издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Основание Иркутского острога

Основание
Иркутского острога

Александр ДУЛОВ,
профессор ИГУ

В
исторических источниках имеются
четыре даты основания Иркутска: 1620,
1652, 1656, 1661 годы. Самая ранняя из этих
дат явно необоснованна. Большее
доверие вызывают 1650-е годы. Вплоть
до середины нашего века историки
почти единогласно считали, что
первое зимовье появилось на
острове Дьячем в 1652 г. Эта легенда
впервые зафиксирована в 30-х гг. XVIII
в. и долгое время господствовала в
исторической литературе.

В 1920 г. наш
замечательный краевед Н.С. Романов
провел исследование остатков
древнего поселения на острове
Дьячем. Ныне это небольшой
островок, расположенный чуть ниже
автодорожного моста через Иркут. На
старых планах вплоть до 1940 г. длина
его соответствовала примерно 1
километру, сейчас же его
протяженность — немногим более 200 м.
Очевидно, основная часть острова
использована для строительтельных
нужд. Романов нашел на острове
следы огромных деревьев, пней,
бревен и канав древнего
происхождения. Видимо, какое-то
жилище в XVII в. на острове
существовало. Однако трудно
сказать, было ли это зимовье 50-х г.,
или здесь жил сосланный в конце XVII
в. стрелец Люба, как об этом
повествует другая легенда древнего
Иркутска.

Сомневаться
в существовании зимовья приходится
потому, что известный московский
историк А.Н. Копылов, внимательно
изучив в архивах
восточно-сибирские документы 50-60
гг. XVII в., не нашел в них
подтверждения факта существования
русского поселения до 1661 г.

Отряды
казаков до 1661 г. не раз проплывали
мимо устья Иркута, но детального
представления об этой местности не
имели. Распоряжение о
строительстве острога в районе
Иркутска впервые было дано
енисейским воеводой сыну боярскому
Якову Тургеневу в 1658 г. Тургенев
должен был "иттить… на новую
реку Иркут и на усть той реки
Иркута… поставить новый острог… и
призывать… в ясачный платеж,
ласкою и приветом, братских
неясачных князцей и их улусных
людей, которые кочуют по сторонним
рекам по Иркуту и по Белой и по
Китою от брацких от Верхнего
Балаганского и от нижнего
(Братского — А.Д.) острогов вдале".
Но когда 13 октября 1658 г. Я. Тургенев
приехал в Балаганск, то оказалось,
что местные буряты, восставшие
ранее из-за злоупотреблений
приказчика Ивана Похабова, бежали
вверх по Ангаре в Монголию,
опасаясь прихода русских войск из
Енисейска. Поэтому Тургенев решил,
что острог ставить нет смысла,
"потому что брацкие мужики
изменив, разбежались".

В июне 1661 г.
воевода И.И. Ржевский отправил
енисейского сына боярского Якова
Ивановича Похабова с отрядом из 100
казаков. Я. Похабов сообщил из
Балаганска воеводе, что 17 декабря
1660 г. к нему "приезжал из-за
Камени сверх Иркута реки…
Яндашской земли мужик Бакшей,
Заянды Дороги переводчик" и
просил построить в устье Иркута
острог. Получив это донесение,
воевода отправил 22 июня 1661 г. в
помощь Я. Похабову отряд в 60 человек
и распорядился, чтобы он строил
острог на Иркуте и призывал бы в
русское подданство "яндашских и
тувинских людей". Но Я. Похабов,
не дождавшись этого распоряжения,
летом 1661 г. начал сооружение
иркутского острога.

6 июля этого
года он сообщил в Енисейск, что
"против Иркута реки на
Верхоленской стороне государев
новый острог" ставит, что уже
срублены башни, что одна из них
стоит на "житном амбаре", что
стены еще не построены, потому что
леса поблизости нет. Исходя из
этого сообщения, можно сделать
вывод, что отряд Похабова прибыл к
устью Иркута раньше, скорее всего, в
20 числах июня, потому что несколько
дней ушли на изучение местности и
строительство башен, которых,
скорее всего было только две.
Вероятно, написав донесение, Я.
Похабов 5 же июля и отправил гонца в
Енисейск.

Вернувшись в
Енисейск, Я. Похабов доложил в
октябре того же года, что,
"отыскав на усть Иркута реки
самое угожее место и на том месте
острог поставил он, и около острогу
надолбы и всякими крепостьми
укрепил, и взяв, посадил в аманаты
Яндашские земли лутчего князца
Яндаша Дороги брата Болоноя. И тот
новый Яндашский острог и аманата до
прихода пятидесятника Дружинки
Даурсково приказал десятнику
казачью Ваське Ездакову, да с ним
служилым людям 20-ти человекам и
велел им жить в остроге и аманата
беречь с великим раденьем". Таким
образом, первым
"градоначальником" Иркутска
на короткое время был оставлен
казачий десятник Василий Ездаков, и
в будущем городе было всего 20
жителей.

Существенное
значение имеет тот факт, что
Иркутск был основан по
непосредственной просьбе местного
населения — тувинцев. Это небольшое
племя кочевало в верховьях Иркута и
около озера Косогол (Хубсугал).
Тувинцы были оленеводами; их
численность достигала 300 человек.
Князец тувинцев Яндаш в год
основания острога не только
оставил заложником своего брата
Болоноя, но и дал в качестве ясака 184
соболя.

Первый
острог Иркутска был мал и напоминал
скорее укрепленный двор длиной 19 и
шириной 17 метров. Располагался он
на берегу Ангары, недалеко от
современной Спасской церкви,
приблизительно в том месте, где
через дорогу перекинут пешеходный
мостик.

Так как место
для нового острога было выбрано
удачно, Иркутск скоро оказался на
пересечении важных торговых и
колонизационных путей. Почва в
окрестностях города оказалась
плодородной, в лесах было много
дичи, в реках — рыбы, население
острога росло быстро, и первая
небольшая крепость уже через
несколько лет стала тесной.

В августе 1670
г. отряд во главе со служилым
человеком Андреем Барнешлевым
построил новую крепость. В своем
донесении Барнешлев приводил
описание первой крепости: "А
прежней, государь, Иркуцкой острог
в посадке был мерою в длину 9 сажен
печатных, поперек 8 сажен, и тот
острог погнил и развалился врознь,
а у нужного, государь времени
служилым и ясачным людям и пашенным
крестьянам з женами и з детьми
вместитца было негде…" Новая
крепость была построена
Барнешлевым с учетом перспектив
развития Иркутска и превосходила
старую по площади в 35 раз. Она имела
форму квадрата, и длина каждой его
стены составляла 108 м, а высота — 7 м.

Главными
оборонительными сооружениями были
восемь башен. Самые высокие из них
стояли на берегу Ангары и достигали
20 м высоты. Главной из этих трех
башен была Спасская, к которой
поднимался "взвоз" от
пристани. Взвоз был крутым: разница
высот между берегом и уровнем воды
составляла около 12 м. Над воротами
башни возвышался амбар, над ним
было жилое помещение и две
небольшие часовенки с иконами, а
венчал это сооружение деревянный
шатер. Две остальные, угловые башни,
выходившие на реку, проезжими не
были, но также имели четыре этажа —
амбары, казачьи избы, жилые этажи, а
наверху — вышки. Башни
противоположной ("горной")
стороны были ниже, и из них лишь
одна, тоже средняя, была проезжей.
Она выходила к небольшому озеру,
которое находилось примерно на
месте нынешнего сквера имени
Кирова. Третья проезжая башня
острога располагалась посередине
стены, выходившей в сторону
современной улицы Сухэ-Батора.

Управлял
Иркутском вплоть до 1682 г. приказчик.
Жили приказчики во дворе приказных
людей — внутренней крепости,
находившейся около верхней по
течению Ангары башни, поблизости от
нынешнего переходного мостика. В 1672
г. в центре острога была возведена
Спасская церковь, вокруг которой
вскоре были построены деревянные
лавки.

К 1675 г.
относится первое описание
Иркутска, оставленное проезжим
путешественником. Посол России в
Китай Николай Спафарий, человек
весьма образованный, дал высокую
оценку мастерству местных
строителей и архитекторов, отметив
что "острог строением зело
хорош". По словам Спафария, в
остроге было более 40 жилых дворов.
Следовательно, под защитой
крепости проживало уже не менее
двухсот человек. Спафарий отметил
также два небольших поселения на
левом берегу Ангары — заимку Ильи
Могутова, примерно там, где позднее
была деревня Титова, и несколько
выше по течению реки у места
поворота линии железной дороги от
Ангары — деревню Вяткину.

Иркутску не
исполнилось еще и полутора
десятков лет, а он уже превратился в
сравнительно крупный населенный
пункт, вокруг которого множились
деревни и заимки.

Источник: http://dengiua.com/

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное