издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Армия -- зеркало общества

Армия —
зеркало общества

27 августа исполняется 70 лет
со дня образования Забайкальского
регионального управления
Федеральной пограничной службы
России. Из пресс-службы ЗабРУ ФПС
нам передали статью заместителя
начальника ЗабРУ генерал-майора
Олега Есаулова, подготовленную
специально для
"Восточно-Сибирской правды".

— На одном из
последних заседаний Военного
совета Забайкальского
регионального управления ФПС
России обсуждался вопрос о шефской
работе и военно-патриотическом
воспитании молодежи.

На наше
приглашение поучаствовать в этом
совещании откликнулись
представители четырех субъектов
Федерации нашего региона. В ходе
разговора прозвучали удручающие
цифры.

До 6%
призванных на службу в
погранвойска молодых людей имеют
явные отклонения в
нервно-психической устойчивости.
Вы можете представить себе такого
пограничника, выходящего с боевым
оружием в наряд по охране границы?

Каждый
шестой призывник прибывает в часть
с недостатком веса. Большинству из
них мы вынуждены назначать
дополнительное питание. В ходе
повторного медицинского
освидетельствования более 5%
молодых солдат признаются не
годными к службе в войсках.

По сравнению
с 1991 годом более чем в два раза
увеличилось число новобранцев,
которые до призыва в армии нигде не
работали и не учились. Сегодня
каждый восьмой военнослужащий
срочной службы воспитывался без
родителей, или в неполных семьях.
Отсюда резкий рост числа
призывников, которые совершали в
прошлом преступления, имели
приводы в милицию.

Это говорит о
том, что далеко не все благополучно
обстоит в нашем общем доме, в нашем
обществе. Если в армейскую среду
вливаются молодые люди с
устоявшейся привычкой к агрессии,
то, значит, в самом обществе
взаимоотношения строятся на силе
кулака, что не может считаться
моральным явлением в общественном
устройстве.

Родители
понимают, что такая ситуация
отражается не лучшим образом на
обстановке в войсках. Боясь за
судьбу своих детей, они иногда
просто увозят с собой детей,
убедившись, что какая-то угроза их
благополучия все же существует.

Нет-нет, да и
встречаются факты, когда
военнослужащие по призыву пытаются
всячески уклониться от прохождения
службы. Отдельные солдаты
прибегают даже к шантажу или
попыткам к самоубийству.

Не все
нормально и в образовательной
системе страны, если войска, в том
числе и пограничные, обретают
какой-то непонятный социальный
статус: лишь 60 процентов
военнослужащих имеют средний
общеобразовательный уровень, а
остальные — основной
общеобразовательный (9 классов),
начально-профессиональный и
средне-профессиональный. Остается
только с грустью и сожалением
вспоминать время, когда отбор в
пограничные войска производился
по-настоящему качественный.

Чем это в
конце концов может обернуться, если
все будет оставаться без изменений?
Прежде всего это угрожает будущему
нашей страны. Государству не
удается переломить тенденцию, при
которой большая масса людей не
может найти себя в этой трудной
жизни, чтобы иметь материальную
возможность дать своим детям
нормальное образование и
обеспечить достойную жизнь семье.

В обществе
должно измениться отношение к
оценке труда учителей. Униженный,
он не даст полноценного
образования и воспитания
подрастающему поколению. Правда,
общество, кажется, начало понимать,
что не все правильно в его нынешнем
устройстве и начинает постепенно
выправлять ситуацию.

Считаю
верным обращение к патриотическому
воспитанию. Если у молодого
человека не привито чувство любви к
Родине, то основное уставное
требование о верности служению
Отечеству просто не будет иметь для
него смысла. Поэтому заслуживает
одобрения возобновление начальной
военной подготовки в школах,
возрождение традиций, связанных с
историческими событиями,
происходящими в стране. Наконец-то
наши средства массовой информации
стали больше рассказывать о
подвигах, которые совершают люди в
погонах, чтобы молодежи было на
кого равняться, чтобы примером для
подражания служили истинные герои,
а не те, кто имеет много денег, чаще
всего и добытых-то нечестным
трудом.

Еще одна
очень серьезная проблема —
неукомплектованность офицерскими
кадрами воспитательных структур.
На сегодняшний день это всего 60
процентов от необходимого
количества.

Большую
часть вопросов в связи с этим могли
бы снять прибывающие на службу
выпускники пограничных вузов. Но, к
сожалению, в наши пограничные
институты сегодня идет немало
молодых людей не для того, чтобы
служить на границе, а чтобы
получить бесплатное юридическое
образование. Пять лет учебы,
диплом… и больше никакие
обязательства и нравственные
принципы их с пограничными
войсками не связывают. Ежегодно
более 20% выпускников пишут рапорты
о том, что не желают служить.

В прошлом
году мне довелось быть
председателем государственной
аттестационной комиссии в
Хабаровском пограничном институте.
Специально выделил в своем графике
время, чтобы побеседовать с каждым
из более чем 30 выпускников, которые
должны были отбыть в Забайкалье.
Никто из них тогда даже словом не
обмолвился, что, мол, не желает
ехать к месту назначения. И только
потом 8 лейтенантов, прибывших сюда,
с ходу написали рапорта о нежелании
служить в ЗабРУ.

Все наши
просьбы о том, чтобы на
государственном уровне были
приняты законы, устанавливающие
выпускников ответственность за
уклонения от службы после
окончания пограничных вузов, так и
не услышаны в Москве.

В последнее
время мы пытаемся сломать
сложившуюся систему, когда в
Хабаровский пограничный институт
принимают либо хабаровчан, либо
жителей Хабаровского края. Как
только разговор заходит о том, что
молодому лейтенанту необходимо
ехать за пределы родного края,
находятся тысячи причин: и мама
больна, и жене противопоказан
отъезд… Поэтому вот уже второй год
подряд в этот институт поступают
выпускники лицейского класса
пограничной направленности
читинской средней школы N 1.
Надеемся, что через пять лет,
заслужив лейтенантские погоны, они
вернутся для прохождения службы на
забайкальской заставе.

Парадоксально,
что дети пограничников не могут
стать преемниками отцов, потому что
не получают хорошего образования,
достаточного для поступления в
вузы. Причина одна —
неукомплектованность
провинциальных школ
квалифицированными педагогами. В
этом году мы разослали письма, в
которых командование просило
содействия детям офицеров при
поступлении и снисхождения при
конкурсном отборе.

Неоднократно
я обращался к заместителю
директора ФПС с вопросом, о том,
чтобы, как раньше, абитуриентов
специально готовили для
поступления. Когда-то, будучи
сержантом, я поступал именно так.
Нас собирали всех вместе в одном из
пограничных отрядов, и гражданские
преподаватели в течение двух
месяцев готовили нас к
вступительным экзаменам. Сейчас же
собираем их только для проверки
физических данных, а по уровню
знаний им трудно соперничать,
особенно с теми, кто готовится при
вузах. Вот и становятся
вступительные экзамены
труднопреодолимым барьером для
наших военнослужащих. Поэтому
нужны специальные занятия. Но без
целевого финансирования это трудно
сделать. И мы продолжаем настаивать
на том, что система отбора
пограничных кадров не должна
концентрироваться в одном месте.
Отбор абитуриентов, точно так же,
как и распределение выпускников,
должен проводиться с учетом
интересов заказчиков, т.е.
представителей региональных
управлений, отрядов, застав. А пока
приходится доукомплектовывать
штаты офицерами, подготовленными
на курсах ускоренного обучения.

Но все, что
делается нами, окажется лишь
полумерами, которые не смогут
внести существенных изменений в
среду военнослужащих, если
общество не обратит серьезного
внимания на подрастающее
поколение, не изменит своего
отношения к людям в погонах. Для
этого мы и стараемся встречаться с
общественностью.

Не упускаем
возможности сотрудничать с
комитетами солдатских матерей,
хотя это непросто делать из-за их
устойчивого негативного отношения
к армии. Как правило, они видят
только одну сторону медали —
отрицательную. Объясняем им, что из
молодого человека с вполне
устоявшимися взглядами на жизнь за
два года невозможно сделать
идеального солдата.

Года три тому
назад с пакетом конопли был
задержан один из военнослужащих
срочной службы. Боясь
ответственности, он решил
покончить жизнь самоубийством,
вернее сымитировать его. Пришлось
вертолетом доставлять его в
больницу для оказания
квалифицированной помощи. Позже
мама и брат стали высказывать
претензии: мы, мол, вам сына
доверили, а от вас чуть труп не
увезли… Тогда я дал им почитать
письма, которые были обнаружены в
вещах их сына. Когда они прочли
откровения его друзей с
"гражданки" и его собственные,
тема разговора была исчерпана.

Служебный
стаж в более чем три десятка лет
дает мне право делать некоторые
выводы. Все наши беды — следствие
проблем, возникших в государстве. В
условиях недофинансирования
трудно говорить об охране
государственной границы в должном
ее понимании. Поэтому хотелось бы,
чтобы руководство страны от
деклараций и лозунгов перешло к
делу. Только тогда мы ощутим
позитивные результаты. А пока
приходится изыскивать свои способы
решения служебно-боевых задач,
связанных с надежной охраной
границы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер