издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Заботясь о больных, думаем ли мы о здоровых?

Заботясь
о больных, думаем ли мы о здоровых?


Сегодня в нашем регионе
зарегистрировано 4032
ВИЧ-инфицированных. Но это—лишь
верхушка айсберга. На самом деле
жертв вируса иммунодефицита раз в
десять больше. В Приангарье
настоящая эпидемия,—утверждает
главный инфекционист областного
комитета по здравоохранению,
кандидат медицинских наук Евгения
Гринина,соглашаясь на эксклюзивное
интервью вашему корреспонденту.

— Когда те,
кто сегодня "просто"
ВИЧ-инфицирован, войдут в стадию
СПИДа , последнюю и сегодня
неизлечимую, мы неизбежно
столкнемся с еще одной
проблемой:потребуются
стационарные койки, много коек,
потому что оказывать посильную
помощь таким пациентам в домашних
условиях крайне сложно.Сегодня в
нашей Иркутской городской
клинической больнице открыто
специальное отделение для
ВИЧ-инфицированных и еще одно для
малышей, зараженных этим вирусом
либо в материнской утробе, либо в
самом нежном возрасте.

— Но если
у нынешних пациентов еще не
наступила последняя стадия, какой
смысл держать их в стационаре?

— Все дело в
том, что целый ряд тяжелейших
инфекционных заболеваний
сопутствуют вирусу иммунодефицита.
Мы, врачи, так и называем эти недуги:
"оппортунистическими".
Некоторыми из них, такими, как
вирусные гепатиты Б и С, люди
заражаются тоже через кровь, точно
так же, как подхватывают вирус
иммунодефицита. Сегодня в больнице
мы лечим именно таких: больных
вирусными гепатитами
ВИЧ-инфицированных. И к этому
необходимо добавить: наркоманов.
Одновременно. Такой вот
"букет". Пока лечим гепатиты.

— Ну,
конечно! Наркоманию как таковую в
инфекционной больнице не унять.

— И не только
в инфекционной. Это такая беда, с
которой пока справиться не могут
врачи-наркологи. Но то, что СПИД
идет об руку с наркотиком, в этом
сомневаться не приходится. При этом
замечу: на Западе вирус
иммунодефицита подхватывают чаще
при половых сношениях.Там все-таки
правовая культура выше, и
наркоманы, а их и в западных странах
очень много, соблюдают
предписанные им правила поведения.
И личной гигиены в том числе. У нас
же, к сожалению, даже теперь, когда
одноразовые шприцы можно купить в
любой аптеке, игла наркомана все
равно продолжает еще ходить по
кругу. Нужно признать: мы сейчас не
контролируем ситуацию с
наркоманией. По крайней мере многих
из этих людей уже не пугает_СПИД. Но
ведь именно они, ВИЧ-инфицированные
наркоманы, "подпитывают" вирус
иммунодефицита, "поставляя"
для него все новый человеческий
"материал"

— Если
смотреть правде в глаза, приходится
признавать наше бессилие перед
этим несчастьем. И еще признавать,
что оно носит не узко медицинский, а
социальный характер.

— Вот
поэтому, на мой взгляд, сегодня
нужно все силы бросить на спасение
тех, кто еще не попал в эти сети. Мы,
врачи, видим: самый критический
возраст,выступающий жертвой как
СПИДа, так и наркомании, — это
молодые люди от 12—13 и до 25 лет. Хотя
я наблюдаю больных и девятилетних,
и даже еще моложе. Как спасти от
иглы тех, кто еще не укололся; как
уберечь от вируса тех, кто сегодня
еще здоров? Только силой
пропаганды, разъяснением! Не нужно
бояться " острых"
вопросов,которые могут задать нам в
старших школьных классах, тем более
в студенческих аудиториях. И врач, и
педагог, и мать с отцом — мы все
просто обязаны в открытую говорить
с молодежью о той беде, которая над
ней нависла. Нужно защищать тех, кто
еще может быть спасен.

— Но
заразиться можно не только через
иглу наркомана. Сегодня на каждом
шагу возникают самые нелепые и
непредвиденные ситуации, грозящие
трагедией: скажем, в
парикмахерской, в кресле
стоматолога, на транспорте — да где
и как угодно. Меня теперь не
оставляет ощущение, что здоровых,
не инфицированных вирусом ВИЧ все
меньше, а зараженных все больше.
Будто те, кому пока еще везет, живут
в некоем окружении тех,кому не
повезло. И мы много и справедливо
говорим о защите прав любых
больных, в том числе
ВИЧ-инфицированных и наркоманов.
Но, как представляется, очень мало —
о защите прав здоровых людей,
врачей, общества в целом. По-моему,
здесь видится трудно разрешимое
противоречие.

— Вы правы,
противоречие существует. В первую
очередь, опять же оно связано с
правильным и строгим пониманием
моральной ответственности
инфицированных перед их близкими,
перед обществом в целом. Ну вот
такой пример. Сейчас в нашей
инфекционной больнице открывается
кабинет экстренной
стоматологической помощи
специально для ВИЧ-инфицированных.
И рентген-кабинет тоже — специально
для них. Но если такой пациент
захочет получить
стоматологическую помощь в другом
месте, у другого врача, кто вправе
отказать ему? Да ни один врач не
имеет права на такой отказ.Если,
конечно, он свято соблюдает свой
профессиональный кодекс.

— Но при
этом инструментарий у
стоматологов, у гинекологов, в
хирургических кабинетах
поликлиник, в операционных
стационаров не разовый. Где-то он
хорошо стерилизуется, а где-то…

— Я бы, как
инфекционист, еще напомнила всем о
том, что нужно необходимое для
инъекций и всяческих вливаний
приносить с собою. Нужно стараться
проверять: именно ли принесенными
вами вещами вам оказывают помощь. И
еще мой совет: если это не связано с
жизненными показаниями, нужно
избегать переливания крови,тем
более—прямого. Если позволяет
состояние здоровья, лучше вместо
крови вводить в организм
кровезаменители. Впрочем, если бы
знал, где упадешь, как говорится,
соломинку бы подстелил. Совершенно
безоружными перед вирусом
оказываются и мои коллеги, особенно
те,кто имеет дело с кровью. Я говорю
о примитивных, на первый взгляд,
вещах, о которых говорено
бесконечно. Но ведь положение почти
не улучшается: не хватает перчаток
врачебных,других "мелочей", от
которых зависит часто судьба не
только пациента, но и врача


Простите мой нескромный вопрос:что
испытываете лично вы, заходя в
отделение для ВИЧ-инфицированных?
Вам бывает страшно?

— Нет, про
себя я могу сказать, что страха не
испытываю. Передо мной
пациенты,часто с очень тяжелыми
формами "сопутствующих"
заболеваний. Об этом думаешь в
первую очередь. Но признаюсь: нашим
молоденьким медицинским
сестричкам, да и пожилым нянечкам
приходится выслушивать от них
много унизительного и ужасного.
Угрозы, бросание тарелок прямо в
лицо — это повседневно. А разве
можно исключить и более страшные
хулиганские действия в этих
палатах! Ведь все эти
пациенты—наркоманы, психика у них
нарушена. Образно говоря, у многих
вообще уже коры головного мозга
нет. Сейчас принято решение —
ввести дежурства ОМОНа в этом
отделении. Думаю, очень
своевременно и правильно


Евгения Михайловна, горячее слово
против и наркомании, и ОМОН — все
это, конечно, важно и остро
необходимо. Но трагедия
усугубляется тем, что пока медицина
бессильна в борьбе с ВИЧ.Или
какую-то надежду вселяет открытие
"Арменикума", о котором
столько шумит наша пресса?

— Возможно,
армянским коллегам что-то и удалось
сделать, изобрести
средство,которое замедляет
развитие СПИДа, но в то, что они
нашли лекарство кардинальное,
излечивающее полностью, я не верю.
Кстати, немецкие врачи, которые
обследовали юношу, лечившегося от
СПИДа в Армении, все равно нашли в
его крови вирус иммунодефицита.
Конечно, есть средства, способные
замедлить наступление конца, как-то
поддержать иммунитет, но все они
очень дороги, не совершенны и
панацеей служить не могут.

— Значит,
сегодня остается уповать на
профилактику Но если относиться к
ней всерьез, то как можно так долго
тянуть со строительством нового
комплекса "АнтиСПИД", и что
будет, когда идущая сейчас в
Приангарье эпидемия ВИЧ-инфекции
перейдет в свою конечную стадию? А
это, вы сами говорите, случится
неизбежно.

— Понимаете,
у нас ведь по статусу городская
инфекционная больница.Областной
инфекционной в Приангарье нет.
Более того, в некоторых районах
вообще нет инфекционных отделений.
Между тем, на периферии области
ВИЧ-инфицированных мы выявляем все
больше. Недавно два таких пациента
именно из районов приехали к нам в
городскую больницу с просьбой
принять их на лечение. Но всех мы
принять не сможем. Уже сейчас
необходимо думать, тут я повторюсь,
поскольку считаю это очень важным,
об организации стационарных коек
областного масштаба для
ВИЧ-инфицированных. И не медлить с
этим — на раскачивание нам времени
не осталось.

— Если не
секрет, сколько сегодня таких
больных в городском инфекционном
стационаре?

— Могу
сказать: 59 процентов. Все они
ВИЧ-инфицированные, страдающие
вирусными гепатитами и
наркозависимые.Условно можно
считать такое соотношение
патологическим и социальным срезом
общества, в котором мы живем.

С
главным инфекционистом областного
комитета по здравоохранению
беседовала Элла Климова.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector