной
комнатке по тревоге ночью быстро
надеть на себя боевые доспехи и по
узкому проходу вагона выбежать
наружу. Но на практике это
достигается уже после второй
тревоги. На все про все уходят
считанные секунды — в боевой
обстановке учишься очень быстро.

Пароль —
это жизнь

Блок-посты
отделяют железнодорожную станцию
от лесополосы и жилого сектора.
Проход на станцию возможен только
по коридору, который хорошо
просматривается и простреливается
с блок-постов. В 20.00 начинается
комендантский час. В это время
запрещены любые перемещения на
самой станции и по ее периметру.
Теперь действует только один
пропуск — пароль. Коротенькое слово,
от которого зависит твоя жизнь,
заучиваешь сразу. Ведь окрик
"Пароль" всегда
сопровождается лязгом передернутого
затвора автомата.

"Концерты"
на берегу Терека

Железнодорожный
мост через Терек в Чечне только
один, поэтому охраняют его с особой
тщательностью. Из-за прошедших
здесь боев вся близлежащая
местность кажется вымершей: на
несколько километров вокруг нет
даже мало-мальского жилья. На
охрану моста заступают на целые
сутки. Дежурная смена берет с собой
провиант на весь день и побольше
патронов — стрелять на постах
приходится очень часто.
Распределившись после заступления
на дежурство по постам, все с особым
вниманием через антибликовые
бинокли изучают прилегающую
местность. Месяц назад, когда мост
охраняли войска, их караулы часто
обстреливали боевики-снайперы.
Теперь, когда линия боев
переместилась под Грозный, стало
поспокойнее. Хотя спокойствие это
относительное. Время от времени в
ближайших зарослях кустарника
срабатывают установленные нашими
саперами мины-растяжки. Это место
сразу начинают обрабатывать из
крупнокалиберных пулеметов. Иногда
такой концерт ствольной
"музыки" растягивается на всю
ночь.

Враг
ждет своего часа

Кроме охраны
станции и железнодорожного моста,
бойцы сводного отряда выполняют и
специальные задания. Производят
разведку зеленки, разминирование
домов в жилом секторе. На такие
операции отправляются самые
подготовленные
бойцы-профессионалы. На третий день
нашего пребывания поступила
оперативная информация, что в
лесном массиве, в непосредственной
близости от расположения отряда,
обнаружены замаскированные окопы и
блиндажи. Была собрана специальная
группа для проверки этой
информации. Идти пришлось через
нашпигованную минами-растяжками
зеленку, след в след. Через
несколько сот метров, в глухом
непроходимом кустарнике,
действительно нашли покинутые
боевиками блиндажи и ходы
сообщения. Построенные второпях, на
скорую руку, но хорошо
замаскированные, они совсем не
казались заброшенными. После
прошедших здесь осенью боев, когда
была взята станция, эти блиндажи
явно кто-то обновлял, о чем
свидетельствовала свежая земля,
набросанная на брустверах. Повсюду
валялись груды стреляных гильз.
Приготовленные дрова лежали не под
открытым небом, а в сухих землянках.
После осмотра местности решено
было заминировать эти сооружения.

Российский
флаг в чеченском небе

Охрану
железнодорожной станции несут
четыре сводных отряда МВД. Нашими
ближайшими соседями оказались
омоновцы из Читы. В некотором
отдалении расположились сводные
отряды из Москвы и Барнаула. Все
спецоперации по зачистке жилого
сектора и лесополосы проводятся
совместно. Действовать в одиночку
опасно. В труднопроходимой зеленке
можно угодить в засаду или попасть
под огонь с соседних блок-постов.
Омоновцы из читинского отряда
привезли российский флаг, который
был с ними еще в прошлую чеченскую
войну. Он был торжественно водружен
над зданием вокзала.

Сибирское
чудо

К встрече
Нового года готовились долго и
основательно. Самую большую елку
установили на небольшой площадке
перед своими вагонами. Необычно
смотрелась мохнатая сибирская
красавица на фоне пожухлой травы,
голых кустов тальника и ивы. Куцые
кипарисы, побитые войной, не
составляли ей конкуренции.
Издалека завороженным взглядом
смотрели чеченские дети на это
чудо. ‚лка мигала разноцветными
огоньками и пищала рождественские
мелодии. ‚лочку поменьше
установили прямо на праздничный
стол, за которым и собрался весь
отряд. Сам Новый год отметили
сначала по-читинскому, затем
по-иркутскому, а потом уж
по-местному времени. За столом все
сидели в бронежилетах: накануне
пришло сообщение, что боевики
готовят нам провокации. Но все
обошлось, и в небо в новогоднюю ночь
взлетали только праздничные
ракеты…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное