издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Максималист Баймеев -- свой всякому времени...

Максималист
Баймеев —
свой всякому времени…

Александр
ГОЛОСОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

"Не дай вам
Бог жить в эпоху перемен", —
сказал один мудрый человек,
очевидно, на собственной шкуре
испытавший всю прелесть и
гнусность эпохальной ломки. Нам,
россиянам, испившим до дна горькую
чашу революции, перестроек и
реформ, как никакому другому
народу, понятен истинный смысл
этого трагического
предостережения. Мы дважды за
столетие, образно говоря, ложились
спать в одной России, а просыпались
в другой — с новыми реалиями, с
иными ориентирами и ценностями, с
иным ритмом жизни.

Это
всенародное потрясение сродни
тому, как если бы человек лег спать
в купе фирменного поезда, а
проснулся бы на перронной скамейке
в исподнем, без документов и денег,
ко всему и с провалом в памяти. Ведь
после развала Союза мы все словно
бы отстали от поезда. Правда, ведем
себя в этой нелепой ситуации
по-разному: одни, впрыгнув на
подножку проходящего, пытаются
свой догнать; другие же,
прирученные сверх меры прежним
образом жизни, иной реальности не
признают и всеми силами стараются
вернуть назад ушедший в историю
бронепоезд. И лишь третьи чудаки на
свой страх и риск укладывают новую
колею и по крупицам собирают
будущий российский экспресс.

Фермер Семен
Ильич Баймеев из улуса Хабаровск (с
ударением на первом слоге"
Эхирит-Булагатского района из
последних. Он и в прежние времена
был "на белом коне) и в нынешних
"в седле". Правда, рысака
пришлось поменять на
Боливара-мерина. Но, в отличие от
киношного Боливара из
американского вестерна, который и
двоих не мог увезти, баймеевская
лошадка везет большую семью
фермера.

Баймееву
семьдесят лет, но он работает без
скидок на возраст и здоровье.
Крестьянская привычка в союзе с
характером. А характер в упряжке с
талантом сформировали в его
сознании максимализм, который и
стал его жизненной позицией. Одна
из бед России — обилие
бесхарактерных, бесхребетных
талантов, пропивающих,
проматывающих данные природой
способности. Бывшие передовики
советского производства (низкий
поклон им) — наглядный тому пример,
как в условиях уравнительной
системы оплаты труда проявляли
себя натуры незаурядные. Перебирая,
словно четки, прожитые года
Баймеева, невозможно избавиться от
впечатления, что вся его жизнь была
подчинена установлению рекордов,
завоеванию первенств, получению
наград, премий, грамот, дипломов,
призов. Передо мной большая папка
документов, свидетельствующих о
звездных моментах в его трудовой
биографии. Почетные дипломы от
райсельхозуправления до союзного
Министерства сельского хозяйства
как неоднократному участнику ВДНХ,
удостоверения победителя ударных
пятилеток. И если доперестроечная
слава хлебороба Баймеева в
качестве тракториста и комбайнера
носила эпизодический характер,
поэтому как связана была с
Байтогским совхозом, который не
отличался урожаями, то в совхозе
"Новониколаевский" в качестве
животновода слава выстелилась
перед Баймеевым сплошным красным
ковром. Это было предрыночное время
с подрядной формой организации
труда. Семь лет семейный подряд
Баймеевых творил рекорды на
откорме КРС. Семен Ильич с женой и
сыном обслуживали по семьсот голов
скота, за привесы получали до трех с
половиной тысяч рублей в месяц. Сын
Андрей учился заочно, уезжал на
сессии, приходилось брать рабочих
со стороны. Больше месяца никто не
выдерживал сверх напряженного
труда. Однако люди, как водится,
завидовали, поминали недобрыми
словами. Баймеев, по их разумению,
рвал жилы исключительно из-за
больших денег. Безусловно,
материальный стимул играл немалую
роль. Но при этом была у Баймеева
тайная мечта, и не столь уж
несбыточная. О представлении его к
званию Героя Соцтруда
проговаривались в
партийно-руководящих органах от
района до области. По трудовым
заслугам он без натяжки отвечал
высокому званию. Но что-то не
сложилось. Семен Ильич полагает,
что всему виной его независимый
характер, который мешал ладить с
начальством. Жить по максимуму с
обретениями и потерями. Обретая
себя, неизбежно что-то теряешь для
себя, и наоборот. В нашем мире
"героев наше-вашего времени"
чаще делают карьеру и добиваются
благ те, что умеет прогнуться,
угодить, услужить, смолчать…

Фермером
Баймеев стал одним из первых в
округе. Но лишь после того, как на
примере родного хозяйства понял,
что дни коллективных хозяйств в их
прежнем виде сочтены. К работе на
своей земле он был подготовлен всем
прежним опытом и психологией
передовика-индивидуала. Интуитивно
понимал, что фермерство может
оставить без портков, поэтому не
жадничал. Взял земельные паи
близких, всего около сорока
гектаров. Кредитов не брал. Первый
колесный трактор собрал из утиля,
второй списанный купил в хозяйстве
другого района. Небольшой набор
сельхозорудий получил в качестве
имущественного пая. Подержанный
зерновой комбайн купил на свои
трудовые. В землепользовании
делает ставку на пары, культиватор
и качественные семена. Эти
слагаемые гарантируют неплохой
урожай даже в засушливые годы. На
посевном материале не экономит.
Ежегодно покупает семена высоких
репродукций до трех с половиной
тысяч рублей за тонну. Земля у
Баймеева хоть картину пиши или
выставляй на конкурс. Чистая, без
сорняков, с ровной пахотой,
аккуратно обработанными краями.
Баймеев не боится
экспериментировать со сроками
сева, с глубиной заделки семян. Год
назад весна выдалась сухой. Посеял
на глубину до пятнадцати
сантиметров, думал, не взойдет
пшеничка. Но взошла дружно, осенью
после засушливого лета собрал по
пятнадцать центнеров с каждого из
двух десятков гектаров. Хозяйство и
соседи-фермеры собрали вполовину
меньше. Трудно уберечь посевы от
потрав. Скота на личных подворьях
много, пасется практически без
пастухов. Нынешним летом решил
Баймеев огородить поле. Закупил
проволоку, заготовил столбики.
Соберет родню на тайлаган (родовой
молебен) и миром огородят
фермерский надел.

У Баймеева с
десяток коров и шлейф молодняка. В
прежние годы держал до сорока голов
свиней. Но с ними много хлопот в
содержании, со сбытом мяса. КРС
удобнее и выгоднее держать. В
летнее время дважды в неделю возит
сметану и творог в Иркутск. Сметану
оптом продает фирме, производящей
торты. Сметана свежая, сладкая —
пальчики оближешь. Творог продает
на рынке. Основная доярка на
семейной ферме — невестка Наталья,
жена младшего сына Виталия, на
плечах которого торговые операции.
Молодуха окончила Иркутский
мединститут, а сын — МГИМО, работал
в торгово-промышленной палате
переводчиком с китайского.
Случилась скверная история, в
которой парня подставили.
Разобрались, просили вернуться.
Отказался. Еще остра обида. А
недавно из Улан-Удэ к родителям в
Хабаровск переехала дочь Виктория
с детьми и мужем. Фермерский ковчег
Баймеевых сразу пополнился на семь
внуков, а всего их пока пятнадцать.
Зять Анатолий работает электриком,
дочь с дипломом технологического
института — домохозяйка. Средний
сын Андрей работает управляющим
отделением АО
"Новониколаевское". Случается,
что акционер Баймеев берет взаймы
дизтопливо у фермера Баймеева.
Комментарии, как говорится,
излишни. Старший сын Баймеевых,
Сергей, военврач-хирург, служит во
Владивостоке. В прошлом году Семен
Ильич ездил к нему на операцию по
удалению камней одного из органов.

— Лучше
носить камни в органах, чем за
пазухой, — шутит Баймеев. — Меня,
случалось, обижали. Пообещают,
объявят, а потом забудут. Так было с
машиной, с трактором. Я обиды не
держал. Необязательные люди,
особенно начальники, как
больные.Какой с них спрос?..

В США во
главу угла всей общественной жизни
поставлена эффективность всех и
каждого человека в отдельности. У
эффективности масса слагаемых:
обязательность, уживчивость,
профессионализм и так далее.
Эффективные люди, подобные
Баймееву, — свои всякому времени. Их
основные претензии всегда к себе, а
не к другим и уж тем более не ко
времени. Тогда как люди с дефектом
собственной эффективности нередко
ругают время, приписывая ему наши
беды, награждая нелестными
эпитетами: смутное, тяжелое время и
даже военное… Создается такое
впечатление, что всех нас творит по
своему образу и подобию недоброе,
суровое к человеку время. А между
тем наши претензии к нему — это
известный иск кривой рожи к
зеркалу. У Баймеева нет исков ни к
прошлому, ни к настоящему.

Хотя
симпатии его в большей мере
принадлежат прошлому. Это
выражается в том, что он голосует за
КПРФ и Зюганова. Голосует сердцем,
понимая умом, что ни то, ни другое
для новой России неэффективно, что
им движет ностальгия по тем
невозвратным временам, когда он жил
по максимуму…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector