издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"С криминалом можно справиться"

Анатолий
КАПУСТЕНСКИЙ:


криминалом можно справиться"

На эту волнующую многих тему
поговорить можно было с кем угодно
из милицейских начальников или
работников прокуратуры, и каждый из
них нашел бы объяснение валу
преступности. Правда, в этом случае
вряд ли удалось бы достичь
беспристрастности и избежать
однобокости — сечь себя подобно
унтер-офицерской вдове не каждый
способен. Иное дело —
профессиональный взгляд со
стороны. Такому условию вполне
отвечает кандидатура бывшего
начальника УВД Иркутской области, а
ныне руководителя аппарата
представителя Президента РФ в
Приангарье, государственного
советника 2 класса АНАТОЛИЯ
ПАВЛОВИЧА КАПУСТЕНСКОГО. Тем более
что в свое время Капустенского как
раз и "выдавили" с поста за то,
что не захотел играть по
предложенным правилам. Уже тогда он
поднялся против сращивания власти,
капитала и криминала. Так ваш
корреспондент оказался в знакомом
для многих журналистов кабинете,
знакомом потому, что его хозяин
"прессу жалует" и к тому же не
шарахается от острых вопросов.


Анатолий Павлович, начальник УВД по
субординации не может обсуждать
высказывания своего министра, А
каково ваше мнение: так ли уж был
прав Владимир Рушайло, который во
время недавнего визита подверг
резкой критике деятельность
областного управления?

— Как это ни
прискорбно, но, действительно, из
уст министра МВД прозвучала резкая
критика. В течение последних лет
область замыкает десятку самых
неблагополучных регионов России
как по количеству преступлений, так
и по их раскрываемости. Если судить
по официальным данным, то по
сравнению с предыдущим в прошлом
году на 17 с лишним процентов
выросла общая преступность, на 21 —
по тяжким и особо тяжким
преступлениям. Словом,
обеспокоенность министра и
губернатора области понятна и
обоснованна. Никого, кроме разве
воров и убийц, не может устроить,
что по такому показателю, как
раскрываемость преступлений,
Иркутская область оказалась на
девятом снизу месте.
Безнаказанность же для преступника
— как овации для актера. Статистика
на этом участке работы просто
удручающая. По итогам, например,
прошлого года нераскрытым осталось
каждое третье преступление. Воры,
мошенники, грабители, убийцы после
своих черных дел продолжают
оставаться на свободе.

— Кстати,
об убийствах. Говорят, что
Иркутская область сегодня ни что
иное, как сибирская "Чечня",
если судить по количеству умерших
насильственной смертью. Да и
ежедневные сводки о происшествиях
практически никогда не обходятся
без кошмарных сообщений.

— К
сожалению, успокоить просто нечем.
В прошлом году на территории
области произошло 1070 убийств, 252 из
которых висят "глухарями" в
райгоротделах. Но потери,
безусловно, больше. Приплюсуйте
сюда людей, умерших от ран по дороге
в больницу или в самой больнице,
добавьте тех несчастных, что в
результате увечий остались без
глаз, рук, ног…

— От этих
цифр становится не по себе.
Налогоплательщики давно уже вправе
возмутиться и спросить: а что
делают наши доблестные
правоохранительные органы? Отсюда
и другой извечный вопрос: кто
виноват, что криминал в области
чувствует себя вольготно?

— По-моему, не
это сейчас главное — найти
виноватого и свалить на него всю
ответственность за рост
преступности. Куда важнее
развернуть власть лицом к этой
проблеме, ведь одна милиция без
помощи властных и общественных
институтов переломить ситуацию не
в силах. В моей практике был такой
пример.

В 1987 году на
одном из совещаний первый
секретарь Иркутского горкома КПСС
Виктор Васильевич Демещик сильно
критиковал работу милиции. Я в то
время был заместителем начальника
УВД и с некоторыми замечаниями не
согласился. Я заявил, что такой
уничтожающей критики мы не
заслуживаем и, чтобы делать выводы
о милиции, надо побывать в районных
отделах,
приемниках-распределителях, в
пунктах охраны общественного
порядка.

По
специальному графику,
утвержденному Демещиком, в такой
работе принял участие весь аппарат
горкомов партии и комсомола,
горисполкома — всех органов власти.
По результатам проверок
проводились заслушивания
руководителей. Естественно,
принимались строгие меры к
виновным, но и оказывалась
практическая помощь милиции. За
короткий период удалось сбить
волну преступности, повысить
раскрываемость, бывали дни, когда в
Иркутске не регистрировалось ни
одного происшествия по уголовной
линии. Все это стало возможным
благодаря тому, что удалось убедить
власть: не только милиционеры
должны бороться с преступностью. Не
вредно, думается, и сегодня мэрам
городов и поселков, главам районных
администраций совместно с
правоохранительными органами
вырабатывать политику борьбы с
преступниками всех мастей.

— Что-то
не припоминаю за последние годы
такого взаимодействия. У нас ведь
как: сплошной суверенитет и в
действиях, и в умах, словом, каждый
сам по себе. Что-то делает
исполнительная власть, заседает
законодательная, ловит бандитов
милиция, потому что обязана кое-где
порой, даже возвращаются к народным
дружинам.

— Избитые
слова, но и сегодня только общими
усилиями можно сбить криминальный
вал. Люди должны сами захотеть,
чтобы им было хорошо, спокойно
жилось и работалось, а власть
помочь в этом. Пока будем наблюдать
раздрай, поверьте, ничего не
изменится. Возьмите, например,
депутатов. Во время избирательной
кампании редкий из кандидатов не
обещает бороться с криминалом во
всех его проявлениях. И борется, по
крайней мере на словах, до тех пор,
пока не получит вожделенный мандат.
В нашем областном парламенте в свое
время был специальный комитет,
который занимался наработкой
законодательных актов, связанных с
деятельностью правоохранительных
органов, как-то помогал им,
контролировал, готовил программы.
Ну а затем, видимо, кое-кто посчитал,
что такой комитет не нужен, что
война с криминалом завершена. А что
имеем сейчас? Утверждали недавно
бюджет области, в нем, естественно,
значилась и статья расходов на
содержание милиции. Давали,
наверное, сколько могут, но в
результате сумма оказалась
значительно меньше той, что
выделили своим стражам порядка в
Бурятии, Читинской, Кемеровской
областях. Как будто забыли, что для
человека его собственная
безопасность стоит на одном из
первых мест среди прочих
злободневных проблем.

— Трудно
не согласиться с вашими
аргументами. Понятно, что милиция
нуждается в помощи, в нормальном
финансировании, в хорошей зарплате,
соответствующих условиях труда, но
многие из нас по своей природе
торопыги и максималисты: отдачу
требуем скорую и немедленную. К
тому же и доверие к человеку в
милицейских погонах подорвано,
примеров беззакония,
предательства, коррупции хватает.

— Начну с
последнего. Был я лет десять назад с
нынешним министром юстиции Юрием
Чайкой в США. Знакомились там с
опытом коллег. Спрашиваем у одного
из полицейских: берут ли ваши
ребята взятки? Выслушав
переводчика, американец замотал
головой. И в самом деле, зачем брать,
если у тамошнего полицейского
зарплата больше, чем у нашего
начальника областного управления
внутренних дел. А вы посмотрите, в
каких условиях работают наши
милиционеры. Мне часто приходится
встречаться с ними и слышать
претензии к власти. Был я недавно в
Тулуне, так там в одной каморке
сидят по нескольку человек, а с них
ведь раскрываемость требуют. А
сколько случаев по области, когда в
райотделах за долги то связь, то
воду, то свет отключают, а то и вовсе
выгоняют из арендованных зданий,
как в микрорайоне Солнечный
областного центра. С коррупцией в
милицейской работе, конечно же,
нужно бороться, но главное —
подорвать основу должностных
преступлений.


Анатолий Павлович, вы сами не так
давно стояли во главе УВД Иркутской
области. Будучи начальником, думали
и рассуждали так же или по-другому?

— Своим
убеждениям я не изменил. В этом могу
заверить.

— Как
кажется многим, потому вам так
охотно и помогли уйти с должности
те, кто сегодня ворочает
миллионами, нажитыми далеко не
праведным трудом. Вы оказались на
пути нуворишей, угрожали их
существованию.


Оперативная обстановка и тогда
была не из спокойных, но все-таки у
меня значилось 76 нераскрытых
убийств, а не 250, как сейчас. Убрали,
скорее всего, потому, что не
подстраивался под власть, главным
для меня всегда был закон. Ну ладно,
вынудили уйти "неспособного"
Капустенского, на замену пришел
другой, а что изменилось? Нынешнему
начальнику УВД Россову до сих пор
приходится разбираться в
оставленном наследстве.

— И в чем
же вы видите выход?

— Да все в том
же — объединении усилий. Другого
пути нет.

— Кто-то
да должен взять на себя эту, как
представляется, почти
фантастическую задачу?

— В первую
очередь — власти всех уровней. Да, у
них немало и других забот, но когда
криминал наступает, то
противодействовать ему должны все,
иначе будут взрываться машины,
звучать выстрелы, врываться в дома
грабители. Преступников к нам с
других планет не забрасывают, они
среди нас. Их сила- в нашей
разобщенности.

Вел
интервью Аркадий КИТОВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер