издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Наши люди служат добросовестно"

"Наши
люди служат добросовестно"
В 1999
году Иркутская военная прокуратура
признана лучшей в России

Владимир
КИНЩАК, "Восточно-Сибирская
правда".

"Прокурор" происходит от
латинского "procuro" (забочусь,
управляю). В России прокуратура
была основана Петром Первым в 1722 г.,
когда великий реформатор понял, что
без жесткой "заботы", без
надзора за соблюдением законов
сподвижники разворуют державу до
того, как удастся ее преобразовать.

Военная прокуратура
Иркутского гарнизона была
учреждена спустя 220 лет после указа
Петра — 25 августа 1942 г. Первым
военным прокурором Иркутска был
назначен военный юрист второго
ранга тов. Гаврилов.

За 58 лет
личный состав прокуратуры
обновлялся много раз. Только
прокуроров поменялось 17. Но есть в
этом учреждении человек, который
помнит всех своих прежних
начальников. Вера Алексеевна Малых
пришла на работу в прокуратуру в 1951
году и работает в ней по сей день, в
канцелярии. Именно она рассказала,
что сначала военные юристы
располагались на ул. Чехова, в доме
с мемориальной доской, затем на ул.
Дзержинского, напротив Дома
кузнеца, а с 1965 года — на 6-й
Советской, 14/1. (Говорят, что в этом
старинном, красного кирпича доме
находилась когда-то контрразведка
Колчака). Сюда я и приехал 24 августа,
чтобы поздравить работников
военной прокуратуры Иркутского
гарнизона с 58-м "днем
рождения".

С военным
прокурором заслуженным юристом
Российской Федерации полковником
юстиции Сергеем Самойловым
встретиться не удалось. Но и беседа
с его заместителем подполковником
Николаем Ушаковым оказалась весьма
содержательной. Николай Иванович
заинтриговал меня в первую же
минуту разговора, сообщив, что
Иркутская военная прокуратура по
результатам своей работы в 1999 г.
признана лучшей в России среди
примерно полутысячи других военных
прокуратур.

Ушаков
привел цифры, из которых
получалось, что и в 2000 году лучшая
военная прокуратура работает не
впустую.

За шесть
месяцев этого года закончено
производством 63 уголовных дела, 56
дел направлено для рассмотрения в
Иркутский гарнизонный военный суд.
Семь уголовных дел прекращено.
Результативность следствия в 2000
году составила 88%. Фактически все
дела, которые возбуждает
прокуратура, направляются в суд.
Это очень высокий показатель. Мало
того, что все 63 дела закончены в
установленный законом
двухмесячный срок. 50 дел завершено
в срок до одного месяца. А в шести
случаях приговор суда вынесен до
истечения месяца со дня совершения
преступления. Оперативность работы
прокуратуры — 100%. Выше не бывает!

— Что
стоит за этими цифрами, Николай
Иванович? С какими преступлениями
приходится иметь дело военной
прокуратуре?

— О некоторых
из них известно в городе, — сказал
Ушаков. — Старший следователь
Волков, сейчас уже помощник
прокурора, в двухмесячный срок
закончил в этом году два дела об
убийствах. Одно из них оказалось
заказным.

В старой
емкости с ракетным топливом был
обнаружен труп коммерсанта. Мы этот
труп достали и очень быстро нашли
киллера. Им оказался офицер одной
из частей ПВО. 1 февраля он совершил
убийство, а уже 15 апреля военный суд
приговорил его к 15 годам лишения
свободы.

Еще одно
убийство, о котором рассказал
военный юрист, произошло год назад.
Все началось с "пустяка". В
прокуратуру пришел гражданин Н. Он
попросил разобраться с солдатом,
который ночью разбил кирпичом
стекло его автомобиля. Следователь
Волков занялся проверкой
заявления. Хулиганом оказался
дезертир, которого давно
разыскивало командование части. А
вместе с ним, как выяснилось,
ударился в бега второй
военнослужащий. Было немедленно
возбуждено уголовное дело по факту
самовольного оставления части
рядовыми Рябченко и Тюкачевым.
Тюкачева нашли через месяц в
Красноярске. Во время допроса
следователь Волков убедил
дезертира покаяться в грехах.
Тюкачев покаялся и рассказал о том,
как они вдвоем с Рябченко убили в
Ново-Ленино старушку. Старушка была
бабушкой сослуживца. С ним они
несколько раз ходили в увольнение и
проводили время на квартире у
бабушки. В этот раз бабушка не
успела напоить гостей чаем. Ей
набросили на шею удавку, а затем
зарезали ее. Квартиру ограбили.

Вскоре был
арестован и Рябченко — в Ростове на
квартире у подружки. Это было 1
января. А уже в феврале оба
преступника были осуждены. Тюкачев
получил 17 лет лишения свободы, а
Рябченко — 9 лет.


Скажите, эти мерзавцы были
психически здоровы?

— Да!
Медэкспертиза показала, что они
вполне вменяемы и годны к военной
службе.

— Меня
еще удивляет, что они сами
признались в преступлении, в
котором не были уличены.

— У нас очень
высокий уровень подготовки
следователей, — объяснил
подполковник. — Они все закончили
юридический факультет военного
университета Министерства обороны.
С гордостью могу сказать, что наш
следователь по своему уровню
подготовки на голову выше любого
следователя любой прокуратуры. Наш
следователь может работать по
любой категории дел.

— Уж если
мы заговорили о дезертирах, то
скажите, как вы сейчас разбираетесь
со случаями уклонения от воинской
службы? Помнится, по случаю 55-летия
Победы беглецам была объявлена
амнистия.

— Да,
государство у нас гуманное и каждый
год объявляет амнистию дезертирам.
Особенно это стало популярным в
последнее время. Но сначала давайте
поговорим о мотивах дезертирства.
Раньше главной причиной бегства
была "дедовщина" — неуставные
взаимоотношения. Сегодня ситуация
изменилась. Неуставных отношений
практически нет. Сейчас бегут из-за
откровенного нежелания служить!
Спрашиваешь:

— Тебя
кормили?

— Кормили.

— Командиры
обижали?

— Нет.

— С
сослуживцами конфликты были?

— Не было.

— Почему
ушел?

— Не хочу
служить, и все! Я лучше сяду в
тюрьму, но в армии служить не буду.

Получается,
что для этих пацанов лучше стать
бандитом, чем солдатом.

Есть другие
варианты: "Хочу служить поближе к
дому, к маме". Наши дети не
подготовлены к службе в армии ни
морально, ни физически. Они не
готовы к суровым условиям мужского
коллектива, к повышенным армейским
требованиям. Поэтому бегут.

В этом году
было около 20 дел, связанных с
дезертирством. Результат один. Либо
дисциплинарный батальон, либо
тюрьма — в зависимости от
обстоятельств. Те, кто попал под
амнистию и был возвращен в часть,
зачастую бегут вторично. Тогда
однозначно — приговор военного
суда!

Военная
прокуратура отмечает рост в армии
корыстных преступлений. По мнению
подполковника, прослеживается
прямая зависимость между
задержками в выплате денежного
довольствия военным и ростом
воровства.


Генералитет трогаете?


Генералитет мы не трогаем,
поскольку на территории Иркутского
гарнизона всего пять генералов. Но
командиров частей привлекаем.
Неприкасаемых в гарнизоне нет. Вот
совсем свежее дело. Зам. командира
части пытался несколько дней назад
вместе с начальником склада
совершить со склада хищение 2800
наволочек.

В этом году
прокуратура закончила уголовное
дело, связанное с кражей цветных
металлов. Три офицера (два майора и
старший лейтенант) промышляли тем,
что рубили у себя в части кабели,
обеспечивающие работу
стратегически важного объекта,
обжигали их в лесу и продавали. Все
трое осуждены.

Офицеры и
прапорщики "тянут". И если
раньше это часто случалось по
пьянке, то сегодня это делается
изощренно, с привлечением
гражданских подельников.

— Не так
давно чекисты показывали по
телевидению эшелон с крадеными
запасными частями к танкам,
задержанный на товарной станции в
Иркутске. Вы занимаетесь этим
делом?

— Нет. Эшелон
пришел из Бурятии. Это работа
военной прокуратуры в Улан-Удэ.

Кроме
уголовных дел, иркутская военная
прокуратура занимается
арбитражной практикой. Ее задача —
защита экономических интересов
вооруженных сил в тех случаях,
когда в арбитраж поступают иски к
коммерческим структурам в пользу
Министерства обороны.

В условиях
безденежья армии военные вынуждены
заниматься коммерцией. Но наши
командиры очень доверчивы и часто
безграмотны в правовом отношении, —
объясняет подполковник. — Они
доверяют огромные ценности
сомнительным людям, сдают в аренду
здания, технику, получают за это
копейки. Нам приходится
вмешиваться, взыскивать с
недобросовестных коммерсантов
деньги.

Другое
важное направление работы
прокуратуры — защита прав
военнослужащих и членов их семей.
Прокуратура регулярно проводит
проверки и, бывает, направляет в суд
иски по защите прав и интересов
военнослужащих.

Такие иски
рассматривались недавно в
Кировском и Октябрьском судах. В
отношении офицеров одной из
спецслужб не выполнялась льгота по
оплате жилья и коммунальных услуг.
Прокуратура выиграла иск.

Постановлением
мэра г. Ангарска военнослужащие
были лишены бесплатного проезда в
общественном транспорте. Военная
прокуратура добились, чтобы это
постановление было отменено.


Сегодня носить форму офицера
Российской армии трудно. Не всякий
на это способен. Многие не
выдерживают. Уходят. А как обстоят
дела в лучшей военной прокуратуре
России?

— После того
как в 91-м году правительство
повернулось лицом к нуждам военной
прокуратуры, нам стало легче.
Уменьшилась текучесть кадров. У нас
люди служат, и служат
добросовестно.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер