издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хочешь победить -- нанеси врага на ягодицу

Хочешь
победить —
нанеси врага на ягодицу

Владимира
Корочанцев

В Австралии, первыми
поселенцами которой были
каторжане, один шутник щеголял в
ожерелье, обозначенном точками на
шее. Надпись под ним гласила:
"Отсекать по пунктирной
линии". Это не только отражает
полет художественной фантазии
носителя текста, но и напоминает о
тесной связи татуировки с
субкультурой уголовного мира.

Возможно,
один из истоков татуировки—
позорное клеймо, выжигавшееся на
плече каторжанина. На протяжении
своей долгой истории жанр накожной
живописи знал много ответвлений, в
том числе самых неожиданных. Так, в
первую мировую войну британские
томми (солдаты) в знак своего
презрения к германскому императору
Вильгельму носили его лик… на
ягодицах. Это отражает вторую
генеалогическую линию, связывающую
современную художественную
татуировку с родоплеменной
символикой, к которой прибегали
наши предки. Так, воинственные
праотцы томми — древние британцы —
раскрашивали тело красителем,
выделенным из растения вайда, чтобы
вселить страх в души врагов. К
сожалению, сведения о том, какие
сюжеты были закреплены за
ягодицами, не сохранились.

Tatoo —
татуировка — одно из немногих
полинезийских слов, прокравшихся в
английский язык. В значении
"метка" его привез с Таити в 1796
году капитан Кук.

В старину
татуировку часто рассматривали как
талисман, помогающий преодолеть
страх перед неведомым, прогонять
силы зла, уберечь от дурного глаза
или болезни. Позднее они
использовались как метки племени,
признак социального статуса или
эмблемы профессиональной
принадлежности. Африканцам они
заменяли визитные карточки: сразу
ясно, кто перед тобой — холостой или
женатый, девушка или замужняя.

Иные
заботливые родители накалывали на
теле детей изображения
богов-покровителей. Некоторые
рисунки шли еще дальше:
перебрасывали мостик в иной мир. В
Бенгалии, к примеру, считали, что
человеку трудно рассчитывать на
рай без татуировки. А вот Библия
против каких-либо рисунков или
надрезов на человеческом теле.

На Запад
искусство татуировки завезли
моряки из Китая, Бирмы и Индии.

Разрисовка
торсов приняла среди матросов
такой размах, что этого поветрия не
избежал и английский король Георг V
в бытность его гардемарином.
Морские волки считали, что, нанеся
на тело соответствующие сюжеты, они
сделают его желанным для женщин.
Попутно таилась надежда, что, если
судьба отвернется и судно потерпит
крушение, то близкие по этим меткам
смогут опознать их выброшенные на
берег бездыханные тела. Однако
имелся здесь и оптимистический
подтекст: сам факт подготовки к
беде должен был отвести ее,
отпугнуть морских демонов…

Ну а ныне
татуировка гуляет по всему миру,
кого-то обольщая, а кого-то
отпугивая.

Как всегда, в
числе лидеров — Америка.
Превращению телесной живописи в
массовую моду во многом
способствовал пример таких
"звезд", как Шер, Деннис Родман,
Мариса Томей, Минни Драйвер и
многих других, бесстрашно
покрывавших свои нежные тела
самыми экзотичными наколками.
Выполнение заказов занимает у
мастера от одного часа до
нескольких недель, если клиент
решает превратить свое тело в
картинную галерею. Это тот случай,
когда искусство требует просто
нечеловеческих жертв. Однако
художники, промышляющие нанесением
татуировок, уверяют, что
большинство заказчиков рано или
поздно возвращается в их
мастерские с новыми, все более
сложными заказами…

Любая
татуировка несет в себе сгусток
информации о своем хозяине. В том
числе и такой, от которой ее
повзрослевший носитель нередко
желает избавиться. Так произошло, к
примеру, с калифорнийцем Мейсоном
Фомом, который не может без дрожи
смотреть на выведенные на его теле
слова типа "Гангста 126" или
горестное резюме: "Нельзя любить
суку".

"Я не хочу
демонстрировать людям, что был
членом хулиганской шайки, — говорит
Фом. — Да и полиция то и дело
останавливает меня из-за
вызывающих татуировок". Мейсон —
один из тех, кто включился в
движение "Забудем прошлое".
Вместе с приятелями он записался в
очередь в медицинский центр в
Лонг-Биче. Но удаление татуировок —
операция еще более болезненная,
долгая, да и дорогая, чем нанесение.
В центре их стирают с помощью
сложного лазерного прибора,
разлагающего тушь на крошки. Фому
необходимо пройти еще сто сеансов,
чтобы снять с себя клейма.

Широкий
размах приняла телесная живопись и
на другом конце света — в Южной
Африка. Исторический отечественный
продукт вернулся сюда из-за
кордона, как это некогда произошло
с русскими сапожками.

"Мы не
исключение в этом стремящемся к
красоте мире, — не без пафоса
объявил мне Сэм Мате из журнала
"Драм". Если в прошлом
татуировка в ЮАР была маркой
рокеров и проходимцев, не один год
отмотавших на тюремных нарах, то
теперь она— последний писк моды.
Знаменитые певцы и теледивы
щеголяют ею с подмостков и экрана.
Очередь клиентов, записанных в
студии тату в пригороде
Йоханнесбурга, напоминает
справочник "Кто есть кто" в
южноафриканском шоу-бизнесе. Среди
них музыканты таких знаменитых
здесь групп, как "Гетто Лув",
"Пророки города Да",
"Абашанте", "Э’Смайл". За
одну татуировку они выкладывают
сотни рандов. Для просто
южноафриканца это целое состояние.

Пугливые
девочки из небольшой группы
"Гетто Лув" отважно выставляют
напоказ свои татуировки и на сцене,
и вне ее. "Они — наш символ и могут
рассказать о нас больше, чем мы
сами", — говорит ведущая
танцовщица Иоланда Ндиниса по
прозвищу Богиня. Детство ее прошло
в Кейптауне. Тогда татуировка в ЮАР
была, по ее словам, "уделом
белых". но теперь — демократия, и
подтверждение ее торжества она
носит на левом плече: витиеватый
китайский иероглиф. "Он означает
"опасный", — гордо говорит она.

Есть у
Иоланды и еще один рисунок в месте
более интимном — на ее круглой
ягодице. Это абстрактный рисунок,
видимо, предназначенный для глаз
истинных ценителей. Обе наколки
обошлись в 700 рандов.

У самой юной
участницы группы Джито Балойи на
плече разместился скорпион, а на
спине — китайский символ. Джито
говорит, что в обоих рисунках
зашифрованы ее мечты и жизненные
цели. Скорпион — крайне опасное
существо, а иероглиф означает
"любовь".

Королева
Сесоко, прима группы
"Абашанте", без ума от накожных
рисунков. Между плечом и грудью у
нее порхает бабочка,
символизирующая ее желание высоко
воспарить в музыкальном искусстве.

Есть среди
любителей тату фанаты,
утверждающие, что рисунки на коже —
их послание людям. Так они и ходят
по жизни, как почтовые конверты, в
ожидании, когда их прочтут.

"Эхо
планеты".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное