издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пирамиды прабабушки Александры

Пирамиды
прабабушки Александры

Мне чудится в
женском варианте имени царей и
победителей Александр что-то
патриархальное, старорежимное. На
ум приходят "гимназистки
румяныя", княжны и последняя
русская императрица Александра
Федоровна. Героиня нашего рассказа
в своем роду дворянских корней не
имела, но гордо пронесла через
долгую, трудную, далеко не
княжескую жизнь свое редкое по
нынешним временам имя Александра. И
все же в свои недавно отмеченные —
подумать только! — 90 лет Александра
Николаевна Масленникова, вдруг
приосанившись, прорывающимися в
разговоре властными нотами, чем-то
неуловимо и одновременно узнаваемо
напоминает портреты или державных
дам, или великих актрис прошлого
века.

Может, все
оттого, что природа наделила
Александру Николаевну многими
талантами и достоинствами, которые
она не расплескала на тропах и
извилинах жизни, постаралась
передать самое лучшее дочери и
сыну, четверым внукам и десяти
правнукам. Главное из них, конечно,
трудолюбие. Хотя она уже
достаточный срок как на пенсии, в
Иркутском банке Сбербанка России,
которому верой и правдой
прослужила почти полвека,
Александру Николаевну часто
вспоминают. Не только как ветерана,
старейшего банкира в области. Но
прежде всего за деловые качества,
влюбленность в свое скромное дело,
в готовность всегда быть на
передовой. И это не образное
выражение, для "красного
словца", в чем мы еще сможем
убедиться.

Природа
щедро наградила Александру
Николаевну и музыкальными
способностями. Верная спутница
гитара, доставшаяся ей в подарок
еще от отца, стала в доме
Масленниковых семейной реликвией.
"Вот сама-то я года три как не
беру гитару, — с затаенной грустью
говорит Александра Николаевна. —
Руки плохо слушаются. — А потом
неожиданно добавляет: — Я вам и так
спою. Люблю романсы. Особенно вот
этот".

Клянусь, что
я готов был услышать все что угодно.
Но когда прабабушка Александра
безупречно чистым, без фальши, хотя
и стиснутым годами голосом запела
"Дышала ночь восторгом
сладострастья,.." я будто
перенесся в серебряный век, а перед
глазами встали фотографии из
семейного альбома Масленниковых
тридцатых-сороковых годов. Их
немного, но буквально из каждой
проглядывает эпоха тех дней, ее
неповторимые черты. Вот статная, с
удивительно правильными чертами
лица и курчавой головой девушка
Саша с мужем Михаилом. Лишь десять
лет им будет отпущено судьбой для
совместного счастья. Он уйдет на
фронт и погибнет в сорок втором,
спасая других. А она останется
верной ему вдовой на всю жизнь.

"Это мы в
Могоче, в Читинской области, —
неспешно показывает Александра
Николаевна дорогие для нее, чуть
тронутые сединой времени снимки. —
Мы оба сильно увлекались
физкультурой. Видите, какие
замысловатые пирамиды получались?
Десять, двадцать человек. Это тогда
было модно. И, как сейчас говорят,
ездили с показательными
выступлениями по многим
предприятиям, деревням. Показывали
силу, ловкость. Перед самой войной
мы перебрались в Заярск, а потом в
Тулун. И здесь тоже создавали
спортивные секции. Вот
соревнования на стадионе. Я и
бегала хорошо, и прыгала".

В Сибирь
Александра попала, как говорится,
не по доброй воле. Родилась она на
станции Мишкино Челябинской
области, в семье, где умели
трудиться до седьмого пота. К годам
обвальной коллективизации в
собственном хозяйстве было две
лошади и коровенка. И для среднего
достатка негусто. Не говоря уж о
том, чтобы попасть в разряд кулаков.
Да родной дядя в доме, где они жили
двумя семьями, решил открыть
небольшой магазинчик. Так
Масленниковы попали под паровоз
революции, остановка которому
мнилась только в лучезарной
коммуне. Отец закончил свои
недолгие дни на Колыме, а Шура с
братом и мамой оказались, как уже
сказано, в Читинской области. Здесь
и встретила своего суженого, здесь
впервые определилась на
официальное место службы —
кассиром на товарную станцию. Так и
получилось, что после переезда в
наши сибирские края пошла по
проторенной дорожке: устроилась на
работу в сберегательную кассу.
Училась, многое схватывала на лету,
и уже через два года трудилась
бухгалтером, стала хорошим
специалистом. Потому не случайным
было приглашение занять должность
заместителя главного бухгалтера в
областном управлении
гострудсберкасс. На первые роли
Александра Николаевна не рвалась,
но пользовалась таким авторитетом,
что без нее не обходилась ни одна
серьезная проверка в учреждениях
банка по всей области. Скрепя
сердце ее начальницы — главные
бухгалтера банка Надежда
Николаевна Гукова, а позже и Нина
Прокопьевна Королева —
командировали Масленникову в самые
отдаленные точки. Ее опыт, знания
каждодневно нужны были и здесь, в
областном управлении. Да и в
финансово-кредитном техникуме
Александра Николаевна преподавала
свой предмет блестяще, о чем
вспоминают до сих пор многие его
выпускники.

Но такой уж у
нее был непоседливый характер. Она
и сама стремилась в "горячие
точки", на передовую. Сразу после
войны под Новый год ее направили в
Ербогачен помочь составить годовой
отчет, сделать капитальную
проверку. До Киренска с грехом
пополам добралась благополучно. А
дальше один путь — на самолетике
ЛИ-2 на два места — для летчика и
пассажира. Транспорт оказался еще
тот! А мороз под сорок. Гостью
упаковали в тулупы, надели огромный
меховой шлем с очками, как
противогаз. Но, пока долетели до
Ербогачена, ей казалось, что кровь
застыла в жилах. Но долг, долг
профессионала, который
вырабатывался годами, уже тогда
постоянно звал ее в дорогу, какой бы
трудной она ни была. И куда бы
Александра Николаевна ни
приезжала, в проверенных ею
пирамидах бумаг, банковских
документов ошибок не бывало.

Подкупала
она всех окружающих и сослуживцев и
необыкновенной открытостью,
доброжелательностью. Людмила
Михайловна, дочь, рассказывает, что,
когда они получили квартиру на
площади Декабристов в элитном по
тем временам доме, с Александрой
Николаевной уже через неделю
раскланивались многие знаменитые
его жильцы. Известные художники,
обосновавшиеся рядом, доктор
медицинских наук, впоследствии
академик Константин Рафаилович
Седов, главный телевизионный
"босс" шестидесятых Семен
Михайлович Дубровин, организатор и
первый художественный
руководитель Иркутского
симфонического оркестра Игорь
Александрович Соколов.

"Был грех,
— со звонким смехом вспоминает
Александра Николаевна, — один раз в
жизни воспользовалась
"полезным" знакомством. Мой
сын Сергей как раз только
заканчивал музыкальное училище по
классу волторны. Вот и замолвила
перед Игорем Александровичем за
него словечко. А тогда
симфонический оркестр гремел, я
очень любила ходить к ним на
концерты. Конечно, не только потому,
что там играл сын. Захватывала
музыка, ее мощь, красота. Не то что
нынешние попрыгунчики. Из-за них я и
телевизор в последнее время почти
не смотрю".

Наверное,
следует поведать еще об одной
"театральной" истории в жизни
Александры Масленниковой. Дружила
она и с семьей Гущиных, тоже добрыми
соседями. Не поверите, но по
характерным чертам лица в
полуторагодовалом мальчугане на
руках бабы Шуры я безошибочно узнал
на снимке ныне известного актера и
режиссера, заслуженного артиста
России Геннадия Гущина. Не поверил
мне и сам Геннадий Степанович, пока
не нашел в своем архиве ту же самую
фотографию. "И ведь правда, похож,
— не без изумления воскликнул он. И
сразу же попросил передать
Александре Николаевне земной
поклон. — Сейчас, к сожалению, я не
занят ни в одном из спектаклей. Но в
новом театральном сезоне
непременно приглашу семью
Масленниковых на премьеру нового
спектакля. Ведь подумать только —
Александре Николаевне 90 лет! В
нашей стране дожить до таких лет
уже геройство. Вот пирамида,
достойная настоящего банкира!"

К чести
банкиров сегодняшних дней, они
всегда помнят о старейшей
работнице Сбербанка. Очень
сожалеют, что в этом году
Александра Николаевна, прихворнув,
не смогла приехать на встречу
ветеранов Великой Отечественной
войны и труда. Зато живо вспоминали,
как она со своим давним партнером
Александром Петровичем Скляновым
исполняла задушевные украинские
песни, как учила молодежь, когда
профессия банкира была далеко не
престижной, что "не бывает
скучных профессий, люди бывают
скучными".

Ей и в
девяносто скучать не приходится.
Старшей правнучке Сашеньке,
названной в ее честь, уже двадцать.
"Буду ждать праправнуков. Ведь
интересно". Младшему, Ванечке,
лишь три годика, и он очень
гордится, что по счету он
"круглый", то есть десятый из
правнуков. И для каждого прабабушка
Александра находит свое доброе
заветное слово, заботливое и
нежное.

Вот такие
пирамиды у банкирши, прабабушки
Александры Николаевны
Масленниковой.

Александр
САМСОНЕНКО.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector