издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Драма на автостраде

Драма
на автостраде
Правда без
прекрас

Леонид БОГДАНОВ,
журналист

Беда, о
которой пойдет речь, случилась
более четверти века назад с нашим
прославленным земляком — дважды
Героем Советского Союза генералом
армии А.П. Белобородовым. В
литературе об этой беде,
нежданно-негаданно свалившейся на
него, обычно только упоминают. Не
стал исключением и мой очерк о
ратных делах земляка, вышедший
отдельной книжкой в 1997 году. Я
ограничился самыми скупыми
сведениями о том, что командующий
войсками Московского военного
округа А.П. Белобородов попал в
автокатастрофу и стал инвалидом.

Однако
страсть к "переписыванию
истории" в большом и малом
охватила ряд авторов. Овладела она
и журналистом Юрием Шумайловым,
подвизающимся последнее время в
газете "Усольские новости". В
небольшой заметке "Были в Сибири
генералы и будут" он так,
например, живописует случившееся с
Белобородовым: "Тогдашний
министр обороны маршал Гречко ушел
в небытие, и на эту главную военную
должность должен был заступить А.П.
Белобородов. Его срочно пригласили
на заседание политбюро. Но по
дороге на Минском шоссе произошла
авария. Почему-то именно на этом
тракте погибали известные
политические и военные деятели. На
машину Белобородова с косогора
скатился асфальтовый каток. Шофер
отделался легкими ушибами, а
генерал остался без ног".

В
приведенной цитате все — буйная
фантазия автора и его полная
историческая малограмотность.
Судите сами.

Маршал А.А.
Гречко не умер в 1967 году, а как раз
занял пост министра обороны страны.
До него в течение десяти лет
министром был маршал Р.Я.
Малиновский. Он скончался 31 марта
1967 года, и Афанасий Павлантьевич
хоронил его на Красной площади.
Урна с прахом покойного министра
была установлена в Кремлевской
стене. До автокатастрофы с
Белобородовым оставалось еще
четыре месяца. Не возникало и
никакой проблемы с кандидатурой
преемника военного министра. Ведь
заместителями Малиновского были
маршалы А.А. Гречко, М.В. Захаров, Н.И.
Крылов, И.Х. Баграмян — каждый из них
мог занять эту высшую должность в
Вооруженных силах. Выбор
политического руководства пал на
А.А. Гречко, который, как и М.В.
Захаров, являлся 1-м заместителем, к
тому же имел еще опыт работы с
военными руководителями
социалистических стран, будучи
семь лет Главкомом Объединенных
Вооруженных Сил государств —
участников Варшавского договора.

Поэтому
безапелляционное заявление автора
заметки, что "на главную военную
должность должен был заступить А. П.
Белобородов", нереально.
Практически командующий войсками
даже столичного военного округа
стать сразу министром не мог. Для
этого надо было побыть какое-то
время Главкомом одного из ведущих
родов войск, одновременно являясь
заместителем министра.
Субординация в армии всегда было ее
основой.

Непонятно и
другое: почему, по версии Ю.
Шумайлова, надо было Белобородову,
"срочно приглашенному на
заседание политбюро", ехать по
роковому Минскому шоссе? Ведь штаб
МВО и квартира командующего
находились в самой Москве,
сравнительно недалеко от Кремля.

О том, как все
произошло на самом деле, я узнал от
самого Афанасия Павлантьевича
вскоре после того, как случилась
беда.

Белобородов
не любил показухи, которая входила
тогда в армейскую обыденность. Так,
например, свои поездки по
соединениям округа он не
афишировал и не собирал толпу
сопровождающих. Ездил один с
водителем и даже его не ставил об
этом в известность заранее. Это
делало его появление в соединении
неожиданным и давало ему
возможность увидеть более
объективную картину боевой
подготовки.

Так было и в
тот раз. Только сев в машину,
Афанасий Павлантьевич назвал
водителю соединение, которое он
решил посетить. Заранее этого не
знал никто. Поэтому он сам отмел
одну из версий следствия — о
преднамеренном покушении. Замечу,
кстати, что сделанное Ю. Шумайловым
замечание: "Почему-то именно на
этом тракте (Минском шоссе. — Л.Б.)
погибали известные политические и
военные деятели", — является
также грубым передергиванием
фактов. Никто из военных деятелей
на Минском шоссе в мирное время не
погибал, и только через тринадцать
лет после случая с Белобородовым, а
именно в 1980 году, недалеко от Минска
трагически оборвалась жизнь Петра
Машерова — одного из организаторов
партизанского движения в
Белоруссии, первого секретаря ЦК
компартии республики.

Любая дорога
— зона повышенного риска. Так было
раньше, ничего не изменилось и в
наши дни. Несчастливым стечением
обстоятельств считал свою беду и
Афанасий Павлантьевич. В то раннее
утро дорога была пустынной. Они шли
на большой скорости, т.к. весь
транспорт здесь двигался в одном
направлении. Еще вдали увидели
рейсовый автобус, который вскоре
встал на остановке. Они приняли
чуть левее, но в то мгновение, когда
поравнялись с автобусом, из-за него
выкатился асфальтовый каток. В него
они и врезались с ходу.

Придя в себя
в больнице, Белобородов написал
заявление с просьбой никого не
привлекать к ответственности: ни
водителя машины, ни водителя катка.
Кстати, медики сохранили ему обе
ноги.

А мне генерал
подарил тогда накануне вышедшую
свою книгу "Ратный подвиг" и
фотографию с автографом:
"Богданову Л.Г. На память земляку.
А. Белобородов".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер