издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дело было. Да чуть не сплыло

Дело
было.
Да чуть не сплыло

До встречи
Нового года оставались считанные
часы. Принявший по этому случаю на
грудь водитель не смог
сориентироваться на повороте —
выскочил на полосу встречного
движения и столкнулся лоб в лоб с
иномаркой. Пассажир, сидевший рядом
с пьяным лихачом, прибыл домой уже
трупом. Оба водителя отлежали на
больничных койках по нескольку
месяцев и теперь уже больше года
поправляют свое здоровье
амбулаторно. От машин осталась куча
металлолома.

К сожалению,
такие истории на дорогах случаются
чуть ли не ежедневно. Эта
отличалась от других подобных
разве только тем, что нарушители
дорожного движения оказались
упакованными в милицейскую форму,
вооруженными, ехали они на машине с
мигалками и прочими
опознавательными знаками и
находились при исполнении
служебных обязанностей. На охране
правопорядка, так сказать. Что ж,
бывает. Не стоило бы даже эту
историю тут расписывать, если бы не
ее необычный конец: в этот раз из
внутреннего дела органов
трагическое происшествие
превратилось в законченное
производством уголовное — да еще с
судебной перспективой. О чем
свидетельствует ответ
пострадавшему за подписью
заместителя прокурора области И. Г.
Семчишина: "Уголовное дело N67004
передано в суд для рассмотрения по
существу". Прецедент
обнадеживающий, и о нем стоит
рассказать подробно. А то, судя по
обращениям в газету, многие уже
разуверились, что перед законом в
принципе равны все.

Итак, авария
случилась 31 декабря 1998 года. Один из
пострадавших — Александр Еслев —
человек,хорошо известный в
спортивных кругах, причем не только
в области, но и далеко за ее
пределами. Будучи тренером по
биатлону, он в свое время готовил
так называемый олимпийский резерв
— команду для сборной страны. Потом
Еслев ушел в бизнес, но не потому,
что решил оставить большой спорт. А
как раз наоборот — потому что не
хотел с ним прощаться. Александр
Иванович учредил собственное
предприятие и взялся зарабатывать
производственной и коммерческой
деятельностью средства для
подготовки
спортсменов-профессионалов. В тот
злополучный вечер Александр Еслев
возвращался из Братска, где был по
делам своей фирмы, в Иркутск,
надеясь успеть к встрече Нового
года в кругу семьи. Однако напрасно
супруга ждала мужа домой. Авария
произошла неподалеку от Черемхова.
От машины Еслева "Тойота —
Виста", стоившей по тем временам
89 тысяч рублей, остались три колеса.
Но главное, сам он, мягко говоря,
потерял спортивную форму. И, видимо,
навсегда. Биатлонист получил
перелом ребер, сотрясение
головного мозга и открытый перелом
ноги. Ему пришлось перенести
сложные операции — фрагмент
коленной чашечки, попросту говоря,
часть сустава, оказался просто
потерянным. И хотя после аварии
прошло полтора года, он до сих пор
хромает.

Что же
касается правосудия — оно
вершилось обычным порядком. В
сводке происшествий по личному
составу дорожно-транспортного
происшествия со смертельным
исходом, виновником которого был
пьяный милиционер на службе,
почему-то не оказалось. Милиция не
сообщила об аварии даже жене
пострадавшего, которая разыскивала
его несколько дней. Черемховская
прокуратура, возбудив дело,
отложила его, что называется, в
долгий ящик. Ни по "горячим
следам" преступления, когда
Еслев еще лежал в местной больнице,
ни когда он вернулся на костылях
домой, никто и не подумал его
допрашивать или приглашать на
какие-либо иные следственные
действия. Так прошло полгода, в
течение которого следователь
Сергей Онохов, когда Еслеву
удавалось достать его по телефону,
вежливо объяснял, что, дескать, ему
некогда, да и обвиняемому тоже.

Волокита —
обычная тактика, когда дело надо
замять. Этот прием всегда
срабатывал безотказно. Но тут номер
не прошел: Еслеву посоветовали
обратиться в службу Президента РФ.
Руководитель аппарата бывшего
теперь уже представителя
Президента по Иркутской области
Анатолий Капустенский взял дело на
контроль — этого оказалось
достаточно, чтобы с него стряхнули
полугодовую пыль. Через три дня
после визита в "серый дом" к
Еслеву явился следователь
собственной персоной и
соизволил-таки взять показания о
событии полугодовой давности. Но,
видимо, первая встреча с
потерпевшим замысливалась и как
последняя: следственные
мероприятия опять стали
откладываться. Только теперь Еслев
знал, куда идти за правдой. После
очередного запроса Капустенского
закрутилась проверка законности
приостановления следствия по
уголовному делу на целый год.
Онохову пришлось выйти из подполья
и начать работать: cрок следствия
был установлен согласно нормам УПК
— один месяц.

Производство
по делу на сей раз было завершено к
назначенной дате — в нем оказались
аккуратно подшитые положительные
характеристики милиционеров,
которые напились на службе и один
из которых пьяным сел за руль,
объяснение начальства по поводу
того, какое задание выполняли
нетрезвые стражи порядка, да
пара-тройка других бумажек, среди
которых и акт экспертизы,
подтвердивший, что водитель
иномарки Еслев не мог
предотвратить лобового
столкновения машин. Эксперимент на
дороге не производился, свидетели
допрошены не были, хотя их адреса
имеются в деле. На всякий случай
Еслев сам заручился письменными
свидетельствами очевидцев аварии,
хотя вряд ли суд засчитает их в
качестве доказательств: не
соблюдена форма.

Сегодня
трудно счесть, сколько запросов
пришлось направить Капустенскому в
органы, надзирающие за законностью.
Но факты волокиты, допущенные при
расследовании, были обсуждены на
оперативном совещании прокуратуры
области. Работники Черемховской
городской и областной прокуратур
лишились премий за то, что плохо
надзирали за ходом следствия. Что
же касается самого следователя — он
подал заявление об увольнении из
органов. А главное — суд состоится,
и приговор прозвучит.

Хотя, если
разобраться, что он может изменить
для Еслева? Сегодня Александр
Иванович на хромой ноге с
недостающим фрагментом сустава
пытается спасти остатки бизнеса.
Пока он лежал в больнице,
материальные ценности были
растащены, производственная
деятельность фирмы остановлена,
зарубежный партнер, естественно,
"накрылся". О цене
нравственных переживаний говорить
не приходится: без нее ущерб
составил 200 тысяч рублей по ценам
того времени, когда случилась
авария.

И что теперь
возьмешь с милиционера, который
тоже потерял здоровье да еще и
лишил жизни сослуживца? В
злополучный вечер находился на
службе — выполнял задание
руководства райотдела. Надо думать,
что на милицию и будет теперь
возложено возмещение ущерба. То
есть, извините, на
налогоплательщиков — на нас с вами,
того же Еслева, которые и содержат
боевых ребят.

И все же факт,
что "замятое" было дело
удалось довести до суда, означает
многое: что перед Законом равны все,
в том числе те, кто его вершит. Вот
только, чтобы доказать это,
обязательно ли обращаться к
Капустенскому? Разве без
представительства Президента РФ
торжества законности обеспечить
нельзя?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector