издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пока горят свечи...

Пока
горят свечи…

Светлана ЖАРТУН

Отдел краеведческого
музея — дом-музей декабристов
получил новый статус: он стал
историко-мемориальным центром,
имеющим право самостоятельно
решать финансовые, творческие и
организационные вопросы.

Такое
преобразование в музейной жизни
города продиктовано бережным
отношением к наследию прошлого,
истории пребывания декабристов в
Сибири.

— В маленьком
хозяйстве скорее можно навести
порядок, — убежден директор музея
декабристов Евгений Александрович
Ячменев. — В нашем краеведческом
музее сегодня много отделов — это
музей природы, выставочный зал
"Спасская церковь", ледокол
"Ангара". В заботах об основных
фондах, проблемах каждого дня до
музея декабристов часто не
доходили руки. Но даже не эти
меркантильные интересы двигали
нашим стремлением добиться
самостоятельности, скорее,
восстановление исторической
справедливости.

По
документам архивов можно видеть,
как историки еще довоенного
периода (конец тридцатых, начало
сороковых годов) мечтали о создании
музея декабристов в нашем городе.
Практика других городов, например,
Читы, Петровска-Забайкальского,
Новоселенгинска, Кургана,
Минусинска, Туринска, показывает,
что подобные музеи имеют право на
самостоятельное существование,
ведут огромную научную и
экскурсионную работу. Только в
Иркутске, городе, который
традиционно считается центром
декабристоведения,
фундаментального исследования
этой темы, где действует научный
проблемный совет "Декабристы в
Сибири" при государственном
университете, музей значился
отделом.

В 1970 году,
когда открывался дом Трубецких, а
впереди были грандиозные работы по
созданию квартала вокруг
Преображенской церкви с
памятником, усадьбами, статус
филиала показался наиболее удобной
юридической формой отношений с
руководящими и финансовыми
структурами города. В те времена
казалось, что работы будут
закончены быстро, создается
заповедный уголок города, тогда он
и получит самостоятельность. Но за
все эти годы открылся только
музей-усадьба Волконских в 1985 году,
а все остальное…

Евгений
Ячменев, окрыленный сегодняшним
статусом своих домов-музеев, полон
энтузиазма. Не только в завершение
работ вокруг Преображенской церкви
верит он, но и в реставрацию домов
декабристов в Смоленщине, Бельске,
Олонках, Киренске.

— Будущее
нашей области не только в развитии
промышленности, но и туризме. Это
приток дополнительных финансов, а
значит, новых рабочих мест для
жителей тех районов, где рядом с
музеем должны строиться
автостоянки, кафе, гостиницы и
прочие места, способствующие
комфортабельному путешествию.

— Кстати,
Министерство культуры России, —
продолжает Ячменев, — давно
предлагает нам возглавить
профильное проблемное
исследование по теме декабристов.
Думаем, что новый статус музея
позволит расширить сферу его
деятельности, более серьезно
заняться научными исследованиями,
культурно-просветительской
работой. (Сегодня музей объявляет
конкурс на вакантные должности
научных сотрудников. Ищет молодых и
талантливых историков, увлеченных
судьбами декабристов).

Евгений
Александрович Ячменев в особом
представлении не нуждается:
кажется, его знает весь город, так
же, как и он знает многих его
жителей. Вырос он в Иркутске,
закончил музыкальный факультет
педагогического института, работал
концертмейстером во Дворце
пионеров, потом служил в армии — и
снова Дворец и внештатная работа в
качестве экскурсовода в музее
декабристов.

Известный в
городе ученый Семен Федорович
Коваль, зная страсть Ячменева к
истории, декабристам, пригласил его
на работу в лабораторию по изучению
истории Сибири на кафедру истории
России государственного
университета. Там молодой
сотрудник занимался научными
изысканиями, преподавал,
параллельно закончил факультет, на
котором работал. В 1983 году его
пригласили на должность
заведующего отделом музея
декабристов. С той поры прошло
почти двадцать лет, и тому, что
музей сегодня стал не только
историческим, но и заметным
культурным центром вашего города,
он во многом обязан Ячменеву.

В большом и
просторном доме князей Волконских,
как и во времена его хозяев, звучат
музыка, пение, возвышенные стихи
поэтов. Здесь стоит фортепиано
фирмы Лихтенталь, привезенное
когда-то в Сибирь из Москвы для
Марии Николаевны. Изучение его
исторической принадлежности, а
позднее реставрационные работы,
длившиеся по времени почти десять
лет, были полны напряжения, научных
и человеческих волнений. Зато
сегодня прекрасные звуки
инструмента услаждают слух всех,
кто приходит сюда на музыкальные
вечера.

А домашний
театр! Традиция разыгрывать
спектакли в большой гостиной тоже
принадлежит Марии Николаевне
Волконской, которая была и
организатором, и режиссером, и
актрисой представлений, которые
показывали домодчадцам и
многочисленным гостям. И вот
сегодня в музее тоже ставят
водевили: Писарева, Лабиша, читают
стихи Лермонтова, последняя
премьера — "Маленькие
трагедии" Пушкина.

Почти во всех
постановках занят Евгений Ячменев.
Свои роли он исполняет
самозабвенно, упиваясь самой игрой,
тем состоянием полета и
вдохновения, которые снисходят на
него и всех исполнителей во время
спектакля при полной поддержке
зрительного зала. А еще Ячменев
музицирует, поет, рассказывает
удивительные истории из жизни
музыкантов, страницы биографии,
связанные с написанием отдельных
произведений. Для французов
экскурсии проводит на французском
языке, как бы напоминая, что в этом
доме чаще говорили на парижский
манер.

Глядя на
строгое убранство дома, его
чистоту, уют и постоянное оживление
в небольших комнатах, служащих
сегодня кабинетами, подсобками,
одним словом, служебными
помещениями, легко представляешь
атмосферу дома вековой давности с
его обитателями, сумевшими жизнь в
Сибири сделать интересной,
полезной, насыщенной.

Веселый и
строгий, задушевный и открытый
уклад дома — это было царство Марии
Николаевны. А что сохранилось от
Сергея Григорьевича Волконского?
Обширная усадьба и конюшни. Здесь
уютно разместилась утварь прежних
лет, а в конюшнях живут самые
настоящие лошади. Пять красавцев и
красавиц принадлежат семье Тамары
Солдатовой и Бориса Ицковича,
которые за постой на территории
усадьбы организовали конюшенный
музей. Но Евгений Александрович,
радуясь лошадям, все время лелеял
мечту о том, что музей когда-нибудь
разживется своими. И ему их подарил
сам Господь: в сентябре 1999 года
возле Преображенской церкви
неожиданно, как из-под земли,
выросли две лошади. Они метались,
ошалевшие от шума машин, трамваев,
людского любопытства. В усадьбу
музея пошли с видимой радостью,
облегченно вздыхая. Директор делал
заявления в милицию, давал
объявления о находке. Приходил
всякий люд, но никто в блудницах не
признал своих. Так они и живут в
усадьбе (по закону, если через
полгода не найдется хозяин, они
перейдут владельцу, нашедшему их).
Не осталось ждать, чтобы узаконить
право музея на лошадей. А они
настолько прижились в усадьбе, что
попробуй разлучи их с ней.

Евгений
Ячменев рассказывает, что именно
конюшни привели в полный восторг
потомка Льва Толстого, директора
музея "Ясная поляна" —
Владимира Ильича Толстого. Уезжая
из Иркутска, он был полон решимости
организовать у себя такие же. А вот
леди Бенкендорф (потомок
всесильного шефа жандармов и
князей Волконских) больше пришлась
по душе музыкальная гостиная.

Исполняющему
обязанности президента Владимиру
Путину в музее было интересно все, а
после рассказа о чудесной
реставрации фортепиано он с
любопытством спросил: "А что, нам
никто не сыграет?" "Почему же? —
мгновенно откликнулся Ячменев и
сыграл Баркароллу Шуберта-Листа.

В нашем
городе чтят память о декабристах,
любят дома, в которых они провели
долгие годы. Жизнь декабристов в
Сибири была подвижнической, а их
дома были средоточием научной и
культурной работы. Замечательно,
что традиции продолжаются
подвижнической деятельностью
сотрудников музея и его
многочисленных друзей. Кроме
моральной поддержки современным
"декабристам" оказывают
материальную помощь губернатор
Борис Александрович Говорин и
спонсоры — директор Иркутского
алюминиевого завода Игорь
Гринберг, президенты акционерных
обществ: "Байкалит"
,"Иркутскэнерго",
"Агродорспецстрой". Музей
живет интересной, полнокровной
жизнью.

"Пока
горят свечи, мы все в гостях у
князей Волконских"… — говорит
Евгений Ячменев.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector