издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Старик Фрейд сильнее компьютера

Старик
Фрейд сильнее компьютера

Неврозы
стали настоящим бичом современных
горожан. По некоторым данным,
каждому второму жителю Москвы, а
также других крупных городов было
бы желательно хотя бы один раз в
пять лет проходить лечение в
клиниках, где помогают при так
называемых "пограничных
состояниях". Но в реальности в
эти лечебные учреждения попадают
пациенты, страдающие тяжелыми
формами заболевания. А на легкие
формы никто не обращает внимания.
Между тем такие проявления
неврозов, как различные виды фобий
— безотчетный страх перед
замкнутым пространством, перед
высотой, перед каким-то недугом или
полетом в самолете и так далее —
встречаются едва ли не у каждого
второго горожанина.

Психологи
университета Эмери из
американского города Атланта
предложили лечить фобии абсолютно
новым способом: с помощью
компьютерных игр. Пациентов будут
погружать в виртуальную
реальность; для этого
предполагается использовать
варианты хорошо известных
компьютерным игрокам "аркадных
игр", дополненные хорошо
срежиссированным звуком и дающие
возможность полного "эффекта
присутствия". С помощью
"игротерапии" психотерапевты
намерены создавать виртуальную
грозу для тех, кто ее боится, или
виртуальный самолет, или
виртуальное бревно над виртуальной
пропастью для тех, кто боится
высоты. Пока пациент
"вживается" в ситуацию фобии,
врач указывает ему пути выхода из
нее.

Хотя новая
методика может показаться
революционной, но основа ее —
хорошо забытое старое. До появления
психоанализа самым передовым
методом излечения страхов считался
гипноз. Врач заставлял
находящегося в гипнотическом сне
пациента заново пережить ситуацию,
которая вызывала у него страх, и
давал установку: "Не бойся!".

Есть ли
преимущества у новой
"компьютерной" методики по
сравнению с открытым Фредом
психоанализом, который сейчас
считается самым распространенным
способом излечения фобий? Скорее
нет, чем есть. "Виртуальный
вариант" можно назвать
"быстрым обезболиванием",
способным отказать именно в тот
момент, когда пациент попадает в
ситуацию фобии, которая не была
"проиграна" у компьютера.
Другое дело — психоанализ. Вот что
рассказывает научный сотрудник
лаборатории "Личность и
стресс" психологического
факультета МГУ Ольга Квасова: "
Работа психоаналитика — долгий
процесс, в результате которого
психолог должен "докопаться"
до той травмирующей ситуации,
которая когда-то вызвала фобию. И уж
если это действительно сделано
профессионально, страх уходит
навсегда. Порой травмирующие
ситуации могут быть связаны с
фобией самым причудливым
образом."

Скажем,
пациент панически боится дождливой
погоды. Долгие беседы с ним помогли
выяснить, что он в Чечне попадал под
бомбежки и обстрелы. Эта ситуация и
стала травмирующей — ведь во время
грозы бывает гром, а он постоянно
напоминает о пережитых бомбежках.
Следовательно, необходимо было
"распутать" эту связь и снять
страх. Если бы вместо частых бесед с
пациентом врач начал бы
моделировать на компьютере
"грозу", не пытаясь понять
причину страха, это могло бы только
усугубить болезнь.

Но
психоанализ — вещь дорогая. Работа
с пациентом может длиться
несколько лет. Здесь, по-видимому, и
кроются причины создания
"виртуального варианта". Ведь
лечение с его помощью обойдется
намного дешевле. Хотя с открытым
гениальным ученым методом
психоанализа конкурировать не
сможет.

Алла
Астахова.
Газета "Сегодня" от 11 августа
двухтысячного года.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное